Ст 54 конституции РФ комментарии ""

Ст 54 конституции РФ комментарии

Статья 54 Конституции России

Текст Ст. 54 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Комментарий к Ст. 54 Конституции Российской Федерации

1. Положения комментируемой статьи основаны на общепризнанных принципах справедливости и гуманизма, сформулированы в соответствии со ст. 11 Всеобщей декларации прав человека и ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти нормы служат важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, являясь неотъемлемым составным элементом правового статуса личности в Российской Федерации.

Возведение правовых норм о действии закона во времени в разряд конституционных (обладающих наивысшей силой) свидетельствует об их высокой значимости и ценности; они носят теперь всеобщий характер, распространяясь на все законы, устанавливающие юридическую ответственность граждан за правонарушения.

Итак, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, подлежит применению лишь к тем правонарушениям, которые совершены после его издания, и не распространяется на деяния, имевшие место до его принятия. Аналогичные указания содержатся в Уголовном кодексе РФ и Кодексе об административных правонарушениях РФ. Например, согласно ст. 10 УК РФ, закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Следовательно, лицо, совершившее деяние в то время, когда оно считалось правонарушением, не подлежит ответственности, а лицо, совершившее правонарушение, наказуемое по новому закону более строго, может быть привлечено к ответственности только по действовавшему в то время более мягкому закону.

Издание законов, устанавливающих или отягчающих ответственность, может быть вызвано необходимостью совершенствования мер охраны и защиты прав, свобод и законных интересов других граждан, усиления борьбы с правонарушениями и укрепления правопорядка. Разумеется, государство вправе принимать такие меры, но это не должно вести к ухудшению положения лица, совершившего деяние до издания более строгого закона. Гражданин может и должен знать и соблюдать требования действующего закона.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Данный конституционный принцип подчеркивает гуманность законодательства и стремление самого законодателя следовать принципу справедливости, а также полностью соответствует положениям Всеобщей декларации прав человека (ч. 2 ст. 11) и Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 15).

Приведем несколько примеров из отраслевого законодательства, в котором нашла свое продолжение комментируемая конституционная норма.

В гражданском законодательстве: если после заключения договора принят закон, устанавливающий иные обязательные для сторон правила, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (ст. 422 ГК РФ).

В налоговом законодательстве: акты, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют.

В законодательстве об административных правонарушениях: закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ст. 1.7 КоАП РФ).

Статья 54 Конституции РФ

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Комментарий к Статье 54 Конституции РФ

Нормы комментируемой статьи закрепляют право каждого не подвергаться преследованию за деяния, совершенные при отсутствии в законе их запрета, и не нести более суровую ответственность за правонарушение, чем предусматривалось в момент его совершения. Тем самым формулируются правила о действии устанавливающих юридическую ответственность законов во времени.

Данное конституционное установление является по своему характеру универсальным: оно адресовано всем правоприменителям при выборе нормы, подлежащей применению в каждом конкретном деле; обязательно для законодателя при принятии им норм о введении закона в действие и, наконец, касается всех видов юридической ответственности (см. Определение КС РФ от 16.01.2001 N 1-О*(700)). Последнее относится к уникальным чертам российского конституционного регулирования, поскольку и международно-правовые нормы, и зарубежные конституционные тексты*(701) формулируют подобные правила лишь в связи с запретами признавать преступлением не предусмотренные уголовным законом деяния (sine crimen sine lege) и, соответственно, придавать обратную силу нормам о введении уголовной ответственности и о ее ужесточении, т.е. признают их обязательность в сфере уголовного преследования.

В системе изложенных в комментируемой норме правил базовым является тезис о недопустимости привлечения к юридической ответственности без установления в законе до совершения правонарушения как его признаков, так и конкретных мер ответственности. Это требование охватывает, по существу, и запрет обратной силы закона, устанавливающего или усиливающего ответственность. Из него вытекает также недопустимость привлечения к ответственности на основе аналогии, т.е. в отсутствие прямого запрета конкретного правонарушения в законе. Иное противоречило бы конституционным принципам юридической ответственности, к которым наряду с требованиями ст. 54 Конституции относятся также принципы правовой определенности и соразмерности ответственности (см. п. 2.1 мотивировочной части Постановления КС РФ от 20.04.2006 N 4-П*(702)) (см. комментарии к ст. 21 и ч. 3 ст. 55).

В дополнение к изложенному и расширяя международно-правовые нормы, комментируемая статья в ее ч. 2 предписывает также в случае устранения или смягчения ответственности применять новый закон и к совершенным до его принятия деяниям с тем, чтобы обеспечивалась соразмерность ответственности реальной общественной опасности правонарушения, поскольку изменена его оценка законодателем (см. п. 2.1 мотивировочной части указанного Постановления).

Под обратной силой закона понимается его применение к правоотношениям и породившим их событиям, действиям, бездействию, имевшим место до его вступления в силу. По общему для всех отраслей права принципу закон действует в отношении будущего, с момента его вступления в силу и не имеет обратной силы, хотя возможно решение законодателя об отложенном введении закона в действие или, напротив, о распространении его действия на возникшие ранее правоотношения, что должно прямо предусматриваться в законе. Именно данное полномочие законодателя при регулировании юридической ответственности подчиняется правилу комментируемой статьи. В этой сфере законодатель не вправе распространить действие закона, имеющего любые негативные последствия для положения субъектов права, которых он касается, на прошлое время. Но он не обязан и повторять этот конституционный запрет при введении закона в действие, так же как не должен, вводя улучшающие положение нормы об ответственности, ссылаться на их ретроспективное применение. Последнее обеспечивается правоприменительной практикой, исходя из прямого действия конституционной нормы на любом из предусмотренных законом этапов процесса привлечения к ответственности, а также и после вступления в силу ранее принятых правоприменительных актов, основанных на более строгом законе.

Читать еще:  Какие налоги платит адвокат

Однако при наличии сомнений в единообразном использовании или пригодности имеющихся процессуальных механизмов законодатель правомочен установить в рамках имеющихся процедур, какая из них должна применяться для обеспечения обратной силы закона, устраняющего или смягчающего ответственность, или ввести с этой целью дополнительные механизмы. Это было, например, предусмотрено в Законе РФ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”, когда законодатель ввел в порядке исключения процедуру пересмотра высшей судебной инстанцией ее собственных, окончательных решений в порядке, аналогичном судебному надзору.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, законодатель, принимая закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, не может не предусмотреть механизм придания ему обратной силы (см. п. 3 мотивировочной части Постановления от 20.04.2006 N 4-П). Однако это категорическое правило, очевидно, связанное с возможными дефектами правоприменения, не должно рассматриваться как позволяющее правоприменительным органам в отсутствие таких указаний законодателя уклоняться от применения конституционных требований ч. 2 ст. 54: они могут быть реализованы в любой стадии уголовного судопроизводства и обязывают принять решения об изменении статуса ранее привлеченных к ответственности лиц также в рамках имеющихся процедур, в том числе с использованием процессуальной аналогии. Такая обязанность правоприменителя не исключает ни свободы законодателя в дальнейшем совершенствовании процессуальных механизмов реализации обратной силы смягчающего ответственность закона, ни обеспечивающих его единообразное применение разъяснений высших судов – как по конкретным делам, так и адресованных судебной практике в целом.

Использованные в комментируемой статье понятия закона, отягчающего ответственность либо смягчающего ее, могут иметь отличающееся содержание в отраслевом законодательстве: уголовном, административном, налоговом, гражданском и т.д. Так, будет являться смягчающим ответственность и наказание уголовный закон, который: устраняет оценку отдельных признаков деяния как квалифицирующих, т.е. отягощающих ответственность; расширяет перечень обстоятельств, которые должны оцениваться как смягчающие или, напротив, исключает какие-то из перечня отягчающих; исключает квалификацию деяния по совокупности норм; устанавливает более низкий, чем ранее, максимальный и минимальный предел какого-либо вида наказания либо дополнительно вводит альтернативно более мягкую санкцию, влияет на смягчение уголовной ответственности и наказания, снижая сроки, необходимые для условно-досрочного освобождения, погашения или снятия судимости, и т.д.

Возможные формы, в которых выражается усиление или смягчение ответственности, не перечисляются законодателем, но распознаются как таковые судебной практикой и требуют во всяком случае конституционного, т.е. соответствующего духу и букве Конституции, истолкования.

Императивное по своему характеру правило ч. 2 ст. 54 Конституции об обратной силе закона, устраняющего или смягчающего ответственность, “не предполагает наличие у суда или иного органа, применяющего закон, дискреционных полномочий” (см. п. 4.3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 20.04.2006 N 4-П) и исключает непридание ему обратной силы также в том случае, когда лица, правовой статус которых должен быть улучшен, не ходатайствуют об этом. Соответственно, государственные органы, на которые возложен надзор за законностью исполнения уголовных наказаний, что отнесено к прерогативам прокуратуры (ст. 32 и 33 Закона о прокуратуре), а также обязанность обеспечивать права и законные интересы осужденных за преступление, являющаяся одной из задач администрации исполняющих наказание учреждений (ст. 1 УИК РФ), не освобождаются от функции государственной защиты прав и свобод (см. комментарий к ст. 45) и должны инициировать перед судом применение закона, устраняющего или смягчающего ответственность, хотя такая инициатива в специальных процессуальных нормах (ст. 399 УПК) не предусмотрена. Исходя из задачи обеспечивать государственную защиту прав и свобод, а также согласование регулирования, содержащегося в разных актах (в данном случае в УПК, УИК, Законе о прокуратуре), представляется целесообразным также закрепить и процессуальные формы для обеспечения функции государственной защиты прав и свобод в связи с обратной силой законов, устраняющих или смягчающих уголовную ответственность в отсутствие инициативы лиц, претерпевающих эту ответственность, если их положение улучшено новым законом.

Статья 54

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.
2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

В Конституции установлены правовые нормы, определяющие правила действия закона во времени. Ранее аналогичные правила предусматривались лишь в уголовном законодательстве и в законодательстве об административных правонарушениях. Возведение правовых норм о действии закона во времени в разряд основополагающих конституционных установлений само по себе свидетельствует о их высокой значимости. Они носят теперь всеобщий характер, распространяются на все законы, устанавливающие юридическую ответственность граждан за правонарушения.
Положения ст.54 основываются на общепринятых принципах справедливости и гуманизма и сформулированы в соответствии со ст.11 Всеобщей декларации прав человека и ст.15 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти нормы служат важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, являются неотъемлемым составным элементом правового статуса личности в Российской Федерации.
В правовом государстве правомерность либо противоправность поведения гражданина, а равно его ответственность за противоправное деяние определяются действующим законом. Норма ч.2 ст.54 является важной правовой гарантией свободы поведения гражданина в обществе, позволяет ему совершать те или иные действия, сообразуясь лишь с действующим законом.
С изложенной конституционной нормой согласуется указание ст.9 УК РФ о том, что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и ст.9 КоАП, в которой записано, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании законодательства, действовавшего во время и по месту совершения правонарушения.
Согласно ст.54 Конституции закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Такой закон подлежит применению лишь к тем правонарушениям, которые совершены после его издания, и не распространяется на деяния, имевшие место до его принятия. Аналогичные указания содержатся в УК и КоАП. В частности, в ст.10 УК записано, что закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Следовательно, лицо, совершившее деяние в то время, когда оно считалось правонарушением, не подлежит ответственности, а лицо, совершившее правонарушение, наказуемое по новому закону более строго, может быть привлечено к ответственности только по действовавшему в то время более мягкому закону. Издание законов, устанавливающих или отягчающих ответственность, может быть вызвано необходимостью совершенствования мер охраны и защиты прав, свобод и законных интересов других граждан, усиления борьбы с правонарушениями и укрепления правопорядка. Разумеется, государство вправе принимать такие меры, но это не должно вести к ухудшению положения лица, совершившего деяние до издания более строгого закона. Гражданин может и должен знать и соблюдать требования действующего закона.
На принципах гуманизма и справедливости основывается и положение ч.2 ст.54 о том, что, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон. Такой закон имеет обратную силу. В ст.10 УК соответствующая норма выражена следующим образом: уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Аналогичное указание содержится и в ст.9 КоАП.
Следовательно, если лицо совершило деяние во время действия прежнего закона, которым оно признавалось правонарушением, но новым законом ответственность за это деяние устранена, такое лицо не может быть привлечено к ответственности. Это деяние не считается больше правонарушением. Если же лицо уже привлечено к ответственности по прежнему закону, оно в соответствии с новым законом подлежит освобождению от назначенной ему меры наказания. В том случае, когда лицо несет ответственность за правонарушение по прежнему, более строгому закону, ему в соответствии с новым, более мягким законом назначенная мера ответственности должна быть уменьшена до пределов, указанных в новом законе.
Под смягчением ответственности, о котором говорится в ст.54, понимается изменение строгости вида наказания (например, вместо уголовной установлена административная ответственность), либо уменьшение размера взыскания, либо облегчение условий отбывания наказания, либо иное улучшение положения лица, привлеченного к ответственности.
Различаются следующие виды правонарушений: дисциплинарные проступки, административные правонарушения или проступки, гражданско-правовые нарушения и уголовные преступления. За эти правонарушения соответственно установлена дисциплинарная, административная, гражданско-правовая и уголовная ответственность. Предусматриваются эти виды ответственности соответствующим специальным законодательством (трудовым, административным, гражданским, уголовным и т.д.).
Положения ст.54 распространяются на все указанные виды правонарушений и отрасли законодательства.
Под законом в ст.54 понимается любой закон, предусматривающий ответственность граждан за правонарушения, независимо от того, является ли он федеральным законом или законом, принятым субъектом Российской Федерации, кодексом, отдельным законом или законом об изменении или дополнении действующего закона и т.д.
Ответственность за определенные правонарушения может предусматриваться в постановлениях Правительства России, различных нормативных правовых актах, издаваемых органами исполнительной власти. В силу верховенства Конституции положения ст.54 распространяются на все нормативные правовые акты, которые должны издаваться и применяться в строгом соответствии с этими положениями.
Статья 54 имеет прямое действие. Ее нормы подлежат применению и в тех случаях, когда в том или ином законе или нормативном правовом акте они не нашли соответствующего отражения.
Правовое регулирование различных видов ответственности за правонарушения имеет свои специфические особенности. Это предполагает не только возможность, но и необходимость, целесообразность установления в отраслевых законах правовых норм, соответствующих положениям ст.54, которые бы развивали и дополняли эти положения, определяли условия и порядок их применения с учетом специфики данного вида ответственности. Такие нормы могут быть предусмотрены не только в уголовном и административном законодательстве, но и в других отраслях права.
В ст.4 ГК. определены пределы действия во времени гражданского законодательства. Установлено, что акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие. Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со ст.422 ГК. Из текста ст.4 можно сделать вывод, что в ней определяются пределы действия во времени гражданского законодательства, регулирующего и правоотношения, не связанные с ответственностью за правонарушения. В этой связи представляет также интерес норма ст.57 Конституции о том, что законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (см. комментарий к этой статье). Все это дает основание сделать вывод о возможном и целесообразном расширении в будущем конституционных положений о действии законов во времени, с тем, чтобы ими охватывались любые законы, а не только определяющие ответственность за правонарушения.

Читать еще:  Как ограничиваются сверхурочные работы в течение года

Ст 54 конституции РФ комментарии

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

1. Норма комментируемой статьи закрепляет право человека не подвергаться преследованию за деяния, совершенные при отсутствии в законе их запрета, и не нести за правонарушение ответственность более строгую, чем предусматривавшаяся в момент его совершения. Иными словами, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. При этом нормативный правовой акт, устанавливающий или отягчающий ответственность, подлежит применению лишь к тем правонарушениям, которые совершены после его издания, и не распространяется на деяния, имевшие место до его принятия.

Возведение нормативных правовых норм о действии закона во времени в разряд конституционных (обладающих наивысшей силой) само по себе свидетельствует об их высокой значимости и ценности; они носят всеобщий характер, распространяясь на все законы, устанавливающие юридическую ответственность граждан за правонарушения.

Более того, нормы аналогичного содержания содержатся во многих международных документах (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека и ст. 15

Международного пакта о гражданских и политических правах). Эти нормы, основанные на общепризнанных принципах справедливости и гуманизма, служат важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, являясь неотъемлемым составным элементом правового статуса личности в Российской Федерации.

Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет — принцип, согласно которому закон может быть применен к отношениям, возникшим до его принятия, только если об этом прямо указано в этом законе. Его действие распространяется на все законы, устанавливающие юридическую ответственность граждан за правонарушения. Он содержит в себе и конституционно закрепленную гарантию для граждан, и принцип деятельности соответствующих государственных органов. Этот принцип создает устойчивость в отношениях между субъектами права, формирует уверенность граждан в стабильности их правового положения, в прочности правопорядка.

Данное конституционное установление является по своему характеру универсальным: оно адресовано всем правоприменителям при выборе нормы, подлежащей применению в каждом конкретном деле; обязательно для законодателя при принятии им норм о введении закона в действие и, наконец, касается всех видов юридической ответственности.

Так, согласно статье 10 УК РФ закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Следует отметить, что издание законов, устанавливающих или отягчающих ответственность, может быть вызвано необходимостью совершенствования мер охраны и защиты прав, свобод и законных интересов других граждан, усиления борьбы с правонарушениями и укрепления правопорядка. Разумеется, государство вправе принимать такие меры, но это не должно вести к ухудшению положения лица, совершившего деяние до издания более строгого закона. Гражданин может и должен знать и соблюдать требования действующего закона.

Обратная сила закона является исключением из общего правила, поэтому должна быть специально оговорена в самом законе либо в акте о введении его в действие (например, уголовный закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий меру наказания).

Читать еще:  Ст 90 налогового кодекса РФ с комментариями

2. Правовая норма, содержащаяся в части второй комментируемой статьи, является важной правовой гарантией свободы поведения гражданина в обществе, позволяет ему совершать те или иные действия, считаясь лишь с действующим законом. Она также основана на общепринятых принципах справедливости, гуманизма и служит важным средством обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина.

По сути, данная норма означает, что если лицо совершило деяние во время действия прежнего закона, которым оно признавалось правонарушением, но новым законом ответственность за это деяние устранена, такое лицо не может быть при-влечено к ответственности. Это деяние не считается больше правонарушением.

Если же лицо уже привлечено к ответственности по прежнему закону, оно в соответствии с новым законом подлежит освобождению от назначенной ему меры наказания. Такой закон имеет обратную силу. В том случае, когда лицо несет ответственность за правонарушение по прежнему, более строгому закону, ему в соответствии с новым, более мягким законом назначенная мера ответственности должна быть уменьшена до пределов, указанных в новом законе.

Под смягчением ответственности в данном случае понимается изменение строгости вида наказания, либо уменьшение размера взыскания, либо облегчение условий отбывания наказания, либо иное улучшение положения лица, привлеченного к ответственности.

Под законом в данном случае понимается любой закон, предусматривающий ответственность граждан за правонарушения, независимо от того, является ли он федеральным законом или законом, принятым на уровне Республики Марий Эл и т.д. В силу верховенства Конституции Республики Марий Эл на всей ее территории положения комментируемой статьи распространяются на все нормативные правовые акты, которые должны издаваться и применяться на уровне республики в строгом соответствии с этими положениями.

Положения указанной нормы распространяются на все виды правонарушений и отрасли законодательства.

© Марийский государственный университет 2020

Ст 54 конституции РФ комментарии

3. Вопрос о соответствии Конституции РФ положений ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК рассматривался Конституционным Судом РФ

3. Вопрос о соответствии Конституции РФ положений ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК рассматривался Конституционным Судом РФ. Чем это вызвано?

Законом РФ “О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения,

выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации” от 25.06.93

N 5242-1 вместо прописки введен регистрационный учет граждан. Однако на практике

существенных изменений в получении “вида на жительство” не произошло. Прежнее

законодательство, в частности ЖК (ч. 1 ст. 54), право граждан на жилище (на

проживание в жилом помещении) неразрывно связывало с пропиской лица на данной

жилой площади. Аналогичную позицию занимали суды, руководствуясь, в частности,

Постановлением Пленума Верховного Суда СССР “О практике применения судами

жилищного законодательства” от 03.04.87 N 2 (в ред. Постановления Верховного

Суда СССР от 30.11.90 N 14). Норма ч. 1 ст. 54 ЖК, где под записью о вселении

в установленном порядке подразумевалась прописка, была признана Конституционным

Судом РФ неконституционной (Постановление от 25.04.95 “По делу о проверке

конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР

в связи с жалобой гражданки Л. Н. Ситаловой”). Справедливости ради следует

отметить, что до принятия указанного Постановления Конституционного Суда РФ

судами рассматривались иски граждан об отказе компетентных органов в прописке

в жилые помещения, которые перешли в их собственность по наследству, и удовлетворялись

на основании соответствующих положений Конституции РФ и Закона РФ “О праве

граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания

и жительства в пределах Российской Федерации”. В основном практика отказов

гражданам в прописке имела место в гг. Москве и Санкт-Петербурге.

Основанием к рассмотрению указанного дела в Конституционном Суде РФ являлась

обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции

РФ положения оспариваемых норм ст. 54 ЖК о том, что наниматель вправе вселить

в занимаемое им жилое помещение других лиц “в установленном порядке”, подразумевая

под этим соблюдение правил прописки.

В Постановлении Конституционного Суда РФ было отмечено следующее:

положение ч. 1 ст. 54 ЖК о праве нанимателя на вселение других граждан

в занимаемое им жилое помещение “в установленном порядке” носит бланкетный

характер. Неопределенность его юридического содержания не позволяет ответить

на вопрос, какой орган и каким актом должен устанавливать этот порядок, и

порождает произвольное понимание того, что он означает по своему существу;

отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен “устанавливать

порядок” вселения в жилое помещение, позволяет законодательным и исполнительным

органам государственной власти различных субъектов Российской Федерации устанавливать

его по собственному усмотрению, что может привести к нарушению конституционного

права граждан на жилище и произвольному лишению их жилья.

Противоречива также и судебная практика применения ч. 1 ст. 54 ЖК. При

юридически сходных обстоятельствах дела этой категории разрешаются судами

по-разному, что влечет неодинаковые правовые последствия для граждан.

Судебное толкование ЖК сложилось как признание того, что осуществление

жилищных прав напрямую связано с пропиской, наличию или отсутствию которой

придавалось правоустанавливающее значение.

Несмотря на то что Постановлением Пленума Верховного Суда РФ “О применении

судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда СССР” от

22.04.92 N 8 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93

N 11) установлено, что до принятия соответствующих законодательных актов Российской

Федерации нормы бывшего СССР и разъяснения по их применению, содержащиеся

в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР, могут применяться судами в

части, не противоречащей Конституции РФ и Соглашению о создании Содружества

Независимых Государств, правоприменительные органы при решении вопроса вселения

в жилое помещение нередко руководствуются отмененными нормативными актами,

нарушая требования ст. 18 Конституции РФ, согласно которой “права и свободы

человека и гражданина являются непосредственно действующими” и “определяют

смысл, содержание и применение законов”, и ч. 1 ст. 27 Конституции РФ, закрепляющей

право свободно выбирать место пребывания и жительства, поскольку его реализация

ставится в зависимость от получения разрешения на прописку.

Из Конституции РФ и Закона РФ “О праве граждан Российской Федерации на

свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской

Федерации” следует, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие

таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав

и свобод граждан (ст. 3 указанного Закона), в том числе права на жилище. Однако

до настоящего времени “установленный порядок”, определяющий процедуру вселения

в жилое помещение, понимается в правоприменительной практике исключительно

как соблюдение положений о прописке, что имело место и при разрешении дела

гражданки Л. Н. Ситаловой (со ссылкой на ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК).

Таким образом, положение ч. 1 ст. 54 ЖК, как в его буквальном истолковании,

так и в том смысле, который ему придается сложившейся правоприменительной

практикой, приводит к нарушению прав и свобод граждан, описанных в ст. 18,

19 (ч. 1), 27 (ч. 1), 40 (ч. 1), не согласуется с основаниями и условиями

ограничения, закрепленными в ст. 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ.

В этой связи Конституционный Суд РФ постановил признать содержащиеся

в ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК положения об “установленном порядке” как процедуре вселения

в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки не соответствующими

Конституции РФ. Следовательно, они не подлежат применению.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector