Непоименованный договор это

Непоименованный договор это

Смешанный договор (Полетаева А.)

Дата размещения статьи: 20.03.2015

В силу принципа свободы договора возникают смешанные (например, при включении в один договор условий о поставке материалов и подряда) и непоименованные договоры (отсутствующие в законе). Они удобны, так как дают большую свободу, позволяют сократить временные затраты на оформление и исполнение обязательств. Однако стороны могут столкнуться с определенными сложностями, о которых пойдет речь в статье.

Непоименованный договор

Прежде чем анализировать смешанный договор, рассмотрим договор непоименованный, который может являться одним из элементов смешанного. Стороны сделки могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (пп. 1 п. 1 ст. 8, п. 2 ст. 421 ГК РФ). В первом случае заключенный договор называется поименованным, во втором – непоименованным.
Непоименованный договор – это соглашение, содержащее новые, не установленные законом, но и не противоречащие ему условия. Единственное существенное условие, обязательное при заключении непоименованного договора, – предмет, который стороны определяют по своему усмотрению.
Примеры непоименованных договоров: договоры об установлении спонсорских отношений, о добровольном возмещении вреда, о сотрудничестве без элементов договора простого товарищества, о конфиденциальности, об опционе, о вексельном кредитовании. Обязательства приведенных договоров не относятся ни к одной из поименованных моделей.
Раздел III обязательственного права Гражданского кодекса регулирует не согласованную сторонами часть договора. Нормы, регулирующие отдельные виды договоров, могут применяться по аналогии с законом или по аналогии с правом в случае отсутствия по определенному вопросу соглашения сторон. В случаях, не предусмотренных законодательством, стороны руководствуются обычаями делового оборота – широко распространенными правилами, применимыми к отношениям сторон (п. 1 ст. 6 ГК РФ).
Однако непоименованный договор не должен нарушать обязательных предписаний норм закона и иных правовых актов.
Непоименованный договор имеет гибкую конструкцию, но результат его исполнения бывает непредсказуем: неизвестно, как истолкует суд условия договора в случае возникновения спора. Менее рискованным и менее гибким в свободе определения договорных условий является смешанный договор.

Смешанный договор

Согласно п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. В состав смешанного договора могут включаться и непоименованные элементы. Но для причисления договора к смешанному хотя бы один из его элементов должен быть поименован в законодательстве.
Элементы – это совокупность прав и обязанностей каждой стороны, характерная для определенного вида договора. При этом в договоре обязательно оговаривать все существенные условия модели поименованного договора, элементы которого в нем использованы. Естественно, отдельные обязательства сторон тоже необходимо учитывать как цель и природу договора в целом. Когда правовую природу договора установить невозможно, суды принимают во внимание действительную волю сторон с учетом обстоятельств дела.
Например, договор соинвестирования отличается от договора долевого участия в строительстве и является смешанным договором на выполнение работ и договором простого товарищества с обязанностью финансирования работ и правом получения их результата в объеме, пропорциональном произведенному финансированию. Такой вывод сделал Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 07.06.2013 N 09АП-12775/2013, 09АП-12776/2013. ООО оспаривало наложение штрафа налоговой. Общество получило права и обязанности соинвестора. Довод инспекции о неправомерности вычетов на уступку права участия в договоре соинвестирования ввиду связи права соинвестирования в строительстве объекта с инвестиционной деятельностью обоснованно отклонен судом. Иск общества удовлетворен.
Интересно, что в Гражданском кодексе поименованы некоторые виды смешанных договоров. Так, ст. 614 Кодекса признает договором аренды и такой договор, арендная плата по которому представляет собой встречное предоставление имущества в аренду. Договор банковского счета, содержащий условие о кредитовании счета (ст. 850 ГК РФ), рассматривается как смешанный (п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 19.04.1999 N 5). Статья 501 Гражданского кодекса предусмотрела договор найма-продажи.
Смешанным будет и такой договор, который сочетает самостоятельные обязательства. Например, договор о поставке товара включает условия о его страховании, хранении, перевозке и т.д., не требует оформления различных договоров, но и не приводит к появлению единого договорного обязательства. Такие договоры в судебной практике иногда называют комплексными, как например в Постановлении ВАС РФ от 06.10.2009 N 8244/09 (в договор включен комплекс предоставления услуг по перевозке).
Возможно сочетание основного договора с предварительным. В частности, можно представить наличие в едином договоре условий о купле-продаже наряду с условием о заключении в будущем договора оказания услуг (технического обслуживания проданной вещи).
Смешанный договор отличается от многокомпонентного, предусмотренного нормами гражданского права и урегулированного ими, хотя он может основываться на элементах простых традиционных договоров. Неделимыми договорами являются концессионное соглашение, договор перевозки, лизинга, финансовой аренды.

Разграничение смешанного и непоименованного договоров

На практике часто возникает вопрос о критерии разграничения смешанного и непоименованного договоров. Важно различать новизну конструкции и содержания, которые присущи непоименованным договорам, и необычные названия уже существующих договоров (инвестиционные и пр.). Стороны могут некритично воспроизводить экономические понятия (инвестиции, бизнес-проект и т.п.), подменяя ими гражданско-правовые конструкции (купли-продажи, подряда, займа, простого товарищества и т.п.). Очевидно, такие договоры не причисляются к непоименованным.
Главным признаком отличия непоименованного и смешанного договоров, так же как и при выявлении элементов, будет определение обязательств, имеющих решающее значение для разных договоров, хотя бы один из которых является поименованным. Если такие обязательства выделяются, то договор носит смешанный характер. Если нет – непоименованный.
Некоторые договоры в зависимости от включенных в них условий могут являться как смешанными, так и непоименованными. К ним относится инвестиционный договор (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 8105/07).

Правовое регулирование смешанного договора

Цель договора определяет, нормы каких видов договоров будут применяться к заключаемому соглашению. Согласно п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса к каждому элементу смешанного договора применяются правила о договорах, поименованные модели которых использованы, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
Когда заключается договор с непоименованным элементом, то по общему правилу к не урегулированным договором поименованным элементам применяются нормы закона о соответствующем договоре, а в отношении непоименованного элемента – общие положения обязательственного права. Также условия такого договора могут определяться обычаями делового оборота или аналогией закона (права). Отдельные пункты договора могут быть определены примерными условиями, разработанными для договоров соответствующего вида (ст. 427 ГК РФ).
В случае соединения в договоре равнозначных элементов правовое регулирование не должно различаться в ситуациях, когда стороны оформили свои обязательства в виде нескольких самостоятельных договоров и когда они объединили такие обязательства в один договор.
При наличии коллизии между обязательными для применения нормами к равнозначным элементам договора надо выбирать наиболее адекватную и справедливую в конкретном договорном контексте норму.
Обратите внимание: нельзя изменять применение обязательных норм с целью их обхода, так как такой пункт договора суд признает недействительным.
К договорам со встречным обязательством применяются специальные нормы права о данной договорной модели, к зеркальному обязательству применяются те же нормы. Не исключена возможность применения к таким договорам универсального положения главы о мене Гражданского кодекса, закрепляющего равноценность встречных предоставлений. При этом согласно п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 N 69 договор обмена товаров на эквивалентные по стоимости услуги не относится к договору мены, а является смешанным, содержащим элементы договоров купли-продажи и возмездного оказания услуг.
Правовой режим, относящийся к основному элементу, вытесняет режим подчиненного элемента. Правила о договорах, элементы которых второстепенны, применяются субсидиарно. В сложных случаях применяются общие нормы обязательственного права.
Например, по договору хранения хранителю предоставлено право пользования имуществом. Правила о договоре хранения будут иметь приоритет. Правила об аренде играют вспомогательную роль и уступают в случае коллизии правилам о хранении. Поэтому хранитель в данном случае не обладает правом на заключение договора аренды на новый срок, предусмотренным п. 1 ст. 621 Гражданского кодекса. Нормы Кодекса о прекращении хранения по первому требованию поклажедателя будут иметь приоритет.
Диагностика применения правовых норм:
– нужно убедиться, что договор не входит в число поименованных. Например, договор, по которому арендодатель предоставляет в аренду транспортное средство и оказывает услуги по управлению и технической эксплуатации, охватывается рамками поименованного договора аренды транспортного средства с экипажем (параграф 3 (1) гл. 34 ГК РФ). Такой договор не является смешанным;
– затем определить основные обязательства сторон;
– после определить экономическую цель договора и сопоставить ее с целями, типичными для таких договоров;
– и наконец, в сложных случаях выбрать оптимальную для сторон договорную модель для применения к конкретному элементу договора.
Когда смешанный договор сконструирован в законе, но не урегулирован им, действуют общие правила, применяемые к смешанным договорам. В отсутствие специальных указаний в договоре банковского счета к правоотношениям сторон согласно п. 2 ст. 850 Гражданского кодекса применяются правила о займе и кредите. По договору найма-продажи до перехода права собственности на товар к покупателю последний признается нанимателем переданного товара (и, соответственно, пользуется предусмотренными для нанимателя правами и обязанностями), а затем занимает позицию покупателя переданного товара. При этом предполагается, если иное не предусмотрено договором, что собственником покупатель становится с момента полной оплаты товара.
Наступление ответственности по смешанному договору за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств также определяется по общему правилу положениями о соответствующем виде договора, элементы которого входят в состав заключенного договора и обязательства по которому нарушены.

Форма смешанного договора

В судебно-арбитражной практике выработаны требования к форме смешанного договора. С момента принятия Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59 укрепилось общее правило, применяемое к заключению и форме смешанного договора, которое заключается в применении наиболее строгой формы из всех, установленных в отношении соответствующих элементов (письменной, нотариальной формы, а также государственной регистрации договора).

Расторжение смешанного договора

Смешанный договор предоставляет сторонам больше возможностей для его расторжения, чем поименованный. В этом случае можно использовать совокупность специальных норм, регулирующих расторжение каждого из договоров в составе смешанного. Выгодно включать в смешанный договор элемент возмездного оказания услуг, чтобы стороны имели возможность отказаться от договора в одностороннем порядке с условием выплаты неустойки (Постановление ФАС Уральского округа от 26.04.2010 N Ф09-2729/10-С5). Можно прописать, что расторжение смешанного договора до полного исполнения обязательств сторонами возможно исключительно по решению суда (Постановление ФАС Уральского округа от 31.08.2010 N Ф09-6791/10-С5).
Довольно просто происходит расторжение договора, содержащего неравноценные элементы. Например, по договору подряда заказчик предоставляет оборудование для выполнения работ в аренду подрядчику на период работ. Очевидно, элемент аренды является второстепенным по отношению к элементу подряда. Поэтому расторгать договор следует, руководствуясь положениями о подряде.
Сложнее решить вопрос о расторжении, когда договор включает равнозначные элементы. Например, по договору одна сторона обязуется оказать услуги, а вторая – выполнить равноценные работы. Какими нормами руководствоваться заказчику работ, если он желает отказаться от договора: положениями ст. 717 Гражданского кодекса об отказе заказчика от исполнения договора подряда или нормой ст. 782 Гражданского кодекса об одностороннем отказе от исполнения договора возмездного оказания услуг? Финансовые последствия реализации права на односторонний отказ, предусмотренные этими статьями, различны. В первом случае уплате подлежит часть цены, пропорциональная выполненной работе, а также сумма убытков в пределах разницы между ценой договора и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Во втором случае оплате подлежат лишь фактически понесенные расходы.
Нормы о подряде субсидиарны по отношению к правилам об оказании услуг, то есть играют вспомогательную роль и применяются, если это не противоречит ст. ст. 779 – 782 Гражданского кодекса. Таким образом, лучше отдать предпочтение ст. 717, потому что она может применяться к обоим видам договоров. Можно заблокировать оба конкурирующих положения со ссылкой на существо смешанного договора. Тогда порядок и основания расторжения регулируются ст. 450 Гражданского кодекса как наиболее нейтральные.
Возможность заключения смешанных договоров значительно облегчает предпринимательскую деятельность. Но всегда стоит рассчитывать риск негативных последствий заключения смешанного договора.

Читать еще:  Партнерский договор это

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Классификация непоименованных договоров в праве Российской Федерации

Коссова Анастасия Олеговна,
г. Екатеринбург, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования “Уральский государственный юридический университет”

Выявление классификации непоименованных договоров служит определению порядка и способов правового регулирования таких договоров. Ввиду этого учеными-юристами неоднократно предпринимались попытки классифицировать непоименованные договоры.

Так, А.Я. Ахмедов в своем диссертационном исследовании выделяет три классификационные группы непоименованных договоров [1, с. 11].

Признак частоты (популярности) использования и значения для гражданского оборота положен в основу деления непоименованных договоров на:

  1. непоименованные договоры, сформировавшиеся ввиду потребности оборота (к примеру, дистрибьюторский договор);
  2. непоименованные договоры, сформировавшиеся ввиду случая.

А.Я. Ахмедов предлагает относить договор к категории непоименованных только в том случае, если такой договор обладает одним или несколькими квалификационными признаками непоименованных договоров. Такими квалификационными признаками, по его мнению, являются, новые, не известные поименованным договорам направленность, предмет и (или) объект договора. Квалификационный признак непоименованного договора является основанием для выделения непоименованных договоров:

  1. имеющих новую, не известную поименованным договорам направленность (примером может служить контракт на получение права использования подарочного сертификата или дистрибьюторский договор);
  2. имеющих новый предмет (например, договоры, фиксирующие непоименованные способы обеспечения исполнения обязательств, в частности, обеспечение исполнения обязательств государственной гарантией [8, c. 216]);
  3. отличающихся специфическим объектом (к примеру, договор предоставления персонала (договор аутстаффинга)).

Следует отметить, что непоименованный договор может обладать как одним из указанных квалификационных признаков, так и их совокупностью.

Е.А. Батлер выделяет следующие виды непоименованных договоров:

  1. унитарные непоименованные договоры;
  2. смешанные непоименованные договоры.

Унитарные непоименованные договоры, или абсолютно непоименованные договоры – это непоименованные договоры, которые не имеют никаких общих признаков с поименованными договорами. Особенность таких договоров заключается, как отмечает Е.А. Батлер, в том, что к ним невозможно применить аналогию закона ввиду невозможности найти схожие с ними признаки в нормах Гражданского кодекса РФ, посвященных регулированию известных видов договоров.

Е.А. Батлер исследует вопрос: применим ли институт непоименованного договора к типу, роду, виду и подвиду (разновидностям) договоров?

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский классифицируют гражданско-правовые договоры на четыре типа по признаку направленности на достижение правового результата, выделяя:

  1. договоры, направленность которых определяется передачей имущества (договоры купли-продажи, мены, дарения, аренды);
  2. договоры, направленные на выполнение работ (договор подряда, договор на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ);
  3. контракты, направленные на оказание услуг (договоры хранения, перевозки, поручения, комиссии или агентирования);
  4. договоры, направленные на учреждение каких-либо образований (договор простого товарищества, учредительный договор) [4, c. 399].

Е.А. Батлер приходит к выводу о том, что к конструкции непоименованного договора в целом не применимы классификационные признаки вышеуказанных четырех договорных типов. Исключение, однако, составляют выделяемые им в диссертационном исследовании унитарные непоименованные договоры, обладающие признаками одного из договорных типов.

По мнению Е.А. Батлера, непоименованные унитарные договоры можно, как минимум, отнести к определенному договорному типу.

К примеру, непоименованными договорами первого из вышеуказанных договорных типов следует считать договоры о предоставлении содержания [6, c. 23]. К ним относятся брачный договор (гл. 8 Семейного кодекса РФ), соглашение об уплате алиментов (гл. 16 Семейного кодекса РФ), соглашение об участии в несении дополнительных расходов (ст.ст. 86 и 88 Семейного кодекса РФ).

Примером договора, направленного на выполнение работ, служит договор безвозмездного подряда.

Чрезвычайно распространены на практике непоименованные договоры, относящиеся к третьему типу, т.е. направленные на оказание услуг. Это, в том числе, спонсорский договор [7, c. 11], договоры информационного обслуживания [5, c. 17], включая договоры консалтинга и маркетинга, договор на оказание услуг по поиску и подбору персонала, договор о предоставлении услуг хостинга (о создании и техническом обслуживании (поддержке) веб-сервера (сайта) в телекоммуникационной сети Интернет).

В качестве примера непоименованного договора четвертого договорного типа можно упомянуть договор долевого участия в строительстве, который в связи со вступлением в силу Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ “Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации” был включен законодателем в родовой гражданско-правовой договор простого товарищества [3. C. 88].

На следующих ступенях классификации непоименованные унитарные договоры классифицируются по выделяемым в Гражданском кодексе РФ и теории гражданского права родам, видам, подвидам и разновидностям гражданско-правовых договоров.

Таким образом, любой непоименованный унитарный договор можно отнести к определенному классификационному уровню гражданско-правовых договоров. Тем не менее, за пределами приведенной классификации остались непоименованные унитарные договоры, не относимые ни к одному из таких классификационных уровней, и непоименованные смешанные договоры, сочетающие в себе различные договоры, относящиеся к разным классификационным уровням. В этом видится недостаток подобного деления непоименованных унитарных договоров в соответствии с договорными типами, родами и т.д. Однако результат такой классификации имеет значение для определения порядка правового регулирования непоименованных унитарных договоров.

Наиболее обоснованным представляется деление непоименованных договоров по критерию наличия в договоре признака (элемента) какого-либо поименованного договора на: унитарные непоименованные договоры и смешанные (комплексные) непоименованные договоры (отраслевые и межотраслевые). Большое практическое значение, безусловно, имеет классификация непоименованных договоров, в основе которой лежит квалификационный признак непоименованного договора (новый предмет, специфическая направленность, особый объект).

  1. Ахмедов А.Я. Непоименованные договоры в гражданском праве России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2015
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изм. и доп.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301
  3. Батлер Е.А. Непоименованные договоры: Некоторые вопросы теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. – 183 с
  4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М.: Статут, 2002. – 548 c.
  5. Дорохова Н.А. Договоры об информационно-правовом обслуживании // Информационное право. 2011. № 2. С. 16-19
  6. Ксенофонтова Д.С. Соотношение договоров о предоставлении содержания в семейном праве // Бюллетень нотариальной практики. 2011. № 2. С. 22-24
  7. Лазукова Е.М., Мельникова Е.В. Порядок учета благотворительной помощи // Бухгалтерский учёт в бюджетных и некоммерческих организациях. 2011. № 3. С. 9-12
  8. Лысенко А.Н. Легальные обеспечительные меры, не упомянутые в главе 23 Гражданского кодекса РФ: проблемы квалификации // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: сб. статей / отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010.
  9. Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с изм. и доп.) // Собрание законодательства РФ. 1996 г. N 1. Ст. 16.

Непоименованные договоры

В статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации появилось новое интересное правило о непоименованных договорах. К таким договорам правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются.

Экономическое развитие в России не стоит на месте: появляются новые имущественные отношения сторон гражданского оборота, что порождает необходимость расширения и создания новых форм взаимодействия участников гражданского оборота. И это стимулирует законодателя к постоянному расширению системы гражданско-правовых договоров. Но законодательство объективно отстает от динамично развивающихся экономических отношений, и в связи с этим, не успевает объять своим регулированием новые образующиеся в этой сфере общественные отношения. Выходом из данной ситуации является законодательное закрепление возможности заключать договоры с непоименованными договорными конструкциями.

Непоименованным является договор, не предусмотренный гражданским законодательством. Он имеет свою каузу, не известную Гражданскому кодексу Российской Федерации, а также не соответствует квалифицирующим признакам отдельных закрепленных в законодательстве видов поименованных договоров. В ином случае, это будет либо смешанный договор, либо часто встречающаяся в практике простая подмена названия, которая возникает, когда стороны воспроизводят экономические или иностранные понятия, например, финансирование, бизнес-проект. Хотя, в сущности, эти договоры могут являться договорами целевого займа или простого товарищества.

На современном этапе экономического развития выявляются все новые и новые нетипичные договорные конструкции, которые в конечном счете становятся предметом судебных разбирательств. Одним из ярких примеров непоименованного договора является договор на использование отдельного конструктивного элемента здания для рекламных целей. Так, Акционерным обществом был заключен с собственником здания договор, на основании которого общество получило право использовать крышу данного здания для размещения рекламы. По истечении установленного срока действия этого договора собственник отказал акционерному обществу в заключении договора на новый срок, заключив аналогичный договор с другим лицом.

Акционерное общество, полагая, что заключенный между ним и собственником договор является договором аренды крыши здания, на основании статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации обратилось в арбитражный суд с иском о переводе на себя прав и обязанностей по второму договору. В исковом заявлении общество указало, что в течение двух лет устанавливало на крыше свои рекламные щиты и добросовестно исполняло обязательство по внесению платежей.

Суд отказал в удовлетворении иска, признав не подлежащей применению статью 621 ГК РФ. При этом в решении суда было отмечено, что правоотношения, возникшие между сторонами и связанные с использованием истцом для рекламных целей крыши здания, принадлежащего ответчику на праве собственности, не являются арендными и, следовательно, не могут регулироваться правилами главы 34 ГК РФ. Суд указал, что анализ спорного договора свидетельствует о том, что его предметом являлось предоставление истцу возможности на возмездной основе размещать рекламу на крыше принадлежащего ответчику здания. Такой договор не противоречит ГК РФ, отношения сторон регулируются общими положениями об обязательствах и договорах, а также условиями самого договора.

Читать еще:  Договор ПДКП что это

Таким образом, договор на использование отдельного конструктивного элемента здания для рекламных целей не является договором аренды, поскольку прав на имущество по нему не возникает, а его предмет заключается в предоставлении одним субъектом другому возможности на возмездной основе размещать рекламу в здании или помещении (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» и п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания»).

В ином случае, если бы норма о непоименованных договорах в гражданском законодательстве отсутствовала и у сторон возник бы спор, который оказался в суде, суд в таком случае вместо того, чтобы руководствоваться условиями договора, пытался бы найти в Гражданском кодексе похожий договор и применить нормы, регулирующие этот похожий договор, к отношениям сторон спора, не смотря на то, что стороны имели в виду именно то, что они указали в договоре и, может быть, специально выбрали не поименованную в Гражданском кодексе сделку, потому что их не устраивает регулирование похожих сделок, отраженных в Гражданском кодексе.

Таким образом, указанная норма защищает как раз от таких ситуаций. Суд не сможет решить спор из нашего примера так, как будто речь идет о договоре аренды. Но это не исключает возможности применения правил об аналогии закона к отдельным отношениям сторон по непоименованному договору. То есть суд вправе, если того требуют обстоятельства спора (например, речь идет о защите слабой стороны договора или защите публичного интереса), применить по аналогии к отдельным отношениям сторон какие-то близкие нормы, регулирующие поименованные договоры.

Мищенко Тамара – юрисконсульт компании “Альта Виа”

Непоименованные договоры в российском гражданском праве

Азимова Е. А.
студентка 3 курса очного юридического факультета
Российского государственного университета правосудия

Статья 421 Гражданского кодекса РФ[1] (далее – ГК РФ) провозглашает принцип свободы вступления в договорные отношения, свободы выбора контрагента, свободы выбора вида договора и свободы согласования условий договора.

Пункт 2 ст. 421 ГК РФ гласит, что «стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законами или правовыми актами»[2]. Это дает свободу заключения непоименованных договоров и означает, что ГК РФ не знает замкнутого перечня видов соглашений. Следовательно, любая договорная конструкция, не предусмотренная законом и не противоречащая ему, признается допустимой.

Востребованность непоименованных договоров объясняется тем, что имеющиеся договорные конструкции не отвечают интересам участников договора. Отсюда у участников полная свобода оформлять свои отношения так, как посчитают нужным, не ограничиваясь уже имеющимися договорными конструкциями. Однако данная свобода заключения любых договоров не носит безусловного характера; она раскрываются и в то же время ограничивается такими оценочными понятиями, как добросовестность, разумность, справедливость. Если же понимать свободу договора в абсолютном ее значении, то принцип может плавно перейти в злоупотребление правами.

Понятие «непоименованный договор» не имеет легального определения в российском законодательстве. Поэтому считаем необходимым разобраться, что именно понимают под таким договором. Так, законодательство понимает под таким термином договор, «не предусмотренный законом или иными правовыми актами»[3]. С одной стороны, законодатель указывает, что непоименованный договор – это договор, который не имеет своего индивидуального названия, несмотря на то, что может состоять из известных гражданскому праву элементов (например, смешанный непоименованный договор). Судебная практика богата именно такими договорами[4].

Другая позиция состоит в том, что непоименованный договор – это договор, не имеющий какого-либо законодательного регулирования, хотя он и упоминается в каком-либо законе или ином нормативном правовом акте[5].

Возможно также понимание непоименованного договора как ситуации, когда между сторонами фактически могут сложиться правоотношения, и эти правоотношения разрешены законом (например, в самом законе указано, что такие правоотношения могут возникнуть; в данном случае договор следует понимать как правоотношение), но не имеют должного регулирования. Сюда относятся ситуации при заключении договора суррогатного материнства. Существование такого правоотношения установлено Семейным кодексом РФ[6] и ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ[7].

И, наконец, последнее понимание договора как непоименованного – это существование такого правоотношения и сделки, которые абсолютно нигде не указаны. Наверное, трудно изобрести такой юридический факт, который станет основой договора и будет иметь иное содержание по сравнению с обычными договорами и иную направленность. Поскольку современная реальность динамична и экономические отношения развиваются со стремительной скоростью, возможность существования иных, отличных от уже известных договоров не исключается. Рискнем предположить, что такие договорные конструкции могут быть распространены в динамично развивающихся сферах – в медицине, микробиологии, промышленности, сельском хозяйстве. Так, в медицине существуют ситуации трансплантации человеческих органов или кожных покровов. Как с точки зрения права квалифицировать такие отношения? Если это услуга, то услуга в части деятельности медиков по пересадке органа с использованием своего оборудования, знаний и квалификации.

А отношения по поводу предоставления органа медицинской организацией реципиенту? По действующему законодательству органы не могут быть предметом какого-либо договора. Можно квалифицировать такие отношения как пожертвование со стороны донора. Договором подряда такие отношения также назвать не представляется возможным (за исключением, если орган был создан искусственно, то могут присутствовать элементы смешанности подряда и медицинских услуг), поскольку вещественный результат невозможно достичь.

Вопрос признания таких договоров непоименованными и законными будет целиком делегироваться судам. На наш взгляд, при квалификации договора как непоименованного стоит исходить из направленности договора и объекта. Направленность договора проявляется в совместной направленности волеизъявления сторон, в преследовании «интересной и необходимой» цели, а также нацеленности на результат. Если непоименованный договор имеет новую, неизвестную ГК РФ направленность, то следует применять общие нормы для договоров, а также большую роль играет процесс толкования. Что касается объекта договора, то считается, что перечень объектов гражданского оборота обозначен как исчерпывающий, однако в данный момент согласиться с этим трудно, так как в обороте участвуют человеческие органы (мы говорим о законном обороте), человеческие ткани, кровь, в информационной сфере распространены сделки с доменными именами. Трудовая функция работника как предмет договора аутстаффинга также может быть объектом оборота.

Особый интерес представляют договоры в сфере права интеллектуальной собственности, а именно договоры на создание служебных произведений. В соответствии со ст. 1295 ГК РФ авторское право на результат интеллектуальной деятельности принадлежит автору, но исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если иное не предусмотрено договором между сторонами[8]. Судебная практика богата примерами, когда исключительными правами владеют коммерческие организации[9], но судьба этих исключительных прав остается неизвестной, если коммерческая организация-работодатель ликвидируется. Из смысла ст. 1295 ГК РФ можно предположить, что исключительное право на произведение может вернуться автору, если работодатель не будет использовать это произведение в течение трех лет.

Как видим, возврат исключительного права автору осуществляется в рамках существования действительных трудовых отношений, а ликвидация организации предполагает прекращение всех отношений, и, следовательно, никакого возврата исключительного права осуществляться не будет, так как это не предусмотрено действующим законодательством. Можно предположить, что такое произведение перейдет в разряд общественного достояния. Но по смыслу статей 1281, 1282 ГК РФ[10] переход результата интеллектуальной собственности в разряд общественного достояния связан с прекращением действия исключительного права в связи со смертью автора и истечении семидесяти лет после его жизни. Думается, что это является существенным нарушением прав автора, в том числе на вознаграждение. Конечно, следует исходить из того, какое именно создано произведение, но в то же время не следует забывать и о ценности произведения. В случае если результат интеллектуальной деятельности представляет собой прорыв и инновацию в коммерческой деятельности, гражданском обороте, то совершенно необоснованно лишать автора вознаграждения лишь только потому, что его некому выплачивать.

Думается, что следует исходить из того, что стало предпосылкой создания того или иного результата интеллектуальной деятельности, кто являлся инициатором создания. В действительных трудовых отношениях – это работодатель, но если трудовые отношения прекращаются, то необходимо заключить договор (его, по нашему мнению, можно отнести в разряд непоименованных), который будет направлен на дальнейшее использование результата интеллектуальной деятельности физического лица (бывшего работодателя) и его обязанности выплачивать вознаграждение физическому лицу-автору (бывшему работнику). Внешне такой договор похож на договор лицензирования, однако существенным отличием будет являться то, что в момент заключения договора автор произведения не обладает исключительными правами, а, значит, распоряжаться ими не может. Таким образом, в таких отношениях делается упор на добросовестность и уважение прав автора со стороны бывшего работодателя. Или же как один из вариантов поведения работодателя, который решил прекратить деятельность юридического лица, полностью и окончательно передать по гражданско-правовому договору исключительные права на результат интеллектуальной деятельности автору.

Процесс выявления и заключения непоименованного договора достаточно трудоемкий. В судебной практике имеются примеры, когда сторона сама изъявляет, что к спорным правоотношениям применяется аналогия закона[11]; ситуации, когда суды затрудняются в определении вида договора и обращаются к научному сообществу[12]; суд сам указывает, что между сторонами заключен непоименованный договор, в то время как стороны полагали, что имеют обычный гражданско-правовой договор[13]; бывает, что стороны не соглашаются с выводами судов о том, что договор является непоименованным[14].

Из этого можно сделать вывод, что процесс заключения непоименованных договоров очень динамичен. Видится, что в будущем у профессиональных и непрофессиональных участников экономического оборота пропадет страх заключения таких договоров, что позволит им осуществлять свободную деятельность, направленную на обеспечение и реализацию своих интересов и получения выгоды.

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Российская газета. 1994. 8 декабря. № 238-239.

Понятие и значение непоименованного договора

Дата публикации: 10.12.2016 2016-12-10

Статья просмотрена: 3852 раза

Библиографическое описание:

Арбузова А. А., Маркова О. А. Понятие и значение непоименованного договора // Молодой ученый. — 2016. — №27. — С. 545-547. — URL https://moluch.ru/archive/131/36700/ (дата обращения: 05.02.2020).

В статье рассматриваются понятие непоименованного договора в гражданском праве и некоторые вопросы его правового регулирования.

Ключевые слова: свобода договора, непоименованный договор, классификация гражданско-правовых договоров, смешанный договор, правовое регулирование

Свобода договора является одним из базовых принципов гражданского права. С точки зрения изучения договорного права этот принцип весьма интересен, так как рассматривается с разных сторон. Конечно, данная свобода не является безграничной. Она имеет определенные рамки, которые устанавливаются для нее как различными нормативными правовыми актами, в частности Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), так и, собственно, складывающимися общественными отношениями.

Читать еще:  Признание договора дарения ничтожным

В пункте 2 статьи 421 ГК РФ установлено, что «стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами» [2]. Данная норма предоставляет субъектам гражданского права, в условиях постоянной эволюции общественных отношений, свободу выбора того или иного договора. Если субъекты хотят стабильности и организованности в отношениях — они могут выбрать для достижения своих целей любой договор, предусмотренный законом или иными правовыми актами. Конечно, ГК РФ не может охватить все виды договоров. Зато он регулирует большую часть гражданского оборота, и для многих участников этого вполне достаточно. Если же в отношениях между субъектами права имеются определенные специфические особенности (в первую очередь это касается именно предмета договора), то стороны могут прибегнуть к заключению договора, который не предусмотрен законом. В этом случае главным условием является отсутствие противоречия прямым законодательным запретам и соответствие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Пунктом 2 статьи 421 ГК РФ предусмотрен критерий классификации (деления) договоров на поименованные и непоименованные договоры. Понятно, что в условиях постоянного экономического развития имущественные отношения, регулируемые договорным правом, тоже развиваются. «Как только оборот принимает новые формы, так сразу же рождаются новые типы обязательств» [3, С. 146].

Вопросы, связанные с непоименованными договорами, в настоящее время являются весьма актуальными для гражданского права, так как недостаточно изучены. Многие вопросы в отношении критериев выделения непоименованных договоров, определения применимых к ним императивных и диспозитивных норм, а также пределов свободы заключения непоименованных договоров до сих пор либо вовсе не исследовались, либо не имеют однозначного решения на уровне доктрины и судебной практики [4, С.2].

Возникновение непоименованного договора коренится в римском частном праве. К началу нашей эры уже сложилась определенная (ее часто называют замкнутой) система договоров — вербальные (устные), литеральные (письменные), реальные и консенсуальные контракты. Но данный исчерпывающий перечень договоров, в котором каждый контракт имел свое хозяйственное значение и правовую регламентацию, не мог удовлетворять все потребности общества того времени. В торговле каждый день появлялись новые отношения, которые уже не укладывались в данный перечень контрактов и, тем самым, приводили к появлению новых договоров. Такие отношения нужно было как-то регулировать.

У римских юристов встречается противопоставление новых договоров, выходивших за рамки замкнутого перечня, таким договорам, которые «имеют свое название». На этом основании средневековые юристы назвали новую категорию «contractusinnominati», то есть безыменные, непоименованные контракты [6, С.250]. Хотя такое название является не совсем точным. Ведь некоторые контракты, относившиеся к группе «безыменных», в ходе развития все-таки получили свое название. Это и оценочный договоров (contractusaestimatorius), и договор мены (permutatio). Интересно, правда, что в результате эволюции договор мены переместился в группу поименованных договоров. Непоименованные контракты понимались в том смысле, что данная категория не имела такого обозначения как основные цивильные контракты, составляющие замкнутую систему договоров. Но безыменным договорам удалось стать составляющим звеном римской системы контрактов. Самое главное, что они имели отличительную особенность. За стороной, которая выполнила свое обязательство, но не получила ничего от другой стороны, сохранялось право взамен предъявления иска о понуждении контрагента к встречному предоставлению предъявить кондикционный иск о возврате исполненного первой стороной как неосновательного обогащения [6, С.251].

Как такого понятия «непоименованный договор» в ГК РФ нет. В кодексе закреплена только правовая основа для заключения такого договора. Но прежде чем разобраться, что это за договор, будем идти от обратного — определим, что такое поименованный договор.

В ГК РФ представлены определенные договорные конструкции, причем некоторые из них разделены на отдельные виды (купля-продажа, аренда, подряд и т. д.). При этом отдельные виды договоров подлежат правовой регламентации не только нормами ГК РФ, но и другими нормативными правовыми актами. Ярким примером может служить договор энергоснабжения. В ГК РФ установлено, что к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным ГК РФ, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении (например, Федеральный закон от 23 ноября 2009 года № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Федеральный закон от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» и другие), а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними. Так, к примеру, в Федеральном законе «Об электроэнергетике» предусмотрено, что «взаимодействие системного оператора и организаций коммерческой инфраструктуры оптового рынка при выполнении ими своих функций осуществляется на основании заключаемого ими соглашения…» [8]. Данный вид договора (соглашения) относится к числу поименованных договоров, так как прямо упомянут (закреплен) в законе.

Таким образом, поименованный договор — это договор, который предусмотрен (упомянут) законом, и, соответственно, регулирование такого договора осуществляется в соответствии с правовыми нормами, предназначенными для данного вида договора.

Непоименованный договор — это такой договор, который прямо не упомянут в законе, но в целом не противоречит гражданскому законодательству. Данный договор позволяет участникам отношений выходить за рамки предусмотренного ГК РФ перечня договоров и самостоятельно устранять возникающие, в условиях постоянного экономического развития и усложнения имущественных отношений, законодательные пробелы. Но в практике применения непоименованных договоров существует ряд проблем. В частности, это касается случаев толкования судом условий такого договора при возникновении споров между сторонами.

Часто непоименованный договор путают со смешанным договором. Вернее, на практике очень сложно определить те критерии, которые их разграничивают. Смешанный договор в гражданском законодательстве представляет собой сочетание элементов различных договоров. Об этом свидетельствует пункт 3 статьи 421 ГК РФ: «Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор)». [2]. По сути, смешанный договор соединяет в себе элементы поименованных договоров (например, кредитный договор и поручительство или договор поставки, включающий в себя элементы хранения), хотя сам по себе к их числу не относится. Следовательно, «к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора». [2]. Отсюда можно сделать вывод, что основным отличием смешанного договора от непоименованного будет то, что непоименованный договор по своей сути самостоятельный и одиночный договор. А также то, что в отличие от смешанного договора в ГК РФ (или ином правовом акте) отсутствует упоминание о непоименованном договоре или его отдельных элементах.

Также проблемы возникают при правовом регулировании непоименованных договоров. Основной принцип регулирования таких договоров состоит в том, что к ним напрямую применяются лишь общие положения о сделках, обязательствах и договорах, в то время как специальные нормы о поименованных договорах могут применяться лишь по аналогии закона [4, С.40].

На этот счет в юридической литературе есть различные точки зрения. Так, например, Д. И. Мейер считал, что «…договор несамостоятельный, или безымянный, обсуживается исключительно по общим определениям законодательства о договорах…» [5, С. 500]. И. Б. Новицкий, Л. А. Лунц в труде «Общее учение об обязательствах» поддерживали первостепенное значение общих положений об обязательствах, возникающих из договоров, и уточняли, что «… в соответствующих случаях и соответствующих частях могут быть применены нормы, остановленные законом для типичных договоров». [7, С. 282]. Иной точки зрения придерживался М. И. Брагинский, который считал, что, в первую очередь, к непоименованным договорам необходимо применять нормы сходного договорного типа (аналогия закона), затем общие обязательственные нормы, и только потом — общие начала гражданского законодательства (аналогия права) [1]. Существует еще немало подобных мнений различных авторов (Е. А. Батлер, О. С. Иоффе, О. Ю. Скворцов и т. д.). Данная неоднозначность в научной доктрине ставит вопрос правового регулирования непоименованных договоров в ряд актуальных. Но проанализировав мнения авторов, можно сделать вывод, что наиболее правильным будет все же применение к непоименованным договорам общих норм гражданского права о сделках, обязательствах и договорах. Ведь если применять к ним нормы сходного договорного типа, как предлагал М. И. Брагинский, то само понятие непоименованного договора теряет свой смысл — в отношении непоименованного договора в законодательстве «не предусмотрено никакого позитивного регулирования, хотя бы он упоминался в каком-либо законе или ином нормативном правовом акте» [4, С.7].

Кроме выше сказанного, существуют также проблемы в квалификации договоров в качестве непоименованных (а именно в определении квалифицирующих признаков), а также проблемы, касающиеся защиты прав сторон такого договора. Представители юридической науки советского и современного периода предлагают на этот счет самые разнообразные варианты.

Считается, что на практике субъекты права применяют непоименованные договоры редко, отдавая предпочтение закрепленным в законе, стабильным видам договоров. Но как бы то ни было, законодательство не успевает следовать динамике развития рыночных отношений, в ходе которой возникают новые виды договоров путем как раз формирования непоименованных договорных моделей, приобретающие особую актуальность в современном обществе.

  1. Брагинский М. И. Основы учения о непоименованных (безымянных) и смешанных договорах. — М.: Статут, 2007. — С. 50.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон [31 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с посл. изм. и доп.)] // Росс. газета. — 1994. — 08 декабря. — № 238–239.
  3. Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Том 1. — М.: Юридический центр Пресс, 2003. — 272 с.
  4. Карапетов А. Г., Савельев А. И. Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 4/2012. — 45 с.
  5. Мейер Д. И. Русское гражданское право. Изд-е 5-е / Д. И. Мейер. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 742 с.
  6. Новицкий И. Б. Римское право: учебник / И. Б. Новицкий. — М.: КНОРУС, 2011. — 304 с.
  7. Новицкий И. Б. Лунц Л. А. Общее учение об обязательствах. — М.: Юр. лит., 1950. — 412 с.
  8. Об электроэнергетике: федеральный закон [26 марта 2003 года № 35-ФЗ (с посл. изм. и доп.)] // Росс. Газета. — 2003. — 01 апреля. — № 60.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector