Ст 61 УПК РФ с комментариями

Ст 61 УПК РФ с комментариями

Статья 61 УПК РФ. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу (действующая редакция)

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 61 УПК РФ

1. Личная заинтересованность в деле судьи, прокурора, следователя, дознавателя несовместима с публичным характером уголовного процесса. Несовместима с ним и личная заинтересованность иных, помимо дознавателя, работников органа дознания, которые могут осуществлять неотложные следственные действия (ст. 157) начальника подразделения дознания, а также руководителя следственного органа. Хотя о них не говорится в статьях главы 9, полагаем, что основания для отвода распространяются и на них по аналогии закона.

2. Все обстоятельства, названные в данной статье, дают основание предполагать, что лицо, ведущее процесс, так или иначе заинтересовано в исходе уголовного дела. Это предположение имеет характер презумпции личной заинтересованности, но если презумпция, зафиксированная в ч. 2 данной статьи (“иные обстоятельства, дающие основания полагать”), относится к категории опровержимых и может быть опровергнута аргументами, изложенными в объяснении судьи, прокурора, следователя, дознавателя по поводу заявленного отвода, то презумпции, указанные в п. п. 1 – 3 ч. 1, неопровержимы. Даже если отводимому лицу и удастся представить убедительные аргументы своей личной незаинтересованности в деле, несмотря, например, на отношения дальнего родства с кем-либо из участников процесса, оно тем не менее подлежит отводу.

3. Если лицо является свидетелем по данному делу, то предположение о его личной заинтересованности наименее очевидно. Основанием его является скорее не личная заинтересованность в исходе дела, а то, что свидетель (особенно свидетель-очевидец) события преступления уже не нуждается в доказательствах и исход дела для него заранее предрешен. Процесс не нужен ему, и он не нужен процессу. Понятие свидетеля в данном пункте шире, чем общее понятие свидетеля, которое дано в ст. 56. По смыслу, которое придает этому основанию для отвода правоприменительная практика, свидетель здесь – не только лицо, вызванное для дачи показаний, но и лицо, которое по обстоятельствам дела объективно должно быть вызвано и допрошено. Когда, например, сотрудники органа дознания являлись очевидцами события преступления, а других очевидцев не было, они, как правило, должны быть допрошены по данному делу в качестве свидетелей, что исключает их участие в производстве по делу после его возбуждения. Если же данные сотрудники все-таки выполняли по делу неотложные следственные действия, все полученные ими доказательства следует признать недопустимыми. Следует обратить внимание, что закон (ч. 1 ст. 61) говорит лишь о невозможности таких лиц участвовать в производстве по делу, следовательно, до возбуждения дела они могут предпринимать некоторые процессуальные действия, в частности производить задержание, осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы. Впрочем, в крайне редких случаях, несмотря на то что сотрудник органа дознания был очевидцем события преступления, он, на наш взгляд, все же не подпадает под основания для отвода. Речь идет о неотложных следственных ситуациях, когда другие сотрудники органа дознания и следователь в силу объективных причин не могут незамедлительно приступить к производству по делу, но доказательственная база с избытком достаточна и без того, чтобы делать сотрудника органа дознания свидетелем, например, преступление совершено при большом стечении народа и свидетели-очевидцы имеются в избытке. Тогда собранные им доказательства могут остаться допустимыми.

При возвращении уголовного дела на стадию предварительного следствия следователь подлежит отводу, если он по расследованному им делу был допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля (Кассационное определение ВС РФ от 13.01.2005 по делу N 81-о04-129).

4. В качестве оснований к отводу судьи, прокурора, следователя, дознавателя предусмотрены лишь родственные отношения этих лиц с другими участниками процесса (п. 3 ч. 1 ст. 61). Не рассматриваются как основания для отвода отношения только близких лиц. Однако в этих случаях на практике могут сложиться парадоксальные ситуации, напоминающие сюжет из повести Л.Н. Толстого “Воскресенье”.

5. Предмет заинтересованности подлежащих отводу лиц, согласно данной статье, слишком узок. Чтобы исключить их участие в производстве по уголовному делу, необходимо установить заинтересованность в исходе уголовного дела. Так, например, если судья лично заинтересован в исходе не всего дела, а только в освобождении подозреваемого или обвиняемого из-под стражи, ему невозможно заявить отвод по данному основанию. Более справедливо решался этот вопрос в УПК РСФСР, в котором основанием для отвода считалась личная заинтересованность названных лиц во всех моментах дела, а не только в его исходе. В судебной практике личная заинтересованность судьи по-прежнему понимается расширительно.

6. Как определил Конституционный Суд РФ, ч. 2 ст. 61 УПК не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым не исключает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности. Ни эта статья, ни ст. ст. 64 и 65 УПК не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела.

Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:
1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;
2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;
3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Комментарий к статье 61 УПК РФ

1. Личная заинтересованность в деле судьи, прокурора, следователя, дознавателя несовместима с публичным характером уголовного процесса. Несовместима с ним и личная заинтересованность иных, помимо дознавателя, работников органа дознания, которые могут осуществлять неотложные следственные действия (ст. 157) начальника подразделения дознания, а также руководителя следственного органа. Хотя о них не говорится в статьях главы 9, полагаем, что основания для отвода распространяются и на них по аналогии закона.

2. Все обстоятельства, названные в данной статье, дают основание предполагать, что лицо, ведущее процесс, так или иначе заинтересовано в исходе уголовного дела. Это предположение имеет характер презумпции личной заинтересованности, но если презумпция, зафиксированная в ч. 2 данной статьи (“иные обстоятельства, дающие основания полагать”), относится к категории опровержимых и может быть опровергнута аргументами, изложенными в объяснении судьи, прокурора, следователя, дознавателя по поводу заявленного отвода, то презумпции, указанные в п. п. 1 – 3 ч. 1, неопровержимы. Даже если отводимому лицу и удастся представить убедительные аргументы своей личной незаинтересованности в деле, несмотря, например, на отношения дальнего родства с кем-либо из участников процесса, оно тем не менее подлежит отводу .

——————————–
См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу Головина // БВС РФ. 2003. N 7.

3. Если лицо является свидетелем по данному делу, то предположение о его личной заинтересованности наименее очевидно. Основанием его является скорее не личная заинтересованность в исходе дела, а то, что свидетель (особенно свидетель-очевидец) события преступления уже не нуждается в доказательствах и исход дела для него заранее предрешен. Процесс не нужен ему, и он не нужен процессу. Понятие свидетеля в данном пункте шире, чем общее понятие свидетеля, которое дано в ст. 56. По смыслу, которое придает этому основанию для отвода правоприменительная практика, свидетель здесь – не только лицо, вызванное для дачи показаний, но и лицо, которое по обстоятельствам дела объективно должно быть вызвано и допрошено. Когда, например, сотрудники органа дознания являлись очевидцами события преступления, а других очевидцев не было, они, как правило, должны быть допрошены по данному делу в качестве свидетелей, что исключает их участие в производстве по делу после его возбуждения. Если же данные сотрудники все-таки выполняли по делу неотложные следственные действия, все полученные ими доказательства следует признать недопустимыми. Следует обратить внимание, что закон (ч. 1 ст. 61) говорит лишь о невозможности таких лиц участвовать в производстве по делу, следовательно, до возбуждения дела они могут предпринимать некоторые процессуальные действия, в частности производить задержание, осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы. Впрочем, в крайне редких случаях, несмотря на то что сотрудник органа дознания был очевидцем события преступления, он, на наш взгляд, все же не подпадает под основания для отвода. Речь идет о неотложных следственных ситуациях, когда другие сотрудники органа дознания и следователь в силу объективных причин не могут незамедлительно приступить к производству по делу, но доказательственная база с избытком достаточна и без того, чтобы делать сотрудника органа дознания свидетелем, например, преступление совершено при большом стечении народа и свидетели-очевидцы имеются в избытке. Тогда собранные им доказательства могут остаться допустимыми.

Читать еще:  Дни в налоговом кодексе рабочие или календарные

При возвращении уголовного дела на стадию предварительного следствия следователь подлежит отводу, если он по расследованному им делу был допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля (Кассационное определение ВС РФ от 13.01.2005 по делу N 81-о04-129).

4. В качестве оснований к отводу судьи, прокурора, следователя, дознавателя предусмотрены лишь родственные отношения этих лиц с другими участниками процесса (п. 3 ч. 1 ст. 61). Не рассматриваются как основания для отвода отношения только близких лиц. Однако в этих случаях на практике могут сложиться парадоксальные ситуации, напоминающие сюжет из повести Л.Н. Толстого “Воскресенье”.

5. Предмет заинтересованности подлежащих отводу лиц, согласно данной статье, слишком узок. Чтобы исключить их участие в производстве по уголовному делу, необходимо установить заинтересованность в исходе уголовного дела. Так, например, если судья лично заинтересован в исходе не всего дела, а только в освобождении подозреваемого или обвиняемого из-под стражи, ему невозможно заявить отвод по данному основанию. Более справедливо решался этот вопрос в УПК РСФСР, в котором основанием для отвода считалась личная заинтересованность названных лиц во всех моментах дела, а не только в его исходе. В судебной практике личная заинтересованность судьи по-прежнему понимается расширительно .

6. Как определил Конституционный Суд РФ, ч. 2 ст. 61 УПК не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым не исключает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности. Ни эта статья, ни ст. ст. 64 и 65 УПК не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела .

——————————–
См.: Определение КС РФ от 25.01.2005 N 46-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Андреевского В.К. на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 61, 64, 65 И 355 УПК РФ // СПС “КП”.

Другой комментарий к статье 61 УПК РФ

1. Одним из непременных условий эффективного решения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством, является объективность и беспристрастность тех его участников, которые управомочены в рамках процесса принимать общеобязательные решения или от которых существенным образом зависит принятие тех или иных решений либо их проверка. К таким субъектам, как следует из положений гл. 9 УПК, относятся: судья, присяжный заседатель, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, т.е. тех участников уголовного судопроизводства, которые не могут быть заменены другими лицами.

2. В целях исключения проявлений субъективного, предвзятого подхода к разрешению дела законодатель перечисляет в гл. 9 УПК обстоятельства, которые могут свидетельствовать о наличии оснований для этого и, следовательно, о невозможности участия тех или иных лиц в производстве по делу. При этом не требуется обязательного установления каких-либо доказательств, свидетельствующих о реальном проявлении тем или иным участником процесса заинтересованности в исходе дела или о его намерении необъективно разрешить дело – достаточно уже того, что есть основания полагать возможным проявление его необъективности (даже если самим субъектом это не осознается).

3. Участие судьи и иных перечисленных в гл. 9 УПК лиц в уголовном судопроизводстве согласно п. 1 и 2 ч. 1 комментируемой статьи исключается, если кто-либо из них выполняет или ранее выполнял функции какого-либо иного субъекта уголовно-процессуальной деятельности независимо от того, связано или нет осуществление этих функций с отстаиванием конкретного материально-правового интереса (собственного или представляемого). Определенное исключение из этого правила сделано для прокурора, следователя и дознавателя, осуществляющих в процессе единые по своей сути и направленности процессуальные функции, в связи с чем лицо, производившее расследование по уголовному делу в качестве дознавателя, в последующем (при занятии им соответствующей должности) может осуществлять по нему предварительное следствие, а следователь, в свою очередь, после назначения его на должность прокурора – осуществлять в этом качестве надзор за расследованием и поддерживать обвинение в суде.

4. По буквальному смыслу п. 1 ч. 1 комментируемой статьи судья, прокурор, следователь, дознаватель подлежит обязательному отстранению от участия в деле, если он по тому же делу является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем. Вместе с тем, как следует из сопоставления п. 1 с п. 2 названной статьи, даже если лицо не является в настоящее время потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком, но ранее привлекалось по делу в таком качестве, оно не может вести производство по делу.

5. Участие перечисленных в гл. 9 УПК лиц в уголовном деле исключается при наличии у них родственных отношений между собой, а также с кем-либо из других участников производства по уголовному делу. В случае, если в родственных отношениях между собой оказываются участники процесса, отстранению от участия в деле, как правило, подлежит тот из них, кто позже вступает в дело. К числу родственников относятся как близкие родственники (п. 4 ст. 5), так и все иные лица, находящиеся в родстве (п. 37 ст. 5). По смыслу данной статьи, отстранению от участия в деле подлежат также лица, ранее находившиеся в родственных отношениях с другими участниками судопроизводства: бывшие супруги; отец или мать, с согласия которых их сын или дочь были усыновлены (удочерены) другими лицами; лица, в отношении которых было принято решение об отмене усыновления или удочерения.

6. Относя к числу оснований для отстранения от участия в производстве по уголовному делу лиц, перечисленных в гл. 9, личную, прямую или косвенную заинтересованность в исходе уголовного дела, законодатель не указывает ни формально определенных признаков такой заинтересованности, ни возможных ее проявлений. В связи с этим решение вопроса о том, свидетельствуют ли те или иные обстоятельства о наличии у участника производства личной заинтересованности в исходе дела, определяется особенностями конкретного уголовного дела.

К числу обстоятельств, свидетельствующих о личной заинтересованности лица в исходе дела, может относиться наличие у него с кем-либо из участников производства дружеских или неприязненных отношений, отношений соподчинения по службе или финансовых отношений. Личная заинтересованность в исходе дела может порождаться чувствами зависти, мести, страха, вины и т.п.

7. Имевшее место ранее расследование следователем или рассмотрение судьей других уголовных или гражданских дел с участием кого-либо из лиц, выступающих на стороне обвинения или защиты, не может само по себе свидетельствовать о наличии у него заинтересованности в исходе дела. Вместе с тем установление того, что некоторые из решений, вынесенных в ходе производства по ранее рассматривавшимся судьей делам с участием того же подсудимого или потерпевшего, были отменены вышестоящими инстанциями по жалобам этих участников судебного разбирательства, при определенных условиях может быть расценено как повод для возникновения предположения о возможности появления у судьи личной заинтересованности в том, чтобы дело было разрешено не в пользу этих лиц, и, следовательно, как основание для его отстранения от дела. В такого рода ситуации Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ в кассационном Определении от 01.07.1998 по делу Д. основанием к отстранению судьи от рассмотрения уголовного дела признала то, что ранее она, работая адвокатом, по другому делу защищала этого же подсудимого, который был признан виновным и осужден (БВС РФ. 1999. N 3).

8. Сложившаяся правоприменительная практика к обстоятельствам, свидетельствующим о наличии личной заинтересованности в исходе дела, относит также высказывание судьей, прокурором, следователем или дознавателем своего мнения о виновности или невиновности обвиняемого в инкриминируемом ему преступлении, если это мнение высказывается во внепроцессуальных формах (в беседах, лекциях, выступлениях в СМИ и т.д.) и до завершения производства по делу.

Статья 61 УПК РФ. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Комментарии к ст. 61 УПК РФ

1. Под судьей в данной статье подразумевается и присяжный заседатель .

По аналогии. См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9.

2. Правила коммент. ст. распространяются и на руководителя и члена следственной группы (группы дознавателей), а также принявшего дело к своему производству руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания.

3. По смыслу коммент. ст. судья, присяжный заседатель, следователь (дознаватель и др.) не могут принимать участие в рассмотрении дела как в случае вынесения постановления (определения) о признании их потерпевшими, гражданскими истцами, гражданскими ответчиками или их законными представителями по делу, так и при наличии фактических оснований для такого признания, а также если они допрошены в качестве свидетелей по делу или фактически являются таковыми .

Читать еще:  Часть земельного участка это

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 1 “О соблюдении законодательства, регламентирующего участие народных заседателей в осуществлении правосудия” // Там же. С. 294.

4. Любое из вышеуказанных должностных лиц не имеет права не только разрешать, но и расследовать (рассматривать) дело:

– если ему преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вне зависимости от того, было ли в отношении его вынесено постановление о признании его потерпевшим;

– если оно понесло имущественный вред от преступления и предъявило требование о его возмещении, вне зависимости от того, было ли в отношении его вынесено постановление о признании его гражданским истцом;

– если оно в силу закона должно нести материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого, вне зависимости от того, было ли оно специальным постановлением привлечено в качестве гражданского ответчика;

– если оно является очевидцем преступления или вызывалось в качестве свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика по делу, даже если в деле отсутствуют протокол его допроса, составленное от его имени заключение эксперта, справка специалиста, протокол следственного действия, где отмечено, что оно принимало в нем участие как эксперт, специалист или переводчик;

– если оно является родственником пострадавшего и в тех случаях, когда последний умер или по иным причинам потерпевшим его не признали;

– если оно является родственником лиц, которых следовало признать или признали гражданскими истцами, привлекли в качестве гражданских ответчиков или их представителей, а также лиц, которые согласно закону обязаны представлять права гражданского истца или гражданского ответчика;

– если оно является родственником лица, принимавшего участие в совершении преступления, в отношении которого уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям;

– если оно является родственником обвиняемого или его законного представителя, родственником обвинителя, защитника, следователя (дознавателя и др.);

– если оно участвовало в данном деле в качестве защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – если он участвовал в данном деле в качестве следователя (дознавателя и др.), начальника органа дознания.

5. Законодателем четко очерчен лишь круг близких родственников (см. содержание и комментарий к п. 4 ст. 5 УПК). В соответствии с п. 37 ст. 5 УПК родственниками признаются все иные помимо близких родственников лица, состоящие в родстве. Иначе говоря, степень родства, о которой идет речь в п. 3 ч. 1 коммент. ст., законом не определена. Основанием отвода может служить любая степень родства. Судебной практике известны случаи, когда признавалось наличие оснований отвода, если, к примеру, потерпевшая являлась двоюродной племянницей супруга судьи или обвиняемый и следователь приходились друг другу троюродными братьями .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9.

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 1996 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3.

6. Под упомянутыми в названных статьях родственными отношениями, исключающими участие судьи, прокурора и других перечисленных в ч. 1 коммент. ст. лиц в производстве по уголовному делу, следует понимать наличие не только близкого родства, но и родства более дальних степеней (двоюродные братья, сестры и др.), а равно отношения свойства (родители и родственники супруга, отчим, мачеха и т.п.) .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 1 “О соблюдении законодательства, регламентирующего участие народных заседателей в осуществлении правосудия” // Там же. С. 294.

7. К “иным обстоятельствам”, дающим основания считать, что указанные в части 1 коммент. ст. лица лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе дела, могут быть отнесены служебная зависимость, подотчетность или подконтрольность указанных лиц, родственные отношения судьи с оперативным работником, который проводил оперативно-розыскные мероприятия по раскрытию преступления, послужившие предпосылкой возбуждения уголовного дела , а также любые другие обстоятельства, вызывающие сомнения в беспристрастности отводимых лиц .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 августа 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 6.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 1 “О соблюдении законодательства, регламентирующего участие народных заседателей в осуществлении правосудия” // Там же. С. 294.

8. В ходе судебного разбирательства судьи обязаны воздерживаться от высказывания любых оценок и выводов по существу рассматриваемого дела, вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, исключив любые проявления предвзятости и необъективности.

9. Судья вправе участвовать в рассмотрении дела, если ранее он принимал участие в рассмотрении другого дела в отношении этого же лица в порядке надзора .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 4.

Статья 61. УПК РФ. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

  • является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;
  • участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;
  • является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Комментарии к ст. 61 УПК РФ

1. Под судьей в данной статье подразумевается и присяжный заседатель.

2. Правила коммент. ст. распространяются и на руководителя и члена следственной группы (группы дознавателей), а также принявшего дело к своему производству руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания.

3. По смыслу коммент. ст. судья, присяжный заседатель, следователь (дознаватель и др.) не могут принимать участие в рассмотрении дела как в случае вынесения постановления (определения) о признании их потерпевшими, гражданскими истцами, гражданскими ответчиками или их законными представителями по делу, так и при наличии фактических оснований для такого признания, а также если они допрошены в качестве свидетелей по делу или фактически являются таковыми.

4. Любое из вышеуказанных должностных лиц не имеет права не только разрешать, но и расследовать (рассматривать) дело:

  • если ему преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вне зависимости от того, было ли в отношении его вынесено постановление о признании его потерпевшим;
  • если оно понесло имущественный вред от преступления и предъявило требование о его возмещении, вне зависимости от того, было ли в отношении его вынесено постановление о признании его гражданским истцом;
  • если оно в силу закона должно нести материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого, вне зависимости от того, было ли оно специальным постановлением привлечено в качестве гражданского ответчика;
  • если оно является очевидцем преступления или вызывалось в качестве свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика по делу, даже если в деле отсутствуют протокол его допроса, составленное от его имени заключение эксперта, справка специалиста, протокол следственного действия, где отмечено, что оно принимало в нем участие как эксперт, специалист или переводчик;
  • если оно является родственником пострадавшего и в тех случаях, когда последний умер или по иным причинам потерпевшим его не признали;
  • если оно является родственником лиц, которых следовало признать или признали гражданскими истцами, привлекли в качестве гражданских ответчиков или их представителей, а также лиц, которые согласно закону обязаны представлять права гражданского истца или гражданского ответчика;
  • если оно является родственником лица, принимавшего участие в совершении преступления, в отношении которого уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям;
  • если оно является родственником обвиняемого или его законного представителя, родственником обвинителя, защитника, следователя (дознавателя и др.);
  • если оно участвовало в данном деле в качестве защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – если он участвовал в данном деле в качестве следователя (дознавателя и др.), начальника органа дознания.

5. Законодателем четко очерчен лишь круг близких родственников (см. содержание и комментарий к п. 4 ст. 5 УПК). В соответствии с п. 37 ст. 5 УПК родственниками признаются все иные помимо близких родственников лица, состоящие в родстве. Иначе говоря, степень родства, о которой идет речь в п. 3 ч. 1 коммент. ст., законом не определена. Основанием отвода может служить любая степень родства. Судебной практике известны случаи, когда признавалось наличие оснований отвода, если, к примеру, потерпевшая являлась двоюродной племянницей супруга судьи или обвиняемый и следователь приходились друг другу троюродными братьями.

6. Под упомянутыми в названных статьях родственными отношениями, исключающими участие судьи, прокурора и других перечисленных в ч. 1 коммент. ст. лиц в производстве по уголовному делу, следует понимать наличие не только близкого родства, но и родства более дальних степеней (двоюродные братья, сестры и др.), а равно отношения свойства (родители и родственники супруга, отчим, мачеха и т.п.).

7. К “иным обстоятельствам”, дающим основания считать, что указанные в части 1 коммент. ст. лица лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе дела, могут быть отнесены служебная зависимость, подотчетность или подконтрольность указанных лиц, родственные отношения судьи с оперативным работником, который проводил оперативно-розыскные мероприятия по раскрытию преступления, послужившие предпосылкой возбуждения уголовного дела, а также любые другие обстоятельства, вызывающие сомнения в беспристрастности отводимых лиц.

Читать еще:  Можно ли спиливать деревья на своем участке

8. В ходе судебного разбирательства судьи обязаны воздерживаться от высказывания любых оценок и выводов по существу рассматриваемого дела, вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, исключив любые проявления предвзятости и необъективности.

9. Судья вправе участвовать в рассмотрении дела, если ранее он принимал участие в рассмотрении другого дела в отношении этого же лица в порядке надзора.

Если у Вас остались вопросы, то обратитесь за консультацией к нашим юристам.

Для того, чтобы понять как действовать в вашем случае, пожалуйста заполните форму обратной связи. Кратко опишите Вашу ситуацию укажите Ваше Имя город и номер телефона отправьте заявку и получите консультацию нашего юриста в течении 10 минут.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

1. Судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

1. Личная заинтересованность в деле судьи, прокурора, следователя, дознавателя несовместима с публичным характером уголовного процесса. Несовместима с ним и личная заинтересованность иных, помимо дознавателя, работников органа дознания, которые могут осуществлять неотложные следственные действия (ст. 157). Хотя о них не говорится в статьях главы 9, полагаем, что основания для отвода распространяются и на них по аналогии закона.

2. Все обстоятельства, названные в данной статье, дают основание предполагать, что лицо, ведущее процесс, так или иначе заинтересовано в исходе уголовного дела. Это предположение имеет характер презумпции личной заинтересованности, но если презумпция, зафиксированная в ч. 2 данной статьи («иные обстоятельства, дающие основания полагать») относится к категории опровержимых и может быть опровергнута аргументами, изложенными в объяснении судьи, прокурора, следователя, дознавателя по поводу заявленного отвода, то презумпции, указанные в п. 1 – 3 ч. 1 неопровержимы. Даже если отводимому лицо и удастся представить убедительные аргументы своей личной незаинтересованности в деле, несмотря, например, на родственные отношения с кем-либо из участников процесса, оно все равно подлежит отводу.

3. Если лицо является свидетелем по данному делу, то предположение о его личной заинтересованности наименее очевидно. Основанием его является, скорее, не личная заинтересованность в исходе дела, а то, что свидетель (особенно, свидетель-очевидец) события преступления уже не нуждается в доказательствах и исход дела для него заранее предрешен. Процесс не нужен ему, и он не нужен процессу. Понятие свидетеля в данном пункте шире, чем общее понятие свидетеля, которое дано в ст. 56. По смыслу, которое придает этому основанию для отвода правоприменительная практика, свидетель здесь – не только лицо, вызванное для дачи показаний, но и то, которое по обстоятельствам дела объективно должно быть вызвано и допрошено. Когда, например, сотрудники органа дознания являлись очевидцами события преступления, а других очевидцев не было, они, как правило, должны быть допрошены по данному делу в качестве свидетелей, что исключает их участие в производстве по делу после его возбуждения. Если же данные сотрудники все-таки выполняли по делу неотложные следственные действия, все полученные ими доказательства следует признать недопустимыми. Следует обратить внимание, что закон (ч. 1 ст. 61) говорит лишь о невозможности таких лиц участвовать в производстве по делу, следовательно, до возбуждения дела они могут предпринимать некоторые процессуальные действия, в частности, производить задержание, осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы.

Впрочем, в крайне редких случаях, несмотря на то, что сотрудник органа дознания был очевидцем события преступления, он, на наш взгляд, все же не подпадает под основания для отвода. Речь идет о неотложных следственных ситуациях, когда другие сотрудники органа дознания и следователь в силу объективных причин не могут незамедлительно приступить к производству по делу, но доказательственная база с избытком достаточна и без того, чтобы делать сотрудника органа дознания свидетелем – например, преступление совершено при большом стечении народа. Тогда собранные им доказательства могут остаться допустимыми.

4. В качестве оснований к отводу судьи, прокурора, следователя, дознавателя, предусмотрены лишь родственные отношения этих лиц с другими участниками процесса (п. 3 ч. 1 ст.61). Не рассматриваются как основания для отвода отношения близких лиц. В таком случае на практике могут сложиться парадоксальные ситуации, напоминающие сюжет из повести Л.Н. Толстого «Воскресенье».

5. Предмет заинтересованности подлежащих отводу лиц, согласно данной статье, слишком сужен. Чтобы исключить их участие в производстве по уголовному делу, необходимо установить заинтересованность в исходе уголовного дела. Так, например, если судья лично заинтересован в исходе не всего дела, а только в освобождении подозреваемого или обвиняемого из-под стражи, ему невозможно заявить отвод по данному основанию. Более справедливо решался этот вопрос в УПК РСФСР, в котором основанием для отвода считалась личная заинтересованность названных лиц во всех моментах дела, а не только в его исходе.

6. Неполнота оснований к отводу, указанных в данной статье, усматривается также в том, что судьям, прокурорам, следователям и дознавателям не может быть заявлен отвод, когда они допускают в процессе предвзятость и необъективность, попирают процессуальный закон и права участников процесса, оскорбляют их честь и достоинство, открыто высказывают свое мнение о виновности подсудимого в отсутствие необходимых доказательств, но делают это не в силу личной заинтересованности в исходе дела, а из иных побуждений (антипатии к личности обвиняемого, защитника, потерпевшего; установки на «борьбу с преступностью» любой ценой, желания поскорее закончить дело и т.д.). Иногда интересы участников процесса страдают от таких действий даже больше, чем при личном интересе судьи и т.д.

Это, однако, не означает, что не существует правовых средств против подобного поведения лиц, ведущих процесс. В соответствии со ст. 5 КОДЕКСА ПОВЕДЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ ПРАВОПОРЯДКА, принятого резолюцией Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г., “ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания” (ст. 5). Такого рода незаконные или неблаговидные действия следователей, дознавателей, прокуроров участники процесса могут фиксировать путем принесения письменных ходатайств и заявлений или занесения их в протоколы следственных действий. Представляется, что подобные действия следователей, дознавателей и прокуроров могут быть обжалованы в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, как способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участника процесса – равенству всех перед законом и судом, достоинству личности, презумпции невиновности (ст. 19, 21, 49 Конституции РФ). Суд в этом случае вправе признать обжалованное решение незаконным и необоснованным, призвать соответствующее должностное лицо к порядку, обязав его устранить допущенное нарушение: предписать прокурору, следователю или дознавателю заново провести процессуальное действие в соответствии с законом, принести извинения заявителю жалобы, воздержаться в будущем от подобного поведения, а возможно, и заявить самоотвод.

Сложнее решить вопрос о мерах, которые могут быть предприняты взамен отвода, в отношении судей. Приведем ряд норм международного права, а также положений, принятых судейским сообществом. Согласно пункту 2 Основных принципов, касающихся независимости судебных органов (одобренных резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 года и 40/146 от 13 декабря 1985 года), “судебные органы решают переданные им дела беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам”. Кодекс чести судей Российской Федерации, принятый постановлением Совета судей России от 21 октября 1993 г., предусматривает в ст. 1, 2 следующие обязанности судьи:

· “Руководствоваться наряду с Конституцией и другими законодательными актами, действующими на территории Российской Федерации, общепринятыми нормами нравственности и правилами поведения (курсив мой – А.С.), способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда”.

· “Избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, …причинять ущерб престижу своей профессии в угоду личным интересам или интересам других лиц“.

· «Быть беспристрастным, не допуская влияния на свою профессиональную деятельность кого бы то ни было, в том числе своих родственников, друзей или знакомых».

· “Быть свободным от приверженности одной из сторон, от влияния общественного мнения, от опасений перед критикой его деятельности”.

· “Проявлять терпение, вежливость, тактичность и уважение к участникам судебного разбирательства и другим лицам, с которыми он общается при исполнении служебных обязанностей”.

Кодекс чести судей Российской Федерации также устанавливает (ст. 4), что нарушения требований Кодекса чести судьи рассматриваются квалификационными коллегиями судей. При этом учитываются все обстоятельства совершенного проступка, его тяжесть и ущерб, причиненный авторитету судебной власти. Таким образом, у участников процесса в случае неправомерных действий судей, которые по действующему УПК РФ не охватываются перечнем оснований для отвода, все же имеется возможность заявить о недопустимости такого поведения и обратиться в квалификационную коллегию судей.

7. Об отводах и самоотводах присяжных заседателей см. комментарий к ст. 328 настоящего Кодекса.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector