Как открыть семейный детский дом в россии

Как открыть семейный детский дом в россии

Как организовать свой детский дом

Детские дома семейного типа являются хорошей альтернативой государственным учреждениям для детей-сирот. В таких домах детей воспитывает супружеская пара, за которой закрепляется опекунское право. А малыши воспринимают семейную пару как маму и папу.

Какими бывают семейные детские дома?

Среди детских домов семейного типа выделяют следующие виды.

Семейный городок может состоять примерно из 8-10 домов, которые заняты одно-двумя семьями. Возле этого городка строится целый поселок, в котором находятся досуговый центр, школа, садик, пункт оказания медицинской помощи, спортивные площадки. Родители в каждой семье, помимо наличия собственных детей, имеют и несколько приемных, опекунами которых и являются.

Семейный детский дом, в отличии от городка, располагается всего лишь в одном частном доме, к которому прилегает земельный участок. Организация такого дома происходит на территории обычного жилого поселка. Семейным детским домом принято считать ту семью, которая взяла на воспитание более 6 детей из приюта. Для этих семей государством предусмотрено получение частного дома или квартиры.

Что нужно для оформления детского дома?

Если супруги хотят получить статус семейного детского дома, им нужно оформить опеку над детьми в количестве от 6 до 10 человек. Но общее количество детей вместе с их родными должно быть не более 12. Возраст приемных детей может быть от 0 до 18 лет. Но после десятилетнего возраста ребенка эта процедура возможна лишь с его согласия. Кроме того, нужно получить разрешение от представителей социальной защиты и руководства того сиротского учреждения, где до этого находился ребенок.

Обратитесь с заявлением в местные органы опеки, предоставив необходимые документы:

  • оригинал и копии паспортов супругов;
  • копия свидетельства о браке;
  • выписки из трудовой книжки;
  • медицинское заключение установленного образца;
  • копии свидетельств об образовании.

Если вы получите положительный ответ на ваш запрос, будьте готовы к тому, что органами опеки ведется постоянный мониторинг жизни детей. Сотрудники опекунского совета с целью контроля периодически посещают детей, интересуются условиями жизни в доме семейного типа, проверяют, на сколько добросовестно опекуны выполняют свои обязанности. Такой контроль связан с тем, что помимо сиротского пособия, которое получает каждый ребенок, опекуну выплачивается зарплата от государства.

  • Как правильно организовать благотворительный концерт

Зачастую, не каждый правильно понимает, какой истинный смысл несет в себе благотворительный концерт. Ведь это мероприятие призывает общественность помочь людям, которые нуждаются .

Как живут дети в приемных семьях?

Все мы прекрасно знаем о том, что не те родителями нам считаются, что родили нас, а те люди, которые смогли нас воспитать. Сколько людей воспитывают приемных детей? Задавались ли .

Как организовать волонтерское движение

Слово «волонтер» в переводе с французского обозначает доброволец, т.е. тот, кто может помочь другому. Если же одному волонтеру оказать помощь не удается, то такую .

В Политехническом институте теперь есть свой компьютеризированный класс для студентов-инвалидов

Международный день инвалидов стал таким днем, который отмечает благотворительными акциями цивилизованный мир, Украина не стала исключением. В КПИ появился целый компьютерный .

Как организовать благотворительную акцию

Организация акции благотворительности дело благое, но требующее разработки всех многосторонних особенностей мероприятия. Определить неординарность события, заручившись .

ИМ НУЖНА НАША ПОМОЩЬ

Пожертвования можно сделать в терминалах Киви, оплатить в сбербанке, сделать
банковский перевод, воспользоваться электронными деньгами или пластиковой картой.

На Р/c 26009037207100 в АКИБ «УкрСиббанк», МФО 351005, Код ЕГРПОУ 26519260

Адрес: 04071, ул. Хорива, 41-б., г. Киев, Украина
Тел.044-531-38-21, факс: 531-38-29
E-mail: fond@eti.kiev.ua

© Благотворительный фонд “Родной дом” 2019. Все права защищены

Почему детский дом не может быть негосударственным. С точки зрения закона

(Согласно законодательству, действовавшему до 01.09.2008)

Под детским домом следует понимать, в широком смысле, учреждение, предназначенное для постоянного устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Когда я буду употреблять слово детдом или детский дом — я имею в виду именно это, учреждение, специально предназначенное для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей всех типов (воспитательные учреждения, в том числе детские дома семейного типа, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения). Это — формулировка из Семейного кодекса.

Что нужно понимать. Во-первых, устройство ребёнка в детский дом возможно только, если его нельзя устроить на семейную форму устройства (в законе — усыновление, опека (попечительство), приёмная семья). Иных СЕМЕЙНЫХ форм устройства в законе нет.

Во-вторых, детский дом должен быть учреждением. Не ЗАО, не ООО, не потребительский кооператив, а именно учреждением. Учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. Это — тоже из закона. Там ещё есть слова про имущество, и про всё остальное, но любой детский дом — государственный или нет — должен быть учреждением.

Поэтому любые детские дома, созданные в иной форме — вне закона. Это раз.

Второе. Отбросим, для простоты учреждения медицинские (дома ребёнка) и соцзащиты (для детей-сирот и при этом инвалидов). Остаются — образовательные учреждения. В них (Закон об образовании, п.9 ст. 50) содержание и обучение детей, оставшихся без попечения родителей осуществляется на основе «полного государственного обеспечения». Очевидно, что ООО «Ромашка», содержащая детский дом будет само кормить, одевать, и обучать детей — а это не допускается законом. Потому, что в государственном учреждении, государство может проконтролировать, что и сколько ребёнок будет есть, может дать прямое указание, как и во что ребёнка одевать, а в ООО (и даже в НОУ) «Ромашка» — нет.

Сразу поясню, на возможные возражения, что, мол, какая разница, как детей будут кормить, по нормам или нет — разница есть. Государство обязано вырастить полноценного гражданина, а НОУ «Ромашка» будет кормить так, как захочет. Можно, казалось бы, обязать НОУ «Ромашка» обевать-обувать-кормить детей по государственным нормам, и, согласно закону «Об образовании», ещё и денег на это давать — но смысл?

И, кроме того, что такое «полное государственное обеспечение»? Закон «О дополнительных гарантиях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»: полное государственное обеспечение детей — сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — предоставление им за время пребывания в соответствующем государственном или муниципальном учреждении, в семье опекуна, попечителя, приемных родителей бесплатного питания, бесплатного комплекта одежды и обуви, бесплатного общежития и бесплатного медицинского обслуживания или возмещение их полной стоимости…

То есть полное гособеспечение может быть или «в соответствующем государственном или муниципальном учреждении», или «в семье…». И не может быть в негосударственном немуниципальном.

Третье. Может быть тогда детский дом станет не образовательным учреждением, а каким-то иным, но предназначенным для детей, оставшихся без попечения родителей. Ну, не учить, а содержать и воспитывать, а учить будет кто-то другой.

В преамбуле Закона «Об образовании», тем не менее, указано, что под образованием понимается, в том числе и «процесс воспитания». Более того, в п.4 ст. 12 упомянутого закона читаем: «К образовательным учреждениям относятся учреждения следующих типов… …7) учреждения для детей сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей». То есть, ровно ту формулировку, которую мы прочитали в Семейном кодексе.

Таким образом, детский дом, как воспитательное учреждение, не может быть ничем иным как образовательным учреждением.

Четвёртое. Так, может, тогда будем просто содержать в негосударственном учреждении, а воспитывать и учить будут на стороне? Встаёт тогда вопрос, а устройство ли это ребёнка? Нет.

Устройство ребёнка, оставшегося без попечения родителей (ст.123 СК РФ) — это передача ребёнка на воспитание: «Дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание…»

Таким образом не-семейное устройство ребёнка может быть лишь передачей его на воспитание в образовательное учреждение.

Пятое. Может быть, региональные власти, могут, в соответствии с абз.2 п.1 ст.123 СК РФ придумать свою форму устройства ребёнка таким образом, чтобы его передали не в образовательное учреждение на воспитание, а просто в учреждение, без воспитания. Ведь, пункт 1 ст.123 можно прочитать и таким образом: или «на воспитание в семью» или «в учреждение». И тогда, вроде как, закон «Об образовании» не при делах. Да?

Нет. Мы уже показали, что учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей не может не быть образовательным.

Исключение составляют лечебные учреждения (цель создания связана со здоровьем) и учреждения соцзащиты (цель создания — поддержание жизнедяетельности). Ни в том, ни в другом случае не ставится вопрос о воспитании. Долго показывать, почему дом ребёнка тоже не может быть негосударственным, но это и не требуется, ибо желающих создать негосударственный дом ребёнка, или интернат для психически больных детей, оставшихся без попечения родителей, или для таких же сирот, но с ДЦП — нет. Понятно, почему, но таких — нет. Приведёте пример — будем разговаривать. Но все негосударственные детские дома, которые имеются — для здоровых и вполне подросших детей.

Шестое. И всё-таки, ну вот создали мы учреждение, образовательное, даже лицензию получили (хотя это практически невозможно — вот тут подробности: http://www.prpc.ru/library/ref_07/index.shtml), дальше что?

Дело в том, что законодательство предполагает три возможности призрения за несовершеннолетним: со стороны гражданина (родитель, опекун…), со стороны органа опеки и попечительства, и со стороны учреждения, куда ребёнок помещён на полное государственное обеспечение. Вот статья 147 СК: «Детям, находящимся на полном государственном попечении в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, опекуны (попечители) не назначаются. Выполнение их обязанностей возлагается на администрации этих учреждений.»

Очевидно, что сам термин «устройство ребёнка», по смыслу не только первого, но и второго пункта ст.123 — это именно передача ребёнка, оставшегося без попечения родителей с плеч органа опеки и попечительства — на плечи либо гражданина («семейное устройство»), либо учреждения.

Учреждение это должно, по смыслу п.3 ст.123 СК, принять на себя обязанности опекуна. А это, по смыслу п.1 ст.147 возможно только, если ребёнок на полном государственном обеспечении, про которое я уже приводил выше цитату, из которой следует, что это может быть лишь гос- или мун- учреждение.

То есть передать права и обязанности опекуна негосударственному учреждению нельзя. Стало быть, эти права и обязанности так и останутся у органа опеки, а это значит, что «устройство» ребёнка, оставшегося без попечения родителей не произведено.

Таким образом, подытоживая.

Учреждение, куда может быть устроен ребёнок, оставшийся без попечения родителей может быть только государственным или муниципальным образовательным учреждением. В некоторых специфических случаях учреждение может быть лечебным или принадлежать соцзащите, но тогда речь не идёт о воспитании.

Вся эта логика не имеет никакого отношения к приютам! Самое главное тут, что приют не является формой устройства ребёнка, его администрация не имеет прав и обязанностей опекуна. Приют — место временного пребывания несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей. Именно временного, исходя из положений закона «Об основах социального обслуживания в Российской Федерации».

Исходя из требований п.3 ст.122 СК РФ, устройство ребёнка должно быть осуществлено в течение месяца. Следовательно, срок пребывания ребёнка в приюте не может превышать одного месяца.

Читать еще:  Ремонт фасадов многоквартирных домов что входит

Я слышал мнение, что срок пребывания в приюте — до шести месяцев, потому, что так написано в положении о приюте. Для ребёнка «родительского» или находящегося под опекой — да, может быть и больше. Для ребёнка, оставшегося без попечения — установлен месячный срок для устройства ребёнка, стало быть, больше месяца в приюте он быть не может.

Надеюсь, теперь понятно два момента. Во-первых, «закон Лаховой» не меняет ничего в том, что детский дом может быть только государственным или муниципальным (а лишь прямо это прописывает в законе). Во-вторых, приюты никто не трогал, не трогает, и трогать не будет.

Постановление Правительства РФ
О детском доме семейного типа

В целях обеспечения защиты прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Правительство Российской Федерации постановляет:

1. Утвердить прилагаемые Правила организации детского дома семейного типа.

2. Установить, что Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 1 мая 1996 г. №542 (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, №19, ст. 2304), распространяется на лиц, осуществляющих воспитательную деятельность в детских домах семейного типа.

3. Дополнить пункт 1 Перечня образовательных и других учреждений, предприятий и организаций и должностей, работа в которых дает право на ежегодные удлиненные оплачиваемые отпуска, предусмотренного постановлением Правительства Российской Федерации от 13 сентября 1994 г. №1052 “Об отпусках работников образовательных учреждений и педагогических работников других учреждений, предприятий и организаций” (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, №21, ст. 2397), словами: “детские дома семейного типа”.

Правила
организации детского дома семейного типа

1. Настоящие Правила определяют порядок организации детского дома семейного типа. Основными задачами детского дома семейного типа являются создание благоприятных условий для воспитания, обучения, оздоровления и подготовка к самостоятельной жизни детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее именуются – дети), в условиях семьи.

2. Детский дом семейного типа организуется на базе семьи при желании обоих супругов взять на воспитание не менее 5 и не более 10 детей и с учетом мнения всех совместно проживающих членов семьи, в том числе родных и усыновленных (удочеренных) детей (а с 10-летнего возраста только с их согласия).

Общее количество детей в детском доме семейного типа, включая родных и усыновленных (удочеренных) детей находящихся в зарегистрированном браке супругов, не должно превышать 12 человек.

3. Организаторами детского дома семейного типа не могут быть лица:

  • находящиеся в кровном родстве с принимаемыми на воспитание детьми;
  • имеющие заболевания, при наличии которых нельзя взять детей на воспитание;
  • лишенные родительских прав или ограниченные судом в родительских правах;
  • признанные в установленном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными;
  • отстраненные от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на них обязанностей;
  • являющиеся бывшими усыновителями, если усыновление отменено судом по их вине.

4. Детский дом семейного типа в организационно-правовой форме воспитательного учреждения создается, реорганизуется и ликвидируется по решению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления.

Отношения между учредителем (учредителями) и детским домом семейного типа определяются договором, заключаемым между ними в соответствии с законодательством Российской Федерации.

5. Учредитель (учредители) создает детский дом семейного типа при наличии соответствующего заявления супругов, желающих взять на воспитание детей, и заключения органа опеки и попечительства о возможности супругов быть воспитателями и взять на воспитание детей, с учетом положений пункта 2 настоящих Правил.

6. Супруги для получения заключения о возможности быть воспитателями и взять на воспитание детей подают в орган опеки и попечительства по месту своего жительства соответствующее заявление и представляют следующие документы:

    a). заверенные в установленном порядке копии документа об образовании и свидетельства о браке;
    б). медицинское заключение лечебно-профилактического учреждения о состоянии здоровья, оформленное в порядке, установленном Министерством здравоохранения Российской Федерации;
    в). выписка из трудовой книжки;
    г). паспорт, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, заменяющий его документ.

Предпочтение отдается супругам, имеющим опыт воспитания детей, работы в детских социальных, образовательных и лечебных учреждениях, являющимся усыновителями или опекунами (попечителями).

Заключение составляется органом опеки и попечительства на основании заявления и приложенных к нему документов, а также акта обследования условий жизни супругов в течение одного месяца со дня подачи заявления.

Отрицательное заключение доводится до заявителей в 10-дневный срок со дня принятия решения. Одновременно заявителям возвращаются все документы. Заключение может быть обжаловано в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

7. Орган опеки и попечительства по месту нахождения детского дома семейного типа осуществляет контроль за условиями жизни и воспитания детей, охраной их прав и законных интересов, а также обеспечивает обучение лиц, желающих взять детей на воспитание.

8. На воспитание в детский дом семейного типа передаются дети в возрасте от рождения до 18 лет. Срок пребывания ребенка в детском доме семейного типа определяется в договоре, который заключается между органом опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка и детским домом семейного типа.

Передача ребенка на воспитание в детский дом семейного типа осуществляется с учетом его мнения (а с 10-летнего возраста только с его согласия) и с согласия администрации образовательного или лечебно-профилактического учреждения, учреждения социальной защиты населения или другого аналогичного учреждения, в котором он находится, а также с согласия воспитателей этого детского дома семейного типа в целях обеспечения психологической совместимости.

9. На ребенка, передаваемого в детский дом семейного типа, орган опеки и попечительства или администрация образовательного или лечебно-профилактического учреждения, учреждения социальной защиты населения или другого аналогичного учреждения представляет следующие документы:

    а) решение соответствующего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления о направлении ребенка в детский дом семейного типа;
    б) направление в детский дом семейного типа, выданное органом опеки и попечительства;
    в) свидетельство о рождении ребенка (подлинник), а при его отсутствии – заключение медицинской экспертизы, удостоверяющее возраст ребенка;
    г) выписка из истории развития ребенка;
    д) страховой полис обязательного медицинского страхования;
    е) документ об образовании (для детей школьного возраста);
    ж) акт обследования условий жизни ребенка;
    з) сведения о родителях (копия свидетельства о смерти, приговор или решение суда, справка о болезни, розыске родителей и другие документы, подтверждающие отсутствие родителей или невозможность воспитания ими своих детей);
    и) справка о наличии и местонахождении братьев, сестер и других близких родственников;
    к) опись имущества, принадлежащего ребенку, и сведения о лицах, отвечающих за его сохранность;
    л) документы о закреплении за несовершеннолетним ранее занимаемой им жилой площади (о праве собственности на жилое помещение и (или) иное имущество);
    м) копия решения суда о взыскании алиментов, документы, подтверждающие право на пенсию, пенсионное удостоверение, документы о наличии счета, открытого на имя ребенка в банковском учреждении, и ценные бумаги (при их наличии);
    н) заключение психолого-педагогической и медико-педагогической комиссии (для детей с отклонениями в развитии).

10. Ребенок, переданный в детский дом семейного типа, сохраняет право на причитающиеся ему алименты, пенсии (по случаю потери кормильца, инвалидности), другие социальные льготы и гарантии, установленные законодательством Российской Федерации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

11. При выходе из детского дома семейного типа или переводе в образовательное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, или учреждение социальной защиты населения, а также при ликвидации детского дома семейного типа ребенку выдаются справка о пребывании в детском доме семейного типа и документы, указанные в подпунктах “в” – “м” пункта 9 настоящих Правил.

12. Медицинское обслуживание детей обеспечивается медицинскими работниками территориального лечебно-профилактического учреждения по месту нахождения детского дома семейного типа.

13. Дети обучаются в образовательных учреждениях на общих основаниях.

14. Детский дом семейного типа финансируется учредителем (учредителями), исходя из норм обеспечения воспитанников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

15. Источниками формирования имущества и финансовых ресурсов детского дома семейного типа являются:

    а) средства учредителя (учредителей);
    б) имущество, закрепленное за детским домом семейного типа собственником (уполномоченным им органом);
    в) добровольные пожертвования физических и юридических лиц;
    г) другие внебюджетные средства в соответствии с законодательством Российской Федерации.

16. Воспитатели детского дома семейного типа ведут отчетность по приходу и расходу денежных средств, выделяемых на содержание детей. Сэкономленные в течение года средства изъятию не подлежат.

17. На воспитателей детского дома семейного типа распространяются условия оплаты труда, предоставления ежегодных отпусков, а также льготы и гарантии, установленные для работников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

18. Воспитатели детского дома семейного типа пользуются преимущественным правом на получение для детей путевок, в том числе бесплатных, в санатории, оздоровительные лагеря, а также дома отдыха и санатории для совместного с детьми отдыха и лечения.

Директора негосударственных детских домов: «Если детям не уделить максимум внимания, то мы будем иметь огромную армию кандидатов в преступники и алкоголики»

Детский пансион семейного типа при храме успения Пресвятой Богородицы в селе Мышкино (Патриаршее подворье) .

Директор — Рогова Татьяна Алексеевна

Татьяна Алексеевна, как Вы относитесь к законопроекту об отмене негосударственных детских домов и патронатной формы приема детей в семью?

Я считаю, что это разрушение системы помощи детям. Я совершенно уверенна, что детям надо помогать разносторонне. Частные детские дома ничуть не хуже государственных. В нашем, например, детском доме количество детей 20 человек, это количество может как раз воссоздать тип семьи, а государственный детский дом с сотнями детей такой тип никак создать не может.

Подбор сотрудников таков, что у нас есть и мужчины и женщины, что позволяет дать детям и мужское и женское воспитание. У нас практикуется сельскохозяйственный труд, который в государственном детском доме вообще невозможен. Мы считаем, что наша система воспитания правильная, а то, что государственный детский дом ограждает от всего этого – это как раз неправильно. У нас, конечно, не вполне детский дом, поскольку мы сначала взяли всех детей под опеку, а потом объединили для совместного воспитания. То есть у нас юридически не детский дом, а объединение опекунов и приемных семей.

Как Вы думаете, в чем причина тенденций к закрытию негосударственных детских домов?

Я думаю причина в деньгах. На каждого ребенка выделяются какие-то деньги, а частные детские дома изымают из этого оборота какую-то часть. Но это я предполагаю, а не утверждаю, что это правда. Например, при передаче ребенка в семью в договоре написано, что детский дм обязан обеспечивать мебелью, что-то покупать для благоустройства в семье. Этого никогда не бывает, но деньги-то под это выделяются. Может быть, хотят устранить конкурентов.

Месяца три назад к нам приезжала корреспондент и сказала: «Я ехала к вам, как в больницу, у меня сердце сжималось от того, что я сейчас увижу, но я приехала и была потрясена. До этого я была в разных детских домах, и у меня сердце не выдерживало видеть это». Это не потому, что мы какие-то особенные, я думаю, что и в негосударственном детском доме «Павлин» такая же обстановка. Конечно, мы не можем полностью заменить семью детям, но они нормальные веселые ребята. И то, что мы созданы в такой правовой форме, это как раз потому, что мы понимаем — государство нам не поможет, а скорее будет мешать.

Читать еще:  Как разделить дом при разводе

Православный детский дом «Павлин» При храме Митрофана Воронежского

Директор — Кривозерцева Татьяна Абрамовна

Татьяна Абрамовна, прокомментируйте, пожалуйста, законодательную инициативу об отмене негосударственных детских домов и института патроната.

Во-первых, малочисленный детский дом уже сам по себе имеет преимущество, потому что в огромных детских домах, невозможно даже приблизиться к семейному воспитанию.

Второе, почему мы собственно созданы, то есть не то что бы мы повторяли опыт государственных детских домов, результат деятельности которых очень плачевный пока, а мы созданы с целью альтернативного воспитания. Во-первых, мы даем духовное воспитание, нашим учредителем является храм, дети бывают в церкви, имеют духовное окормление. Потом у нас совсем другой принцип организации детского дома. У нас группы значительно меньше, а воспитателей значительно больше. Дети трудные, педагогически запущенные. Когда же в группе по 12-15 человек и на них один воспитатель, то это ни на какое воспитание не похоже. То есть в таком случае дети просто прибывают под приглядом, а воспитания как такового нет. А надо и в учебе помочь, потому что попадают дети в детские дома уже довольно большие и педагогически запущенные. Мы даже получили лицензию на образовательную деятельность. К каждому ребенку нужен индивидуальный подход и только тогда можно какой-то результат получить.

В вашем детском доме действительно 28 сотрудников на 22 ребенка?

Да это так, потому что только при таком соотношении детей можно воспитывать и с ними заниматься. Понятно, когда психолог занимается с детьми по очереди: один, второй, третий. А в повседневном общении, чтобы был человек какой-то близкий? Если же на 15 человек один воспитатель, то он не может уделить отдельному ребенку никакого внимания.

Скажите, а эти 28 человек получают зарплату?

Да получают, но источник финансирования не государство, а учредители: храм и спонсоры.

Как Вы думаете, откуда берется тенденция к закрытию негосударственных детских домов?

Негосударственные детские дома у нас в Москве православные. В Москве только 2 детских дома не православных, а наших пять только в Москве, а на периферии православных детских домов еще больше. Поэтому это удар по православным детским домам. Мы, например, себя с большим трудом отстояли, нас постоянно пытались закрыть по тем или иным причинам. При том? что и с технической стороны и в отношении прав детей у нас все обстоит так же как в государственных детских домах.

Кроме того, я знаю, что в Москве дети на усыновление идут не из детских домов, а из домов ребенка. Самим же детским домам, чтобы деньги из бюджета выделялись, нужны дети.

Есть ли разница в обеспечении жильем выходцев из государственных и частных детских домов?

И наши и государственные дети обеспечиваются квартирами в рамках обеспечения прав ребенка. По крайней мере, это так на территории Москвы. Мы так же подаем заявку в Моссоцжилгарантию и пакет документов, что бы этот ребенок получил жилье. То есть в правах наши дети никак не ущемлены.

И я вот хочу сказать еще, почему даже в хороших государственных детских домах результат не очень хороший. И даже с любовью к детям относятся, но будучи людьми не церковными, неверующими, они как бы не понимают, что плохо, а что хорошо. Например, с нашей точки зрения детям не полезно смотреть телевизор и мы не смотрим. У нас большая видеотека. Очень много фильмов всевозможных, и мультфильмом, и о животных и познавательные всякие, но саму телевизионную программу дети у нас не смотрят. А в государственных детских домах телевизоры везде стоят. Когда же мы говорим, что считаем телевизор вредным, то это встречается в штыки, с непониманием. У нас, например, проблема курения вообще не стоит, дети даже попыток таких не делают, хотя у нас одни мальчики. А в государственных детских домах проблема курения это почти норма. У нас они учатся в музыкальной школе почти все, два выпускника поступили в музыкальное училище. У нас мальчики все время заняты, время расписано по минутам, и спорт, и музыка, и контроль, и внимание. Такую возможность дает конечно только малочисленный детский дом. Хотя конечно семья была бы лучше, но поскольку пока нет такой возможности, то, наверное, надо наоборот идти по пути того, чтобы делать малочисленные детские дома.

А усыновление детей из частных детских домов тоже происходит?

Да конечно. Были случаи у нас и усыновления и опеки, и в процентном соотношении у нас хорошие показатели. Все данные о детях мы подаем в банк данных на усыновление по городу Москве. То есть мы не какая то частная лавочка, которая живет как хочет. Мы соблюдаем все что установлено законом, и отличаемся юридически только тем, что государство нас не финансирует.

Еще наше преимущество в том, что мы можем сразу взять ребенка, который попал к нам случайно. Государственный детский дом не может его взять, так как у ребенка еще, например, родители не лишены родительских прав. Но реальное положение при этом помощи требует.

А вообще негосударственные детские дома, насколько мы видели всегда для детей лучше. Даже не православные. Например, в Москве есть два не православных детских дома, мы в них были по обмену опытом и видели, что там очень хорошо. Они нашли спонсоров, построили прекрасный детский дом. И содержание детей, и правильное устроение их жизни — все там присутствует.

Прокомментируйте, пожалуйста, намерение думы отменить патронат.

Дети в детских домах – это очень сложные дети. Это не дети, которые остались после гражданской войны или после Великой отечественной, у которых нормальные родители погибли. Это дети с отягощенным, как говорят медики, анамнезом. Их родители либо алкоголики, либо проститутки, либо наркоманы. Это тяжелейшие дети. И когда их берут в семьи, то возникает очень много проблем, и идет много отказов, особенно когда наступает подростковый возраст. У нас был случай, когда взяли ребенка, а потом вернули, потому что не справились. Здесь нужна помощь семье, помощь со стороны помощь психолога, со стороны опытных людей, которые занимаются воспитанием. В патронатной семье есть возможность получить такую помощь. Когда же семье просто дают ребенка, то бывает, как нам однажды, вернули. Мы с ними и беседовали и советовали подождать, так как еще совсем мало времени прошло, говорили, что может быть, все наладится. Но, в конце концов, они просто привезли ребенка и оставили его у нас в вестибюле.

Что включает в себя патронат?

Патронат подразумевает школу для родителей. Родителей готовят соответственно с учетом проблем тех детей, которых они намерены взять. Так же стараются подобрать детей и родителей соответствующих друг другу. Потом ребенок забирается, но он одновременно и находится в семье, но вместе с тем он и закреплен за детским домом. Детский дом смотрит, как ребенок развивается, какие проблемы. Также осуществляется доплата: и на ребенка выделяются некоторые средства, и родителям платят как бы зарплату. То есть и родителей контролирует детский дом и родители могут обратиться, за решением конкретной проблемы. А когда люди рассчитывают на какую-то помощь, то они более уверены. А то возьмут ребенка, и когда первый «медовый» месяц проходит, то начинаются такие будни и такие сложности, что многие семьи просто не выдерживают и ребенка отдают назад. А какая это страшная травма для ребенка. И таких случаев не один и не два, а масса. Поэтому, мы считаем, что патронатные детские дома — это очень хорошая форма, в которой дети живут в семье и одновременно семье идет помощь от организации, в которой есть и психологи и педагоги.

Свято-Софийский детский дом (бывший д/д № 27) При храме Дмитрия св. блгв. царевича при ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова

Ответственная — Аствацатурова Инна Корнельевна

Детей у нас немного, поэтому мы имеем возможность развивать каждого ребенка настолько насколько это возможно. Дети конечно трудные, но если им не уделить максимум внимания, то мы будем иметь огромную армию кандидатов в преступники и алкоголики. Эти дети остались без родителей не в результате войны или катастрофы, а это дети соответствующих родителей и они требуют особого внимания. Но при этом из них необходимо вырастить граждан общества, не будем говорить достойных граждан, талантливых или еще каких-то особенных, но просто невредоносных.

У нас на 13 воспитанников 30 штатных сотрудников и 1 внештатный. Конечно, я поддерживаю существование небольших детских домов.

У меня девочка поступила в институт, у меня готовится к институту мальчик, у меня готовится к институту вторая девочка. Это не в каждой семье бывает, что ребенок поступает в институт без всяких льгот. А наша поступила сама, и не потому что она сирота или из детского дома, а потому что ее подготовили, с ней занимались индивидуально. У меня дети дипломанты первого Покровского конкурса, они занимаются музыкой, мы играем в театре. А если мы не будем этого делать то, пожалуйста, в 18 лет мы выпускаем в общество «очередную проблему».

За 30 лет воспитали 43 ребенка: как работает семейный детский дом

Директор рассказала о трудностях работы с детьми из неблагополучных семей

25.06.2019 в 19:33, просмотров: 10083

Воспитание детей — нелегкий труд. Принять в свою семью чужого ребенка — непосильная для большинства задача. Воспитать несколько десятков приемных детей — подвиг на грани героизма. Но 30 лет назад Наталья и Геннадий Колесниковы открыли детский дом семейного типа. За эти годы супруги вырастили 38 приемных детей и помогли им найти свое место в жизни.

Детских домов семейного типа сейчас в России немного. Один из них, который основали супруги Колесниковы, успешно работает в Дивногорске — городе-спутнике Красноярской ГЭС.

Корреспондент «МК» поговорил с директором семейного детского дома Натальей Колесниковой о трудностях воспитания детей из неблагополучных семей, о непонимании окружающих и о том, как простой семье удается справляться с проблемами.

Об истории детского дома

— Мы с мужем Геннадием окончили пединститут, а в 80-е годы на экраны вышел фильм «Однажды 20 лет спустя» с Натальей Гундаревой в главной роли. У главной героини по сюжету было много детей: помню, мне это понравилось, но эту роль я на себя не примеряла.

Читать еще:  Одноквартирный блокированный жилой дом это

— Первого ребенка мы взяли в 1989 году: тогда муж работал в интернате в поселке Шушенское. Дети его очень любили и часто ходили к нам в гости. У нас было тогда четверо своих сыновей, а Гена хотел дочку, и мы решили взять к себе 10-летнюю девочку. А позднее мы переехали сюда, в Дивногорск.

В Российском. детском доме нам предложили взять еще ребят на воспитание — тогда в стране расцветала кампания по созданию семейных детдомов. Мы согласились. Сначала жили в двух небольших квартирах на набережной, потом переехали в более просторное жилье. А в 2002 году нам выделили этот двухэтажный дом, где мы живем сейчас.

За 30 лет существования дома мы воспитали 43 ребенка — пятерых кровных сыновей и 38 приемных детей. Сейчас у нас огромная семья — с детьми и внуками насчитывается почти сотня.

О быте

— У нас постоянная текучка. Старший уходит — женится или переезжает, на его место приходят другие. Сейчас у нас в доме живут 10 детей. Самой младшей, Варе, исполнилось 7 лет — она уже пошла в школу.

С мужем у нас хороший тандем: я «жаворонок», а он — «сова». Я активнее с утра, а Геннадий сидит с детьми до позднего вечера. Я больше строгий организатор, а муж — добрый «доктор Айболит». Иногда уезжаю в Красноярск, возвращаюсь вечером — а дети и муж сидят вместе на диване, полная раковина посуды, повсюду валяются бумажки. Конечно, заставляю потом всех убираться.

Сам муж не очень общительный: он в основном сидит дома, в своей мастерской. Много читает и занимается резкой по дереву, смастерил много икон.

Ребята по очереди дежурят на кухне, у каждого есть свой участок или своя комната, которую они убирают. Многие любят копаться в грядках: пропалывать, дергать сорняки.

Летом каждый год мы выезжаем на Красноярское водохранилище на неделю с полным комплектом: палатки, примусы и все остальное. Дети целый год с нетерпением ждут этой поездки. Еще каждое лето ездим в парк Горького в Красноярске — раз в сезон детей бесплатно катают на аттракционах.

Часто устраиваем коллективные праздники. Самые большие события — дни рождения — мой и нашего папы, летом и осенью. Обычно в это время еще тепло, мы собираемся в беседке во дворе и жарим шашлыки. Иногда у мангала собирается до 70 человек. Отмечаем день рождения каждого ребенка — весной, летом и в начале осени тоже жарим сосиски во дворе. А когда холодно — устраиваем праздник дома, благо места хватает.

Дети ходят в разные кружки, многие занимаются спортом. Я не провожу дополнительных занятий, но учу их ландшафтному дизайну и кулинарии: дети учатся ухаживать за растениями и готовить. У старших порой получается даже лучше чем у меня.

У всех есть доступ в Интернет, обычно телефонный. У ребят есть смартфоны: кто-то на них зарабатывает летом в трудовом лагере, а кто-то получает пенсию, и им позволяют снять деньги. Компьютеры есть у пары ребят, но они ими почти не пользуются — многим удобнее выходить в Сеть с телефона.

О проблемных детях

— Если честно, среди детдомовцев все дети сложные. Они приходят к нам вообще неприспособленными к жизни. Такие дети привыкли быть иждивенцами: им все дает государство. Тяжело было, когда мы взяли сразу семерых ребят из дошкольного детского дома в возрасте от 4 до 7 лет. Они отказывались стирать или мыть за собой посуду, были и ссоры, и истерики.

У нас пять кровных сыновей. На фоне детдомовцев они совсем беспроблемные. Приемные дети чаще болеют и с трудом учатся. Конфликты друг с другом у ребят бесконечны: тяжелые характеры всегда провоцируют крики и споры. Я стараюсь их примирять — иногда лаской, а иногда строгостью.

Особенно я строга, когда дети воруют. У нас жила девочка, которая таскала и здесь, и в школе у учителей и подруг. Я пошла в полицию, попросила поговорить с ней. И те сводили ее в изолятор, показали условия — больше она не воровала.

Было так, что три девочки не пришли домой ночевать. Сели в машину и поехали кататься со взрослыми мужчинами в Красноярск. Мы всю ночь не спали. Когда они вернулись домой — муж не выдержал и шлепнул одну из них по щеке. Та пошла в школу и пожаловалась, что ее здесь избивают. И учителя ей поверили, хотя знали нас много лет. Я тогда пригласила домой классного руководителя, милицию, органы опеки и одноклассников — показала им условия, в которых живут ребята. После этого, конечно, к нам никаких претензий не было.

Как-то раз 17-летний мальчик выпил с компанией и угнал нашу машину, ребята катались пьяные по городу. Кто-то мне сказал об этом, и я немедленно позвонила инспекторам — чтобы сами не разбились и не убили кого-то. Алкоголизм и такой образ жизни воспринимается детьми из неблагополучных семей как норма. Беседую с ними, но до кого-то доходит, до кого-то — нет. Как правило, в таком случае я лишаю детей прогулок или отключаю Wi-Fi. Второе на них эффективно действует и заставляет слушаться даже самых сложных ребят.

Чтобы взять приемного ребенка — нужно быть очень терпеливым человеком. Родителям не нужно питать иллюзий: выше того, что в ребенке заложено, ты, скорее всего, не прыгнешь. Когда мы только взяли первого ребенка — были уверены в том, что воспитаем его достойно, мы же педагоги. Но потом стало ясно, что этого недостаточно. Сначала мы отдавали всех детей в общеобразовательные школы, потом нескольких пришлось перевести в коррекционные.

О жизни после семьи

Сейчас у Натальи и Геннадия Колесниковых 43 ребенка и 31 внук.

— За 30 лет, что мы работаем, из нашего дома вышли 33 человека. В основном все устраиваются в жизни: заканчивают учебу и работают. У всех есть дети — в отличие от выпускников обычных детдомов они своих ребят не бросают. О нас тоже не забывают: приходят к нам и приводят детей. Здесь у меня как филиал детского сада. Девочки нянчатся с малышами своих братьев и сестер и таким образом сами готовятся быть мамами. То есть после рождения первенцев у них нет проблем и непонимания, что делать, — они уже натренированы.

После выпуска ребята продолжают общаться. У них разные специальности, и они часто помогают друг другу бесплатно. Вот, например, один из мальчиков работает программистом и помогает другим ребятам с компьютерной техникой. Кто-то работает автомехаником, и те, у кого есть машины, обращаются к нему. Такая взаимовыручка сейчас очень ценна, особенно если у детей нет серьезной материальной базы.

Конечно, мало кто добивается большого успеха. Двое сейчас в колонии — они попали ко мне уже трудными подростками в 14 лет, и перевоспитать их было нереально. Одна девочка, к сожалению, умерла в 30 лет — жила с алкоголиком и пила сама. Девочки вообще очень рано выходят замуж, зачастую в 18 лет и за первого попавшегося. Им страшнее быть одной, чем жить с кем попало.

Иногда я даже жалею, что взяла некоторых ребят: не все из них ведут нормальный образ жизни. Воспитываешь всех одинаково, а генетическую предрасположенность не изменишь.

После школы вуз не окончил никто. Большинство из них и школу-то закончили с трудом — в основном поступают в техникумы и училища. Но к 30 годам некоторые умнеют, и вот сейчас четверо мальчиков учатся в университетах. Я очень рада, что они поняли необходимость образования. Один уже получил диплом, а трое еще учатся.

О финансовых трудностях и отношении окружающих

— Нам было очень тяжело в материальном плане, когда мы жили на городском бюджете. Особенно сложными выдались 1990-е. Тогда нас прикрепили к магазину, чтобы мы отоваривались, но деньги не всегда привозили вовремя. Иногда я приходила туда и плакала, выпрашивая продукты, потому что детям было нечего есть. Одевать ребят тоже было проблемно: тогда давали талоны на ограниченное количество одежды. Чтобы сводить концы с концами, мы устроились работать сторожами за 50 рублей в сутки. С детьми дежурили по очереди. Кроме того, тогда мы жили в квартирах — сначала в двух тесных, затем нам дали жилье попросторнее. Но все равно было не очень комфортно.

В 2002 году мы встретились с президентом — тогда Владимир Путин был на этой должности чуть больше двух лет. После встречи с ним нам дали этот двухэтажный дом и перевели на краевой бюджет. Сегодня мы юридическое лицо, мне как учредителю приходится заполнять множество бумаг и документов. Но зато теперь и финансирование соответствующее, сейчас проблем с деньгами нет. Одежду детям привозят из магазина, с которым у нас договор.

Все эти 30 лет мы сталкивались и с непониманием, и с завистью окружающих. Многие за спиной говорили, как я мешками таскаю домой еду. Я отвечаю: «А вы не видите, что я и готовлю для детей ведрами?»

Многие знакомые мне говорили: «Да, мы знаем, что вы люди добрые и очень любите всех детей, которых берете в свою семью. Но скажите — в чем ваша выгода?» Я всегда отвечала, что никакой корысти мы в этом не видим.

А вот когда мы переехали, многие начали думать, что мы только из-за дома воспитываем детей. Но табличка на здании гласит о том, что это учреждение — государственное. А это значит, что мы его лишимся, когда перестанем работать. Все-таки мне уже 65 лет, а муж на 10 лет старше. Но люди все равно не верят и говорят, что «Колесниковы выторговали дом».

О воспитании

— Многие дети занимаются спортом: у юного конькобежца Захара уже несколько медалей.

Процесс воспитания не заканчивается на 18 годах — многие дети в этом возрасте еще совсем недееспособны. Особенно это касается тех сложных ребят, которые жили в детском доме или росли в неблагополучных семьях. Они все пришли к нам совсем несамостоятельными, и многих приходилось учить самым элементарным вещам.

Конечно, характер и генетику детей не переделаешь. Каждый идет тем путем, который выбирает сам. Но ведь условия воспитания все равно больше зависят от семьи. И самое главное здесь — любить и уважать детей.

Я считаю, что лучшее воспитание — это диалог, даже самым маленьким нужно объяснять, почему и как надо что-то делать. Лаской и уговорами можно добиться если не нереального, то многого.

Заголовок в газете: Сорок три по лавкам
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28006 от 26 июня 2019 Тэги: Дети , Спорт, Школа, Праздник, Деньги Персоны: Владимир Путин Организации: Полиция Места: Красноярск

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector