Является ли прослушка телефона доказательством в суде ""

Является ли прослушка телефона доказательством в суде

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры:

“Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)”.

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы “Яковлев и Партнеры”:

“Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их “контрагент” уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства”.

Сергей Карпушкин, юрист практики “Разрешение споров” юридической фирмы “Борениус”:

“Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.”.

Роман Беланов, руководитель проектов компании “Хренов и партнеры”:

“Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство”.

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

“Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком”.

Прослушивание телефонных переговоров. Практика судебных разбирательств

Согласно Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23 часть 2 Конституции РФ).

Основания для судебного решения

Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, которые фиксируются на отдельных этапах ее осуществления.

С учетом изложенного информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получить судебное решение (Определение Конституционного суда РФ от 2.10.03 г. № 345-О).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (абзац 3 п. 14 постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Читать еще:  Как вернуть страховую премию

Если аудиозаписи телефонных переговоров граждан были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 1 ст. 13 Закона № 144-ФЗ (органы МВД России и ФСБ России), при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые предусмотрены в п. 10 ст. 6 Закона № 144-ФЗ, были полностью соблюдены требования ст. 8 данного Закона, то право граждан на тайну своих телефонных переговоров не считается нарушенным.

При соблюдении уголовно-процессуальной процедуры и обеспечении последующих судебной проверки и оценки доказательств подобные действия не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного Конституцией РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей (Определение Пермского краевого суда от 21.08.13 г. № 33–7838).

Таким образом, законодательно установленная возможность прослушивать телефонные переговоры граждан является необходимым конституционным ограничением их свобод, которое направлено на обеспечение защиты общественной безопасности и правопорядка, предотвращение преступлений и иных противоправных действий.

Порядок судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров

Материалы об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассматриваются судом, как правило, по месту осуществления таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой ст. 9 Закона № 144-ФЗ, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Это постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. В случае необходимости продлить срок действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает упомянутые конституционные права граждан, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность орган вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Руководители судебных органов (председатели судов и их заместители) создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.

Граждане вправе обжаловать вынесенные против них решения о прослушивании телефонных переговоров в суд. При этом выбор вида судопроизводства — уголовный или гражданский — зависит от того, в каком порядке прослушивались телефонные переговоры: в рамках производства по делу об административном правонарушении или расследования уголовного дела либо вне рамок таких процедур.

Решения и действия (бездействие) должностных лиц, в том числе относительно прослушивания телефонных переговоров, в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования обжалуются в порядке, предусмотренном ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ только тогда, когда они были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Если не имеется сведений о том, что оспариваемые действия сотрудников правоохранительных органов были произведены в рамках производства по уголовному или административному делу, либо явились поводом к возбуждению уголовного или административного дела или были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания, то оспаривание происходит в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса РФ (Определение Московского городского суда от 12.04.13 г. № 11–11947).

Разбирательства в суде

В большинстве случаев граждан информируют о том, что будет проводиться аудиозапись их разговора, но даже если этого не происходит, права граждан не считаются нарушенными, поскольку сами по себе обращения в государственные и муниципальные органы по вопросам, отнесенным законом и иными нормативными правовыми актами РФ к их компетенции, не предполагают какой-либо тайны.

Так, Пермский краевой суд (определение от 4.12.13 г. № 33–11932) отказал гражданину в выдаче аудиозаписи его разговоров с сотрудниками ОВД района, так как аудиозаписи программно-технических средств регистрации информации поступивших в дежурную часть территориального органа по телефону сообщений о происшествиях, в том числе полученных с помощью многофункционального цифрового регистратора сигналов, не выдаются, поскольку используются для служебного пользования. Непредставление гражданину аудиозаписи не нарушает каких-либо его прав и законных интересов, при этом действующим законодательством РФ обязанность сотрудников МВД России представлять аудиозаписи не предусмотрена.

В другом деле суд, отказывая прокурору в удовлетворении его требования о признании незаконными некоторых пунктов Положения о контакт-центре налоговых органов, в которых предусматривалась запись телефонных переговоров, исходил из следующего.

В оспариваемом положении было обусловлено ведение записи всех телефонных переговоров, срок хранения которых составлял 3 месяца с момента записи. Кроме того, отдел работы с налогоплательщиками и СМИ проводил выборочное прослушивание записей телефонных переговоров операторов контакт-центра в целях контроля за качеством их работы. Спорные пункты указанного положения, по мнению прокурора, противоречили базовым конституционным нормам и требованиям иного федерального законодательства.

Однако суд с предъявленным иском не согласился, не усмотрев нарушений прав граждан в оспариваемом положении. Из его текста следовало, что перед соединением с оператором налогоплательщик в обязательном порядке предупреждался о ведении записи телефонного разговора и имел право выбора, продолжать разговор или отказаться от него, т. е. фактически запись телефонных разговоров осуществлялась только с ведома и волеизъявления налогоплательщика (гражданина).

Все работники налоговой службы были уведомлены в установленном порядке о производстве записи таких телефонных разговоров и их выборочном прослушивании для оптимизации работы как сотрудников, так и деятельности самой службы, и это не являлось для них тайной.

В связи с этим целями принятого Положения о контакт-центре налоговых органов были запись и прослушивание телефонных переговоров для обеспечения контроля за служебной деятельностью сотрудников, качеством и компетентностью предоставляемых гражданам консультаций и оптимизация работы самой службы.

Суд также отклонил ссылку прокурора на ст. 23 Конституции РФ о тайне телефонных переговоров, указав, что она не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданином другому гражданину как должностному или иному официальному лицу, поскольку в этом случае действуют ведомственные правила (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.04.12 г. № 33–3656/2012).

Конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров не будет считаться нарушенным, если их согласие на запись разговоров было предварительно получено путем подписания анкет, заявлений, каких-либо иных документов, содержащих указание на согласие произвести аудиозапись разговора (апелляционное определение Московского городского суда от 8.04.14 г. № 33–10935/2014), либо граждане в начале самого разговора были предупреждены о возможности записи и продолжили такой разговор.

В последнем варианте своим поведением граждане фактически выражают свое согласие на запись телефонных переговоров с их участием, поскольку в противном случае, не желая ее осуществления, они могли просто прекратить разговор, повесив телефонную трубку. Поэтому, продолжив телефонный разговор после полученного уведомления о возможности его фиксации, гражданин в дальнейшем теряет право ссылаться на отсутствие своего согласия на такую фиксацию.

Сами граждане в своей повседневной жизни должны учитывать, что право на тайну телефонных переговоров есть не только у них самих, но также и у иных граждан, которые вправе рассчитывать на его уважение и надлежащее соблюдение этого права. Полученную без согласия других граждан аудиозапись их телефонных разговоров и в отсутствие судебного решения, которым установлено ограничение права на тайну телефонных переговоров, нельзя использовать в качестве доказательства в суде, поскольку полученные с нарушением закона доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда на основании части 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Полученные без санкции суда записи телефонных переговоров граждан, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, исключаются из состава доказательств по соответствующему уголовному делу как полученные с нарушением закона (постановление Президиума Оренбургского областного суда от 21.03.11 г. № 44у-89).

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований работника компании об отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул и компенсации морального вреда, суд исходил из того, что работодателем были представлены доказательства совершения работником дисциплинарного проступка, процедура увольнения также была соблюдена. Отклоняя ходатайство работника об исследовании в судебном заседании аудиозаписи его телефонного разговора с другим сотрудником компании, из которого, по мнению работника, следовало, что прогул он не совершал, суд сослался на то, что аудиозапись телефонного разговора не является допустимым доказательством.

Ни судебного решения, ограничивающего право второго абонента на тайну телефонных переговоров, ни его согласия на прослушивание разговора работник не представил, поэтому аудиозапись суд исследовать не стал (определение Красноярского краевого суда от 11.01.12 г. № 33–29).

Может ли прослушка телефона быть доказательством в суде

Вслух и про себя


Достаточно сказать, что она действует в ФСБ, МВД, Службе внешней разведки и других столь же серьезных организациях. Поэтому осужденный экс-чиновник уже из колонии обратился в Верховный суд России, требуя признать недействующей данную инструкцию, так как она

«нарушает его права на получение информации, касающейся дачи разрешения на проведение в отношении него оперативно-розыскных мероприятий»

Читать документ Вопрос на самом деле острый и актуальный. Никто не спорит, что спецслужбы имеют право ради нашей же безопасности делать тайную работу, в том числе следить за нами.

Однако все должно иметь свои пределы, в том числе и возможности спецслужб по отношению к человеку. Верховный суд в своем решении напомнил, что закон о персональных данных предусматривает право граждан на получение информации, непосредственно затрагивающей их права и обязанности.

Поэтому мы вправе задавать вопросы и ждать ответы.

Прослушивание телефонных разговоров — что нужно знать?

Для этого должны быть соблюдены следующие условия:- наличие достаточных оснований полагать, что телефонные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения о признаках противоправного деяния, лицах, имеющих к нему отношение, а также о событиях и действиях, создающих угрозу безопасности РФ (см.

Прослушка следователем телефона как доказательство в суде

Прокурор же, еще до начала судебного следствия притащил копии распечаток переговоров и аудиокассету с записью, заявив ходатайство о приобщении доказательств в суде. Стало понятно, что потом ходотайство удовлетворят.Само прослушивание проводилось с разрешения суда, в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности» В постановлении судьи на прослушивание указан конкретный круг лиц и их связей, чьи разговоры подлежат прослушиванию, т.к. телефон организации. Ваш вопрос: Здравствуйте.подскажите пожалуйста,как нам быть.Работаю в ателье по пошиву штор,наш хозяин поставил везде где можно видеонаблюдение с прослушкой.и стоит камера на кухне где мы обедаем и отдыхаем в обеденный перерыв.Конечно мы работаем не по трудовому договору,и нас не информировали в письменном виде ,что касается камер и мы ни где не расписывались.Законна ли прослушка на кухне ,где мы обедаем и каждый делится своей личной жизнью….спасибо.

Прослушка телефона как доказательство в суде

В любом случае, данные, полученные перечисленным выше способом могут являться доказательством.

В случае ОРД необходимо правильное (в соответствии с Инструкцией о порядке предоставления сведений. следователю . или в суд). 23 Апреля 2012, 15:06 0 0 40 ответов 6 отзывов Общаться в чате Бесплатная оценка вашей ситуации Юрист, г.

Коломна Бесплатная оценка вашей ситуации Прослушка относится к косвенным доказательствам вины.

Поясняю: Прямые доказательства указывают на совершение лицом преступления или исключают его причастность к нему.

К «прямым» относят доказательства, указывающие на любое из обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Косвенные доказательства содержат сведения о фактах, которые предшествовали, сопутствовали или следовали за устанавливаемым событием и по совокупности которых можно сделать вывод о том, имело ли место событие преступления, виновен или невиновен обвиняемый.

Читать еще:  Как оформляются результаты периодического медосмотра работников организации

Требуется ли при прослушке телефонных разговоров санкция суда (ОРД)

до того как «лицо, которое вело эти разговоры само это не подтвердит это в показаниях «следаку». КАК ПРАВИЛО, «ФОНОСКОПИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ» делаются С НАРУШЕНИЯМИ и возможные «обвиняемые» могут это не знать и дают признанку в силу РАЗНЫХ обстоятельств.

. Следует учесть, что следаки как правило подкладывают в материалы уголовного дела копии постановления федерального судьи на разрешение прослушки . но в деле должен быть ОРИГИНАЛ , .если егов материалах дела нет, то ПРОСЛУШКА НЕЗАКОННА и применение ст 75 УПК РФ по ходатайству защиты неизбежно с удовлетворением ходатайства.

. только вот беда у большинства «обвиняемых «заключается в том, что в деле есть признание.

Является ли прослушка телефона доказательством в суде

– Человека могут внести в ходатайство как потенциального подозреваемого или потенциального соучастника.

Их установка обязательна и регламентируется ст.

39-й закона «О телекоммуникациях». Качество же современной аппаратуры таково, что из Киева можно свободно слушать беседы хоть в Намибии.

Переговоры записываются на компьютер, после чего расшифровываются.

В уголовное дело ложится не весь текст, а только отдельные фрагменты, которые имеют значение в качестве доказательной базы. До официального окончания следствия результаты прослушки строго засекречиваются.

Является ли прослушка доказательством в суде

Суды как правило существенно снижают, пени, штрафы.

Если дойдет до суда, то Вы можете направить в Суд Заявление с просьбой предоставить отсрочку или рассрочку, если суд откажет, то можете попытаться решить этот вопрос с приставами.

Общий срок исковой давности 1. Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.79191184928. ВСЕ

Прослушка с разрешением

— Разве при любых преступлениях можно получать разрешение на прослушку?

— Нет, прослушивать телефонные переговоры можно при преступлениях определенной тяжести. У нас бывают преступления небольшой тяжести, за них максимальное наказание не превышает 2 лет лишения свободы, средней тяжести — до 5 лет лишения свободы, тяжкие — до 10 лет, особо тяжкие — свыше 10 лет лишения свободы. Так вот в настоящее время допускается получать разрешения на прослушивание переговоров за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

Вас подозревают в мошенничестве по части 2 статьи 159 УК РФ.

Прослушка разговоров

Но для этого нужно проведение экспертизы записи телефонного разговора.

________________________________________ Ваш вопрос: скажите, пожалуйста, законно ли то, что мой бывший начальник прослушивает разговоры на моем телефоне и записывает их? Ответ юриста: Здравствуйте Виктория Деяния вашего начальника не правомерны, потому что согласно Статья 23 (часть 2) Конституция РФ Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и других сообщений. Ограничение этого права допускается лишь на основании судебного решения Таким макаром деяния вашего начальника ущемляет ваши Конституционные права, вы сможете обратиться в суд.

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

Контроль и запись телефонных переговоров

Нынешний век-век информации. И информация сейчас имеет огромную ценность и помогает сохранять превосходство над оппонентами. Потому люди готовы затрачивать огромные ресурсы и средства, чтобы добыть ее. Прослушка телефона – достаточно часто используемое средство. Но мы можем говорить в таком ключе лишь об информативности данного средства и его доказательном значении, и не стоит забывать о соблюдении конституционные права человека на тайну частной жизни.

Прослушать телефонные переговоры возможно лишь в рамках уголовного дела, либо при наличии обоснованного подозрения в причастности лица к совершению совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступления, имея на то веские основания и при условии наличия у правоохранительных органов решения суда на проведение данного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия. Лишь в таком случае полученная информация применима для органов правосудия. Во всех других случаях прослушивание вашего телефона – это вторжение в вашу частную жизнь и карается законом.

Контроль телефонных и иных переговоров – это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

Сразу заметим, что установка прослушивающих устройств в квартире, офисе или машине не относятся к данному следственному действию. Так как это не является переговорами, это запись вне коммуникаций связи.

Кто имеет полномочия на прослушивание телефонных переговоров и как можно оказаться в положении прослушиваемого?

Оперативно-розыскные мероприятия по прослушиванию телефонных переговоров и снятию информации с технических каналов связи осуществляют ФСБ и ОВД с привлечением собственных оперативно-технических сил.

Контроль и запись переговоров регламентированы ст.186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. И попасть в положение прослушиваемого не так-то просто. Закон гласит, что запись переговоров возможно проводить лишь при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях, содержат сведения, имеющие значение для уголовного дела, и их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном УПК РФ.

Отсюда основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела.

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Проведение таких мероприятий ограничивает конституционные права человека на гражданскую тайну переписки, телефонных переговоров, других сообщений, которые передаются по сетям электрической и почтовой связи, и допускается исключительно на основании судебного решения или постановления следователя и при наличии вышеизложенных оснований.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Как следователь получает разрешение на проведение следственного действия по прослушиванию телефонных переговоров, в рамках возбужденного уголовного дела? Это не так просто.

Следователь направляет ходатайство в суд, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок их рассмотрения, и незамедлительно. Судья (суд) не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления.

До возбуждения уголовного дела:

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу. При этом течение срока не прерывается. При необходимости продления срока действия постановления следствие обязано будет обратиться в суд, и судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» до возбуждения уголовного дела, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Также существует статья 186.1 УПК РФ. “Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами”.

Данная статья не дает столько возможностей для сотрудников правоохранительных органов, как ранее рассмотренная. Она лишь дает возможность отследить количественное выражение соединений между абонентами. Данные сведения сложно трактовать как однозначно доказывающие виновность или невиновность абонентов и лишь доказывает связь между ними.

Получение сведений о количестве соединений между абонентами является своеобразным трамплином к полному прослушиванию телефонных переговоров.

Если информация о соединениях между абонентами будет важна для уголовного дела, то следователь однозначно приложит усилия и обратится с ходатайством в суд о предоставлении судебного решения для получения возможности запросить документы у оператора о количестве абонентских соединений, и о местонахождении абонентов (биллинг).

Согласно ч.2 ст.186.1 УПК РФ, в ходатайстве следователя о производстве следственного действия, касающегося получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо выполнить данное следственное действие;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) период, за который необходимо получить соответствующую информацию, и (или) срок производства данного следственного действия;

4) наименование организации, от которой необходимо получить указанную информацию.

Когда следователь получает судебное решение разрешающее получать информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, он отправляет копию в соответствующую организацию, осуществляющую услуги связи. Руководитель организации обязан предоставить запрашиваемую информацию либо в виде распечатки, либо посредством цифровой записи на съемный носитель. Указанная информация предоставляется в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором указываются период, за который она предоставлена, и номера абонентов и (или) абонентских устройств.

Получение следователем информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами может быть установлено на срок до шести месяцев. Соответствующая осуществляющая услуги связи организация в течение всего срока производства данного следственного действия обязана предоставлять следователю указанную информацию по мере ее поступления, но не реже одного раза в неделю.

Читать еще:  Если вас хотят уволить с работы

Следователь осматривает представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, с участием специалиста (при необходимости), о чем составляет протокол, в котором должна быть указана та часть информации, которая, по мнению следователя, имеет отношение к уголовному делу (дата, время, продолжительность соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами, номера абонентов и другие данные). Лица, присутствовавшие при составлении протокола, вправе в том же протоколе или отдельно от него изложить свои замечания.

Представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, приобщаются к материалам уголовного дела в полном объеме на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними посторонних лиц и обеспечивающих их сохранность.

Если необходимость в производстве данного следственного действия отпадает, его производство прекращается по постановлению следователя, но не позднее окончания предварительного расследования по уголовному делу.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры:

“Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)”.

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы “Яковлев и Партнеры”:

“Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их “контрагент” уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства”.

Сергей Карпушкин, юрист практики “Разрешение споров” юридической фирмы “Борениус”:

“Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.”.

Роман Беланов, руководитель проектов компании “Хренов и партнеры”:

“Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство”.

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

“Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком”.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector