Правовая природа договора это

Правовая природа договора это

О юридической природе договора

В статье рассматриваются теоретические вопросы договора, юридическая природа договора, признаки договора. Договор ‒ это соглашение двух или нескольких лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Договоры принято считать разновидностью сделок, к договорам применяются правила о двухи многосторонних сделках. Только двухсторонняя или многосторонняя сделка, в которой происходит взаимное согласование волеизъявления двух или более лиц, будет договором.

В исторических правовых источниках «договор является соглашением двух или нескольких об одном и их согласием» [1, с. 257].

В работе Ю. Барона «Система римского гражданского права» договор охарактеризован как соглашение двух или нескольких сторон о возникновении, прекращении, сохранении, изменении какого-либо права» [2, с. 106-107]. В законодательстве стран Европы договор всегда был представлен соглашением, в частности, такое определение имеется Гражданском кодексе Франции [3, с. 432]. Г.Ф. Шершеневич также рассматривал договор через соглашение воли двух или более лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридического отношения [4, с. 502]. Не менее известное определение Б. Новицкого и Л.А. Лунца об обязательствах, когда договор можно определить как соглашение двух или нескольких (граждан или юридических) лиц об установлении, изменении или прекращении каких-либо прав и обязанностей [5, с. 95].

В юридической энциклопедии «Договор ‒ соглашение двух или большего числа лиц об осуществлении определенных действий и установлении регулирующих такие действия взаимных прав и обязанностей, исполнение которых обеспечивается возможностью государственного организованного принуждения» [6, с. 263].

В учебнике «Гражданское право Кыргызской Республики» (Бишкек. 2010) под редакцией члена-корреспондента НАН КР Ч.И. Арабаева договор определен как соглашение, выражающее согласованную волю сторон для возникновения гражданских прав и обязанностей на достижение определенной цели.

В Гражданском кодексе КР в статье 381 договор определяется через соглашение. Это определение выводится через ближайший род и видовое отличие. Ближайшим родовым понятием к понятию «договор» выступает понятие «соглашение, а видовым отличием является признак, выражающийся словами «об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей».

На наш взгляд, понятия «договор» и «соглашение» тождественные. У них один и тот же предмет. В доказательство этому, в Словаре русского языка И. Ожегова «договор» и «соглашение» толкуются одинаково и являются синонимами [7, с. 263 ]. Также в Русско-кыргызском толковом словаре юридических терминов и понятий «договор» (келешим) и «соглашение» (макулдушуу) используются как синонимомы [8, с. 170, 627]. Таким образом, равнозначными являются понятия «договор» и «соглашение».

В статье 5 ГК КР термин «соглашение» употребляется «в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 1 ГК КР отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». В этой норме термин «соглашение» имеет значение, тождественное договору. И если бы в этой норме соглашение заменить на договор, то ее юридический смысл не изменился бы. При желании в отдельных случаях можно установить, почему законодатель использует термин «соглашение», а не «договор».

Так, если между сторонами уже существуют договорные отношения, то другие, связанные с ними, договоры законодатель именует соглашениями (например, соглашение об изменении и расторжении договора – п. 1 статьи 411 ГК КР). Вместе с тем не имеется каких-либо установлений в употреблении термина «соглашение», каких-либо значимых признаков соглашений, отличающих их от договоров, которые, в свою очередь установить невозможно, так как их попросту нет. Таким образом, законодатель не делает различия между договорами и соглашениями, и фактически уравнивает эти понятия.

Договор в законодательной практике европейских стран определялся как вид соглашения, при котором согласие двух или нескольких лиц, направлялось на установление между ними обязательства либо на прекращение или изменение возникшего ранее обязательства, а под договором тот вид соглашения, который направлялся на возникновение обязательства [9, с. 4]. Такой взгляд на соотношение договора и соглашения не однозначно был воспринят цивилистической наукой. Тем более он неприемлем сейчас, когда легальное определение относит к договорам соглашения, направленные как на возникновение, так и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 381 ГК КР).

Попытку соподчинить договор и соглашение как вид и род сделал М.И. Брагинский, определив, что объемы понятий «договор» и «соглашение» не всегда совпадают. Если договор ‒ это соглашение, то не всякое соглашение представляет собой договор» [10, с.116]. Однако аргументировать этот тезис ему не удалось, так как в явное противоречие с этим тезисом вступило утверждение другого автора «совершенная в виде соглашения, тем самым может быть только договором»[11,с.116]. Отсюда следует, что понятия договор и соглашение в гражданском праве идентичны, а стало быть, определение договора через соглашение не верно, как отмечает ряд ученых. По их мнению, оно приводит к неверному представлению о логическом соотношении договора и соглашения как вида и рода. Определение договора через соглашение дезориентирует относительно юридической природы договора. Если законодательное определение относит договор к роду соглашений, то уместно предположить, что договор по своей юридической природе является соглашением (юридическим соглашением).

Одной из важнейших функций доктринального определения какого-либо правового феномена является отражение юридической природы этого феномена. Это предположение не проясняет юридическую природу договора, поскольку соглашение не занимает определенного особого места в системе явлений гражданского права и права вообще, кроме того, соглашение занимает в гражданском праве то же место, что и договор. Как уже ранее отмечалось, соглашение и договор суть равнозначные явления в гражданском праве. С другой стороны, определение договора через соглашение не вполне согласуется с принципиальными положениями статьи 172 ГК КР и теории гражданского права, согласно которым гражданско-правовые сделки подразделяются на два вида: односторонние сделки и двухили многосторонние сделки (договоры). Из них следует, что договор является видом сделки, причем понятие гражданско-правовой сделки является ближайшим родом по отношению к понятию гражданско-правового договора. Отнеся договор к роду сделок, статья 172 ГК КР, тем самым законодательно определила правовую природу договора как сделки.

Понятие сделки в отличие от понятия соглашения занимает в гражданском праве свое определенное место, причем такое же значительное, как другие категории (закон, правовая норма, гражданское правоотношение). Поэтому прослеживается непоследовательность законодателя, сначала в статье 172 ГК КР, отметив договор как разновидность сделки, а затем в статье 381 ГК КР, определив договор через соглашение. Если законодатель сам назвал сделку ближайшим родовым понятием договора, то логично было бы и развернутое легальное определение договора дать через понятие сделки. Полагаем, что законодатель осознавал означенную непоследовательность, но все же отдал дань традиционному определению договора.

Вопрос об определении соглашения юридическая наука практически не исследует. В юридической литературе были высказаны различные точки зрения на то, что есть соглашение вообще. По мнению И.Б. Новицкого, оно представляется, как «выражаемая каждой из сторон воля, соответствующая одна другой так, что можно признавать, что в договоре выражается согласованная воля сторон».

М.К. Сулейманов, Б.В. Покровский, В.А. Жакенов отмечают, что «договор ‒ общий волевой акт его сторон» [12, с. 55]. Однако М.И. Брагинский, В.В. Витрянский предложили свести представления о договоре к двум вариантам. Так, согласно одним представлениям, необходимо акцентировать внимание на сущности (согласии воль сторон), согласно другим ‒ на внешней форме, которую соглашение принимает (имеется ввиду единый волевой акт) [13, с.17].

По нашему мнению, договор является соглашением сторон, а соглашение по внешней форме представляет собой волевой акт, т.е. волеизъявление, результат волевого процесса. Еще римские юристы отмечали, что «без соглашения (consensus) вообще не может быть договора» [14, с. 295].

Волевой момент в соглашении основной, поэтому необходимо, чтобы в договоре была выражена воля сторон. Именно этот элемент выражает соглашение сторон договора. «Соглашение ‒ это согласие, совпадение воль сторон, направленных на одну цель» [1, с. 3]. Совпадение воль сторон не говорит об их тождестве. Основным признаком соглашения является согласие воль сторон. Это утверждение подтверждается существующими в литературе определениями договора. Я.М. Магазинер определил следующее «договор есть согласие по крайне мере двух воль, направленных на тот или иной правовой результат» [1, с.112].

В свою очередь, P.O. Халфина указывала, что договор есть «соглашение сторон, их согласованное волеизъявление, направленное на достижение правового результата» [17, с. 127]. По мнению Д.И. Мейера, единства воли недостаточно, «бытие договора начинается лишь с момента соглашения воль». Согласно данной точке зрения необходимо, чтобы согласие воль субъектов было одновременным.

В научной литературе встречаются две основные точки зрения о согласованности воль. Сторонники первой точки зрения придерживаются мнения, что воли субъектов, заключающих договор, путем слияния нескольких воль образуют единую общую волю, которая выражается в форме совместных волеизъявлений субъектов права. Г. Гегель считает что «сферу договора, составляет не только субъективная воля, но и другая воля, следовательно, некая общая воля. Определение этой воли в договоре остается, но в общности с некоей другой волей. Признавая существование в договоре общей воли, он также отмечает, что «в этом тождестве воль содержится также и то, что каждая воля есть и остается не тождественная другой, для себя своей волей то, в чем необходимость понятия реальна, есть единство воль».

Сторонники другой точки зрения в частности Д.И. Мейер считают, что в договоре происходит не слияние воль, а их согласование, воли субъектов остаются обособленными и выражаются в форме односторонних единоличных волеизъявлений субъектов. «Если нет такого момента, то и нет договора, потому что каждая воля существует отдельно, не совпадая с другой» [18, с. 511].

Читать еще:  Принципал это одна из сторон в договоре

На наш взгляд, следует придерживаться именно данной точки зрения. После согласованности воль мы можем говорить о том, что стороны достигли соглашения между собой. Автономия воли или свобода воли участников договорных отношений предполагают свободу договора, которая является одним из наиболее важных принципов, начал частного права. Участники частноправовых отношений, опосредованных договором, свободны относительно того, вступать им в договорные отношения или нет, с каким именно контрагентом, на каких условиях, в случае, не противоречия законодательству [19, с. 66].

Так, благодаря тому, что в основе гражданского законодательства лежат диспозитивные нормы, субъекты гражданского права могут реализовывать свою правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать их, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению содержание правоотношения, субъектами которого они являются, распоряжаться принадлежащими им субъективными правами, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права [20, с. 23].

Таким образом, говоря о свободе договора, необходимо говорить о свободе волеизъявления участниками договорного отношения. Наличие свободы воли в договоре предполагает не только свободное вступление в договорные отношения субъектами частного права, но и свободное волеизъявление по поводу определения условий договора. Вместе с тем, применительно к договору в сфере частного права уместно скорее говорить не о соглашении, а о согласии как соглашении сторон, участников договора по всем существенным вопросам будущего договорного отношения.

Договор подряда, или возмездного оказания услуг, или поставки? Как выявить правовую природу договора?

Постановка на учет нуждающихся в жилых помещениях

Опасные моменты при заключении договора поставки нефтепродуктов

Правовая природа договора

В данной статье мы кратко раскроем информацию о том, что делать и на что обращать внимание, если адвокат или просто юрист пытается в судебном порядке подменить правовую природу договора на иную.

В арбитражных судах Представители сторон в подтверждение своих требований и возражений часто прибегают к тому, что пытаются поменять правовую природу заключённого договора между Истцом и Ответчиком в своих интересах.

Так, например, мы сталкивались с ситуациями, когда представители Истца пытались поменять правовую природу договора возмездного оказания услуг на договор подряда. Или в другом случае, договор подряда поименовали как договор поставки.

Что делать в ситуации подмены правовой природы договора

Стоит помнить, что название договора, подписанного сторонами, еще не определяет его фактическую правовую природу. Так, например, если договор купли-продажи назвать договором дарения, то лишь от такого названия он дарением не станет.

Однако чтобы отстоять свою правовую позицию в суде и выиграть процесс, необходимо чётко знать существенные условия конкретного вида договора, уметь сопоставить их с фактическими обстоятельствами отношения сторон, выявить различия договора, к примеру, подряда и договора возмездного оказания услуг.

Случай из практики

От точного определения правовой природы спорного договора зависит какие нормы права применимы к данным правоотношениям. В связи с этим может поменяться максимальный размер неустойки, установленный законом, как было в нашей практике по делу А56-18614/2016, когда команде адвоката Ануфриева С.Р. удалось доказать, что размер неустойки, установленный в договоре, противоречит статье 333 ГК РФ.

На данный момент, в нашей практике есть случай, когда договор подряда о создании индивидуально-определённой вещи по специальной проектной документации, был назван сторонами, как договор поставки. Юрист в первой и во второй инстанции не обратил внимание на относимость существенных условий к совершенно иному виду договоров. В результате приёмка созданной вещи была квалифицирована по договору поставки, а не как должна была быть по договору подряда.

Сейчас в кассационной инстанции команда Адвоката Ануфриева С.Р. будет доказывать о относимости спорных правоотношений не к договору поставки, а к договору подряда, в связи с чем просить отменить решение первых двух инстанций.

Очень важно знать существенные (обязательные) условия каждого договора, чтобы отнести договор к конкретному виду. Например:

Существенными условиями договора подряда являются: условие о предмете договора (вещественный результат) и срок выполнения предмета договора. Данный факт является результатом единообразия практики судов РФ.

Вместе с этим, необходимо обращать внимание на то, что договор подряда отличается от договора возмездного оказания услуг тем, что результат деятельности подрядчика имеет осуществленный характер и выражается в создании вещи по заданию заказчика или ее трансформации (реконструкции) в отличие от деятельности услугодателя, не приводящей к созданию вещественного результата. В договоре на оказание услуг ценностью для заказчика являются сами действия исполнителя — комплекс мероприятий по содержанию и техническому обслуживанию какой-либо вещи.

Согласно выводу из судебной практики

В отличие от договора возмездного оказания услуг, в рамках которого важна сама деятельность исполнителя, в договоре подряда имеет существенное значение достижение подрядчиком вещественного результата.

Однако стоит помнить, что знание существенных различий договоров, которые могут повлиять на исход дела в вашу пользу, не является гарантом выигрыша дела в арбитражном суде, так как арбитражные споры являются одними из самых сложных споров рассматриваемых судом.

В силу статей 702 — 729 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Договор подряда заключается на изготовление индивидуально-определённой вещи. По общему правилу работа выполняется из материалов заказчика, его силами и средствами. Таким образом, предметом договора подряда является изготовление индивидуально-определенного изделия, его условия направлены, прежде всего на определение взаимоотношений сторон в процессе выполнения обусловленных работ.

Вместе с тем, исходя из положений статей 506-524 ГК РФ предметом договора поставки выступает имущество, характеризуемое родовыми признаками, и главное содержание которого составляет передача (поставка) предмета договора другой стороне – покупателю.

Данный факт подтверждается единообразием судебной практики: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.10.2012 по делу N А56-70191/2011, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.09.2011 по делу N А56-52060/2010, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.04.2005 N А21-12218/03-С1, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.10.2013 по делу N А33-16496/2012, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.05.2012 по делу N А70-6493/2011, Постановление ФАС Поволжского округа от 07.09.2011 по делу N А12-24656/2010 и т.д.

Таким образом, правильное определение природы договора и его последующее правильное поименование не даст Вашему контрагенту в последующем злоупотреблять судебными правами, применяя неприменимую к спорным правоотношениям норму права.

Правовая природа понятия “Правовая природа”

#1 lbvf lbvf –>

#2 DSA DSA –>

а меня ночами мучает впрос о происходжении буквы Пэ

Все полторы тысячи сообщений такими “умными” сообщениями набрал?

lbvf
Правовая природа – это принадлежность к тому либо иному элементу системы права (институт, субинститут, подотрасль, отрасль).

Чтобы раскрыть правовую природу необходимо установить:
1. Понятие, дефиницию соответствующей категории
2. Правовое регулирование данных отношений.

#3 SilentLaw SilentLaw –>

Чтобы раскрыть правовую природу необходимо установить:
1. Понятие, дефиницию соответствующей категории
2. Правовое регулирование данных отношений.

#4 DSA DSA –>

чтобы выявить “правовую природу” чего-нибудь, необходимо прежде всего установить, что в анализируемом относится к праву, что в нём правового, если короче.

1. В отношении договоров Ваше объяснение очень удачно и я даже уже чуть не согласился с Вами, однако если не ограничиваться договорами, а взять другие правовые средства, то не все так понятно.

2. Возьмем пример. Несколько лет назад (начало 21 века) появилось большое число статей с названием “Правовая природа процентов по ст. 395 ГК РФ”. Исходя из вашего мнения нам необходимо выяснять: что же такого правового в этих процентах.

Авторы же множества публикаций по вопросу ст. 395 ГК пошли по другому пути (по моему мнению правильному): они выясняли относятся ли эти проценты к институту ответственности, является ли это разновидностью законной неустойки (а следовательно: относится ли ст. 395 ГК к институту неустойки) т.е. фактически стремились установить место ст. 395 ГК в системе российского гражданского права (к какому же все-таки институту оно относится).

3. Невозможно установить принадлежность к тому или иному элементу системы права не выявив

1. Понятие, дефиницию соответствующей категории
2. Правовое регулирование данных отношений.

установить, что в анализируемом относится к праву, что в нём правового, если короче.

#5 Vinido Vinido –>

#6 Vinido Vinido –>

[quote]Правовая природа – это принадлежность к тому либо иному элементу системы права (институт, субинститут, подотрасль, отрасль). [/quote]
Если бы. Автор ведь не здря задал вопрос, указывая что кто ни попадя и где попало применяет этот термин. Рассмотрим на примере:
[quote]. Заключенный сторонами договор от 17.11.2003 N 8-л по своей правовой природе является смешанным и содержит как элементы договора купли-продажи, так и элементы договора возмездного оказания услуг.
(Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 19 декабря 2006 г. N Ф09-10756/06-С4)[/quote]
Судя по тексту, в мыслях правоприменителя живет деление договоров на поименованные и смешанные по их правовой природе. И это есть некий институт (или отрасль, подотрасль и т.п.) с названием “смешанный договор”.
Но, вообще “институт” ли это? Кто еще может чего-нибудь сказать существенного об этом институте?
Ну, дак я скажу так: у Пети договор аренды с твердо определенной суммой, поэтому по правовой природе он отличается от Машиного договора, где аренда установлена от доли доходов, и т.д.
По-моему, автор просто ерничает – он отлично понимает, что в прочитанных им статьях (как и в приведенном примере судебной практики) сей термин применяется “для красного словца”, в желании вставить умное словцо, без понимания сей юридической сущности.
Ну, а для обсуждения вот еще пример: оказывается у векселя может быть несколько правовых природ
[quote]При новом рассмотрении суду необходимо дать надлежащую оценку всем обстоятельствам, на которые ссылается ответчик как на основание своих возражений по иску, оценку представленным им доказательствам; определить правовую природу векселя N 262978 (либо это простое и ничем не обусловленное обещание уплатить сумму 2,5 млр. рублей – обязательство по уплате – либо средство платежа (обеспечение обязательств) по кредитным договорам от 28.10.96 и от 01.11.96); определить момент возникновения обязательства, обусловленного данной ценной бумагой.
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 18 декабря 1997 г. N Ф09-1083/97ГК/quote]
А теперь вернемся к ранжированию. [quote]Правовая природа – это принадлежность к тому либо иному элементу системы права (институт, субинститут, подотрасль, отрасль). [/quote]
Таково ли их соотношений?
Например, судя по ст. 11 НК РФ должно быть совсем наоборот:
[quote]1. Институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в настоящем Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.[/quote]
Т.е. не первом месте идет отрасль, а в ней имеются институты. Заметим, наряду с терминами и понятиями. Т.е. правовая природа имеется и отлична о т других в отношении:
организации
физические лица
индивидуальные предприниматели
лица (лицо) – организации и (или) физические лица;
банки (банк) –
счета (счет) –
лицевые счета –
счета Федерального казначейства –
недоимка –
свидетельство о постановке на учет в налоговом органе –
уведомление о постановке на учет в налоговом органе –
сезонное производство –
место нахождения обособленного подразделения российской организации –
место жительства физического лица –
обособленное подразделение организации –
учетная политика для целей налогообложения –
Понятия “налогоплательщик”, “объект налогообложения”, “налоговая база”, “налоговый период” и другие специфические понятия и термины законодательства о налогах и сборах
Т.е. у меня, как физика. совсем иная правовая природа, чем у соседа Петровича, держащего табачный ларек на вокзале. И прошу нас по правовой природе не путать!

Читать еще:  Как расторгается договор пожизненного содержания с иждивением

Добавлено в [mergetime]1187528236[/mergetime]
Относительно принадлежности к институту вот еще для анализа:

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 7 декабря 2005 г. N Ф09-4000/05-С6
.
Правовая природа выписки из Единого реестра определена п. 8 Правил, согласно которому выписка из Единого реестра является доказательством проведенного государственного технического учета и наличия объекта градостроительной деятельности по определенному адресу, в фиксированном составе, границах, назначении, принадлежности и иных характеристик на определенную дату.

#7 DSA DSA –>

№1. [quote]Судя по тексту, в мыслях правоприменителя живет деление договоров на поименованные и смешанные по их правовой природе. И это есть некий институт (или отрасль, подотрасль и т.п.) с названием “смешанный договор”.
Но, вообще “институт” ли это? Кто еще может чего-нибудь сказать существенного об этом институте?[/quote]

1. институт
2. Почитайте учебник Суханова про систему ГП РФ, что ли (в К+ он есть).

№2. [quote]Судя по тексту, в мыслях правоприменителя живет деление договоров на поименованные и смешанные по их правовой природе.[/quote]

НЕ путайте классификацию, виды и правовую природу. Это разные понятия.

№3 [quote]Ну, дак я скажу так: у Пети договор аренды с твердо определенной суммой, поэтому по правовой природе он отличается от Машиного договора, где аренда установлена от доли доходов, и т.д.[/quote]

правовая природа одна – договор аренды (институт). а вот какой договор аренды: здания? предприятия? прокат? Это уже субинституты. При этом не путайте с классификацией: срочные-бессрочные, с правом выкупа-без права выкупа и др.

№4 [quote]Ну, а для обсуждения вот еще пример: оказывается у векселя может быть несколько правовых природ
[quote]При новом рассмотрении суду необходимо дать надлежащую оценку всем обстоятельствам, на которые ссылается ответчик как на основание своих возражений по иску, оценку представленным им доказательствам; определить правовую природу векселя N 262978 (либо это простое и ничем не обусловленное обещание уплатить сумму 2,5 млр. рублей – обязательство по уплате – либо средство платежа (обеспечение обязательств) по кредитным договорам от 28.10.96 и от 01.11.96); определить момент возникновения обязательства, обусловленного данной ценной бумагой.
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 18 декабря 1997 г. N Ф09-1083/97ГК/quote][/quote]

Ну это вообще следовало бы оставить без комментариев. Читайте внимательно. ФАС говорит суду 1 инст не о том, что вексель может быть с несколькими правовыми природами. Правовая природа у него одна.
ФАС УО АБСОЛЮТНО ВЕРНО сказал: суд, проверь, а действительно ли здесь вексельное обязательство (правовая природа номер 1) или это обеспечительное обязательство (правовая природа номер 2). Это два разных правоотношения.

№5 [quote]Относительно принадлежности к институту вот еще для анализа:

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 7 декабря 2005 г. N Ф09-4000/05-С6
.
Правовая природа выписки из Единого реестра определена п. 8 Правил, согласно которому выписка из Единого реестра является доказательством проведенного государственного технического учета и наличия объекта градостроительной деятельности по определенному адресу, в фиксированном составе, границах, назначении, принадлежности и иных характеристик на определенную дату.[/quote]

Все правильно. пункт 8 правил содержит один из признаков Единого реестра, что является первым пунктом в схеме:
[quote]Чтобы раскрыть правовую природу необходимо установить:
1. Понятие, дефиницию соответствующей категории
2. Правовое регулирование данных отношений.[/quote]

Если Вы хоть что-то помните из ТГП (в чем я уже глубоко сомневаюсь), то должны знать, что именно из признаков складывается дефиниция категории

Хватит куски из Постановлений ФАСов высовывать. Все равно ни хрена не смыслите в доктрине.

Природа соглашения, юридическая сила которого нуждается в предоставлении (или появлении некоего обстоятельства)

Вопрос, неожиданно напавший на меня, представляет для меня интерес больше с теоретической точки зрения, о чем я сразу предупреждаю и предлагаю высказаться в таком же ключе, кому это покажется интересным. Какова природа соглашения, которое может считаться заключенным исключительно в результате появления определенного юридически значимого обстоятельства?

В главе 42 теперь предусматривается консенсуальная модель договора займа, оставляя лишь обязательную реальную модель для ситуации, когда займодавцем выступает гражданин. На данном примере можно попробовать посмотреть, какова правовая природа соглашения в конструкции любого реального договора до передачи вещей.

С точки зрения римского права в принципе понятно, откуда возник реальный договор, другое дело, странно, что в отечественном праве конструкция реального договора продержалась так долго (особенно на фоне нашей любви ко всякого рода трансплантатам).

Меня же интересует другое. Соглашение, достигнутое до момента передачи вещей в реальном договоре займа, вроде как нужно рассматривать как юридическое ничто, поскольку договор считается заключенным только с момента передачи вещи (абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК РФ, п. 2 ст. 433 ГК РФ). Однако, с точки зрения механики обязательственных отношений, квалификация такого соглашения в качестве юридического ничто вовсе не обязательна. Если единственным обстоятельством, запускающим обязательство по возврату вещей того же рода и качества, является лишь передача вещей в собственности заемщику, то соглашение о займе в принципе может квалифицироваться и как условная двусторонняя сделка, в силу которой положения данного соглашения (например, о процентах, сроках возврата, месте возврата и т.п.) распространяют свою силу на последующие отношения, при условии совершения второй сделки, как основания этих новых отношений (реальной передачи вещи). В общем то, насколько мне известно из римского права, заем изначально был беспроцентный. Более того, даже сейчас мы можешь обнаружить явные свидетельства данного факта в легальной дефиниции договора займа. А что до процентов, то обязательство их уплаты возникало в силу дополнительного соглашения.

Если же понимать соглашение без передачи вещей исключительно в качестве юридического ничто, то неизбежно возникают некоторые вопросы, например:

Как такое возможно, чтобы юридическое ничто после передачи вещи транслировало юридически значимые условия на возникшие отношения?

Я так понимаю, здесь отличная ситуация от той, которая изложена в п. 2 ст. 425 ГК РФ (в последнем случае речь идет о фактически сложившихся отношения, которым ретроспективно можно придать определенную юридическую форму). В случае соглашения без передачи вещей имеют место лишь два взаимно направленных волеизъявления, которые, вопреки провозглашенной свободе договора, не порождают никакого правового эффекта.

Не очень понятно, как быть с различными пороками, которые обычно приводят к недействительности волеизъявлений. Например, на момент достижения соглашения какая-то сторона была ограничена в дееспособности, а на момент передачи вещей, уже нет. Или вообще, ту или иную сторону заставили согласиться на определенные невыгодные условия предполагаемого договора займа, а сама передача уже была без порока воли.
Кстати, как относиться к такому временному лагу между моментом достижения соглашения и передачей вещей? Можно ли (нельзя?) рассматривать такую передачу вещей через месяц в качестве неосновательного предоставления? А через пол года? А полномочия на какую дату должны определяться? Думаю, вопросы можно продолжать.

Подобные вопросы справедливы к любым реальным договорам, и как мне кажется не решаются через конструкцию предварительных договоров, регулирование которых содержат правила, несовместимые с конструкцией реального договора. Точно так же нельзя рассматривать такое соглашение как некую рамку, условия которой «подгружаются» на случай совершения ожидаемого имущественного предоставления соответствующей стороной.

Проблема природы соглашения, вступление которого в силу законом или волей сторон поставлен в зависимостость от некоего обстоятельства, вроде как справедлива и применительно к проблеме условных сделок, в которых стороны обусловили неким обстоятельством не просто возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, но сам факт заключения соглашения, что, вроде как, допустимо с формальной точки зрения в силу свободы договора. Более того, с хозяйственной точки зрения, наверное, можно гипотетически помыслить нежелание сторон быть даже связанными эффектом ожидания до момента наступления условия. Правда, заключение такого юридически значимого соглашения на первый взгляд выглядит как-то странновато и вроде как содержит внутреннее противоречие.

Читать еще:  Договор репо это

Однако, мне кажется, что и в этом случае можно относительно непротиворечиво помыслить ситуацию, в которой нет ни фактических отношений, ни вроде бы и юридических отношений, которые при срабатывании условия как бы из ниоткуда подгружаются, но которые прежде были совершенно необязательны.

Не секрет, что в одном документе может быть спрятано несколько сделок. Так же нет причин сомневаться и в том, что сделки могут располагаться в виде «матрешек», юридический эффект которых ослабляется по мере глубины нахождения «матрешки» (сделки). Собственно говоря, сделка, которая предусматривает (либо законом предусмотрено), что она считается заключенной лишь при наступлении некоего условия (как и совершения предоставления в конструкции реального договора), по сути состоит из двух “матрешек”, и которых одна спящая (с большим объемом прав и обязанностей), а другая бодрствующая и при этом самая маленькая с очень слабым, но все равно имеющимся юридическим эффектом: содержанием данной сделки является исключительно одно единственное положение о том, что вторая сделка (“большая матрешка”) вступит в силу в момент наступления определенного условия.

Юридическая природа гражданско-правового договора

Имущественный (гражданско-правовой) оборот как юридическое выражение товарно-денежных рыночных связей складываются из многочисленных конкретных актов отчуждения и присвоения имущества (товара), совершаемых собственниками или иными законными владельцами. В подавляющем большинстве случаев эти акты выражают согласованную волю товаровладельцев, оформленную и закрепленную в виде договора 22 Андреева Л.Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой. Хозяйство и право.2007.-№12.-С.89.

Говоря о юридической природе гражданско-правового договора, нужно отметить, что ее понимание в разные временные периоды было различно, но всегда вытекло из определения договора. Так, Д.И. Мейер определял договор как соглашение воли двух или нескольких лиц, которое порождает право на чужое действие, имеющее имущественный интерес. Вникая в это определение договора, содержащие в себе существенные принадлежности его права, он отмечал в нем следующие моменты;

  • 1. Соглашение воли двух или несколько лиц, которое проявляется в том, что одна сторона дает обещание совершить какое-либо действие, представляющее имущественный интерес, а другая принимает так. Что договор можно определить как принятое обещание по отношению к предмету, представляющему имущественный интерес.
  • 2. Договор порождает право на чужое действие: одного соглашения двух или нескольких лиц еще недостаточно для существования договора, а нужно, чтобы соглашение именно порождало право на чужое действие.
  • 3. Действие другого лица, составляющее объект права, порождаемого договором, должно представлять собой юридический интерес.
  • 4. Действие другого лица, составляющее предмет соглашения, должно представлять имущественный характер. Имущественный характер действия, составляющего предмет договора, определяется возможностью оценить его на деньги, ибо имущество в гражданском быту имеет значение, как известная ценность, мерой же ценности служат деньги; поэтому естественно, что все имущественные отношения сводятся к денежной оценке 11 Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.,1997.-С.156..

Нетрудно заметить, что Д.И. Мейер уделял особое внимание именно имущественному характеру гражданско-правового договора. Это он отразил и в определении гражданско-правового договора, и в его признаках. В настоящее же время, думается, что все-таки определяющее значение в гражданско-правовом договоре играют такие признаки, как свобода волеизъявления сторон, свобода выбора партнера и т.п.

Следует особо остановиться на сделочной природе гражданско-правового договора. Так гражданско-правового договора принимается как наиболее распространенный вид юридических фактов. В качестве основания возникновения широкого спектра гражданских прав и обязанностей договора закреплен в особом подразделе ГК РФ.

В ст. 8 ГК РФ перечень юридических фактов открывают договоры и иные сделки, предусмотренные законом, а также договоры, хотя и не предусмотренные законом, а также договоры, хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему. Пункт 1 ст. 420 ГК рассматривает договор как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Указанное определение явно имеет в виду договор-сделку. Не случайно, поэтому п. 2 той статьи содержит отсылку к нормам о сделках: «К договорам применяются правила о двух или многосторонних сделках».

Сделочная природа договора подчеркивалась во всех трех ГК России. Это обстоятельство послужило обоснованием структуры ГК РФ. Имеется в виду, что все общее, что присуще сделкам так таковы, а значит и договорам, содержится в объединенной главе 9 ГК о сделках. Это относится в основном к определению условий действительности сделок, а также порядку и последствиям признания их недействительными. Исключение составлял только ГК 1922 г., который перенес в раздел об обязательствах последствия признания договора недействительным, сохранив в общей части Кодекса лишь условия действительности сделок и тем самым договоров. При такой структуре законодателю оставались три возможности: либо оставить без регулирования последствия недействительности односторонних сделок, либо дублировать соответствующие нормы применительно к завещанию и иным односторонними сделками, либо включить в регулирование односторонних сделок отсылки к договорам. Из этих вариантов ГК 1922 г. выбрал первый. 11 Соцуро Л.В. Гражданско-правовой договор как объект толкования.// Арбитражный и гражданский процесс. – 2005.-№1.-С.50.

Новый ГК РФ, по крайней мере, дважды стремится раскрыть содержание указанного понятия – «договор». Это сделано, прежде всего, в главе «Сделки». В силу п. 1 стю154 ГК договор представляет собой двух- или многостороннюю сделку, а п. 3 той же статьи предусматривает, что для заключения договора необходимо выражение воли двух сторон (двухсторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка). Ни та, ни другая норма не способна сама по себе определить сущность договора, поэтому возникает необходимость в приведенном выше п. 1 ст. 420 ГК РФ 22 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.,2005.-С.116..

Для того чтобы сделку можно было назвать договором, необходимо соблюдать определенные общие правила. А именно:

  • 1. При заключении сделки не должны иметь место разрозненные волевые действия одного, двух или более лиц. Договор – это документ, подтверждающий общую (в отличие от сделки) волю, единого волеизъявления двух или более лиц. Это умозаключение вытекает из смысла п. 1 ст. 420 ГК РФ.
  • 2. Должно иметь место свобода волеизъявления сторон (п. 1 ст. 421 ГК РФ).
  • 3. Должна обеспечивать принцип безусловной свободы в выборе партнера при заключении договора.
  • 4. Должна обеспечиваться свобода участников гражданского оборота в выборе любого партнера (при этом всякое понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключать договор, предусмотрена самим ГК, законом или добровольно принятым обязательством).
  • 5. Участником договора должна предоставляться также свобода в выборе вида договора, как предусмотренного, так и не предусмотренного законом или иным правовым актом (п. 3 ст. 421 ГК РФ), в том числе возможность применять смешанный договор.
  • 6. Должна быть свобода усмотрения сторон при определении условия договора, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иным правовым актом 11 Завидов Б.Д. Договорное право России. М.,1998.-С.20-21..

Наряду с понятием «договор» ГК используется понятие «соглашение». Объемы этих понятий не всегда совпадают. Если договор – это соглашение, то не всякое соглашение представляет собой договор.

В содержащихся в ГК определениях договора подчеркивается наряду с согласованием и другой квалифицирующий договор как сделку признак: ее направленность на возникновение взаимных прав и обязанностей (правоотношения). Если признак отсутствует, то и нет основания отождествления соглашения с договором.

В некоторых случаях нормы ГК ограничиваются указанием на «соглашение сторон», не называя последнее договором. О таких соглашениях идет речь в п. 2 ст. 213 ГК, в п. 1 ст. 233 ГК и др 22 Екимов С.А. Понятие и общая характеристика договора.// Журнал российского права.-2009. -№1.-С.45-46..

Независимо от места, в котором в ГК используется термин «соглашение», оно означает основание для возникновения, изменения и прекращения правоотношения, принимая форму сделки.

Для определения сущности этого понятия следует иметь в виду, что ст. 154 ГК проводит двучленное деление сделок: они могут быть либо односторонними, либо двух (много) сторонним, т.е. договорами. Следовательно, сделка, совершенная в виде соглашения, тем самым может быть только договором 33 Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора.// Журнал российского права. 2000. -№7.-С.85..

В ГК термин «соглашение» в ряде случаев используется в качестве синонима договора как такового и одновременно достигнутой в связи с развитием договора доверенности по тому, или иному вопросу. Соответствующее более широкое значение вкладывается в понятие соглашения, прежде всего нормами второй части ГК, посвященными договорами. Среди них, главным образом, речь идет об отдельных статьях главы о купле-продаже (п. 2 ст. 461, п. 1 ст. 465 ГК РФ и т.д.).

ГК РФ и некоторые другие акты употребляются наряду с «договором» и согласие в отличие от соглашения само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий: возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей. Его роль гораздо скромнее. Она проявлялась лишь в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в ГК РФ, в ином законе или другом правовом акте либо договоре, и сводится к тому, – что представляет собой непременное условие, при котором волеизъявление лица (для одной стороны) или совпадающее встречное изъявление воли других лиц (для договоров) способно создать правоотношение.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector