Ст 418 ГК РФ с комментариями

Ст 418 ГК РФ с комментариями

Статья 418. Прекращение обязательства смертью гражданина

1. Обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

2. Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора.

Комментарий к Ст. 418 ГК РФ

1. Одним из оснований прекращения обязательств является смерть гражданина, как должника, так и кредитора, при наличии одного из двух обстоятельств:

1) исполнение не может быть произведено без личного участия либо исполнение предназначено лично для кредитора;

2) обязательство иным образом неразрывно связано с личностью стороны.

Относительно положения п. 2 комментируемой статьи была подана жалоба в Конституционный Суд РФ на предмет его соответствия ч. 2 ст. 55 Конституции РФ. Определением Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. N 646-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Милосердовой Галины Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 418 Гражданского кодекса Российской Федерации» было установлено, что положение п. 2 ст. 418 ГК РФ, констатирующее прекращение обязательства в случае смерти кредитора, в отрыве от личности которого существование этого обязательства невозможно, само по себе не может рассматриваться как нарушающее какие-либо права заявительницы.

2. Комментируемая статья корреспондирует со ст. 1112 ГК РФ, в соответствии с которой в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Кроме того, к обязательствам, связанным с личностью должника, относятся договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности, лично-доверительные договоры и др. В некоторых случаях законодатель прямо говорит о прекращении обязательства в связи со смертью должника или кредитора. Так, например, согласно ст. 605 ГК РФ обязательство пожизненного содержания с иждивением прекращается смертью получателя ренты, п. 2 ст. 596 ГК РФ устанавливает, что в случае смерти одного из получателей ренты его доля в праве на получение ренты переходит к пережившим его получателям ренты, если договором пожизненной ренты не предусмотрено иное, а в случае смерти последнего получателя ренты обязательство выплаты ренты прекращается.

В соответствии со ст. 701 ГК РФ договор безвозмездного пользования прекращается в случае смерти гражданина-ссудополучателя или ликвидации юридического лица — ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором.

Согласно п. 1 ст. 977 ГК РФ договор поручения прекращается вследствие смерти доверителя или поверенного, по ст. 1002 договор комиссии прекращается вследствие смерти комиссионера, по ст. 1010 агентский договор прекращается вследствие смерти агента, по ст. 1024 договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие смерти гражданина, являющегося выгодоприобретателем, если договором не предусмотрено иное, либо смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим, и др.

3. Денежные обязательства не связаны с личностью должника или кредитора, кроме случаев, прямо предусмотренных договором. Так, Определением ВАС РФ от 11 февраля 2009 г. N 721/09 по делу N А50-3955/2006-Г7 констатировалось, что в соответствии со ст. 418 ГК РФ обязанность истца по передаче денежных средств и корреспондирующая с ней обязанность ответчика принять указанную сумму не могут рассматриваться как правоотношения, прекращающиеся в связи со смертью стороны.

4. В случае смерти должника, если обязательство прекращается, прекращаются и способы обеспечения такого обязательства. Поручительство прекращается и в том случае, если обязанность по возврату долга перешла к наследникам, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника (п. 2 ст. 367 ГК).

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании суммы долга с поручителей, суд исходил из того, что по смыслу ч. 1 комментируемой статьи, а также ст. ст. 367 и 1175 ГК РФ со смертью должника обязательство прекращается и ответственность за его исполнение могут нести только наследники, кроме тех случаев, когда поручитель дал кредитору согласие отвечать за нового должника .

———————————
Определения Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 34-В07-12, от 19 августа 2008 г. N 36-В08-21, от 2 июня 2009 г. N 73-В09-2 // Бюллетень ВС РФ. 2009. N 3.

5. Нормы комментируемой статьи распространяются и на случаи объявления гражданина умершим в соответствии со ст. 45 ГК РФ.

Статья 418. Прекращение обязательства смертью гражданина

СТ 418 ГК РФ

1. Обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

2. Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора.

Комментарий к Ст. 418 Гражданского кодекса РФ

1. Особенности прекращения обязательства смертью гражданина:

– обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. В иных случаях обязанность по исполнению ложится на наследников (например, алиментные обязательства, обязательства в сфере авторского права и др.);

– обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора (например, обязательства по возмещению вреда, причиненного здоровью кредитора);

– в связи со смертью стороны обязательство прекращается полностью или в части, связанной лично со стороной обязательства, подлежащей исполнению лично должником, предназначенной лично для кредитора.

В силу п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” имущественные требования и обязанности, неразрывно связанные с личностью гражданина (взыскателя или должника), в силу ст. 383 и ст. 418 ГК РФ прекращаются на будущее время в связи со смертью этого гражданина либо в связи с объявлением его умершим. Вместе с тем если имущественные обязанности, связанные с личностью должника-гражданина, не были исполнены при его жизни, в результате чего образовалась задолженность по таким выплатам, то правопреемство по обязательствам о погашении этой задолженности в случаях, предусмотренных законом, возможно. Например, согласно подп. 3 п. 3 ст. 44 НК РФ погашение задолженности умершего налогоплательщика-гражданина осуществляется его наследниками в отношении транспортного, земельного налогов, налога на имущество физических лиц в порядке, установленном гражданским законодательством (п. 3 ст. 14, ст. 15, подп. 3 п. 3 ст. 44 НК РФ). Возможность правопреемства в отношении иных налогов, а также различных сборов, включая государственную пошлину, не предусмотрена.

Согласно п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством” смерть должника не прекращает поручительство (за исключением случаев, когда обязательство прекращается смертью гражданина в соответствии со ст. 418 ГК РФ), положения п. 2 ст. 367 ГК РФ применению не подлежат; иное может быть предусмотрено договором поручительства. Вместе с тем наследники, принявшие наследство, отвечают перед поручителем, исполнившим обеспеченное поручительством обязательство, солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). При этом в отношениях с кредитором поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников и требовать уменьшения размера своей обязанности по договору поручительства пропорционально стоимости наследственного имущества. Если иное не предусмотрено договором поручительства, в случае смерти поручителя обязанными по договору поручительства являются наследники поручителя, которые отвечают перед кредитором солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). К отношениям наследников поручителя между собой и с кредитором подлежат применению правила ГК РФ о совместно выданном поручительстве (п. 3 ст. 363 ГК РФ) с учетом правовых позиций, содержащихся в п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42.

Читать еще:  Почему упразднили высший арбитражный суд

2. Судебная практика:

– Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” (см. п. п. 15, 58);

– Определение ВС РФ от 01.03.2016 N 45-КГ16-1 (о взыскании задолженности наследодателя по алиментам в пределах стоимости перешедшего к наследнику наследственного имущества);

– Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.06.2016 N Ф09-4752/16 по делу N А76-25184/2015 (о взыскании неосновательного обогащения в виде пенсии, перечисленной на счет физического лица после его смерти и списанной в счет погашения кредита);

– Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13.11.2015 N С01-883/2015 по делу N А23-1167/2012 (об отказе в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве);

– Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 22.07.2015 N Ф10-2045/2015 по делу N А84-414/14(919/414/14-РФ) (о признании кредитного договора, а также ипотечного договора, заключенного в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору, прекращенными в силу того, что после смерти заемщика наследство никем не принято);

– Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15.01.2015 N Ф02-6531/2014 по делу N А19-14018/2013 (определением прекращено производство по делу о взыскании задолженности и пеней по договору сублизинга в связи со смертью ответчика, являвшегося индивидуальным предпринимателем).

Статья 418. Прекращение обязательства смертью гражданина

1. Обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

2. Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора.

Комментарий к статье 418 Гражданского Кодекса РФ

1. По общему правилу смерть гражданина – должника или кредитора – влечет не прекращение обязательства, а перемену соответствующего лица, когда права и обязанности должника или кредитора переходят к их наследникам или иным лицам, указанным в законе или договоре. Из этого правила имеются исключения. Так, в договоре аренды стороны могут предусмотреть, что в случае смерти арендатора недвижимого имущества его права и обязанности не переходят к наследнику (п. 2 ст. 617 ГК), а смерть нанимателя жилого помещения может повлечь вступление в договор найма лиц, не являющихся его наследниками (п. 2 ст. 686 ГК).

Отступление от названного общего правила содержится и в комментируемой статье, предусматривающей, что со смертью гражданина (должника или кредитора) прекращается обязательство, неразрывно связанное с его личностью. Комментируемая статья не содержит исчерпывающего перечня таких обязательств, указывая лишь в качестве признаков такой неразрывной связи невозможность исполнения обязательства без личного участия должника (п. 1) либо предназначенность исполнения лично для кредитора (п. 2).

Примером первого может служить договор авторского заказа, по которому автор (должник) обязуется создать литературное произведение и передать его для публикации издательству (кредитору). Примером второго – обязательство из причинения вреда жизни или здоровью, в силу которого потерпевший (кредитор) имеет право требовать от лица, ответственного за причинение вреда (должника), соответствующего возмещения.

Применительно к некоторым обязательствам правила комментируемой статьи воспроизведены в законе, регулирующем эти обязательства. К ним, в частности, относятся алиментные обязательства (п. 2 ст. 120 Семейного кодекса), обязательства, вытекающие из договоров: ренты (п. 2 ст. 596, п. 1 ст. 605 ГК), безвозмездного пользования (ст. 701 ГК), поручения (п. 1 ст. 977 ГК), комиссии (ст. 1002 ГК); агентского договора (ст. 1010 ГК), договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК), договора простого товарищества (п. 1 ст. 1050 ГК).

2. Исключения из правил комментируемой статьи о прекращении обязательств, тесно связанных с личностями их участников, допускаются в нормах о договорах: безвозмездного пользования (ст. 701 ГК), доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК), простого товарищества (п. 1 ст. 1050 ГК). Заключая указанные договоры, стороны могут предусмотреть, что смерть ссудополучателя, выгодоприобретателя или товарища не влечет прекращения соответствующего обязательства.

3. Предусмотренная комментируемой статьей связь обязательства с личностью гражданина должна касаться именно стороны обязательства – должника или кредитора, но не лица, выступающего от ее имени. ВАС РФ признал несостоятельной ссылку на смерть директора малого предприятия как на основание прекращения обязательства по возврату кредита, взятого этим предприятием (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.96 N 2993/96 – Вестник ВАС РФ, 1997, N 4, с. 86).

4. Положения комментируемой статьи подлежат расширительному толкованию и должны применяться также в случае объявления умершим гражданина (ст. 45 ГК), с личностью которого неразрывно связано соответствующее обязательство.

5. В случае если обязательство прекращается при наступлении указанных в комментируемой статье обстоятельств, отношения наследников соответствующей стороны с ее контрагентами по обязательству должны строиться с учетом правил гл. 60 ГК о возврате имущества, за передачу которого вследствие прекращения обязательства не последовало встречного удовлетворения.

Другой комментарий к статье 418 ГК РФ

1. В комментируемой статье предусмотрены два варианта связанности обязательства с должником или кредитором: во-первых, когда исполнение должно быть произведено лично должником (например, авторский договор о написании сценария) или кредитором (например, выплата денежных сумм по алиментным обязательствам) и, во-вторых, когда исполнение иным образом связано с личностью должника или кредитора.

2. Вопрос о последствиях прекращения обязательства по данному основанию, в частности о возмещении возможных расходов и убытков, должен решаться в соответствии с положениями о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества (гл. 60 ГК), если иное не предусмотрено в законе или договоре.

Остались вопросы по ст 418 ГК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 418 ГК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Статья 418. Прекращение обязательства смертью гражданина

1. Обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

2. Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора.

Комментарий к статье 418 ГК РФ

1. По общему правилу смерть гражданина – стороны в обязательстве – влечет не прекращение правоотношения, а изменение его субъектного состава – замену умершего лица его правопреемником (наследником или иным лицом, указанным в законе).

Как исключение комментируемая статья предусматривает прекращение смертью гражданина (должника или кредитора) обязательства, неразрывно связанного с его личностью. Комментируемая статья не содержит исчерпывающего перечня таких обязательств, называя лишь два возможных варианта подобной связанности: невозможность исполнения обязательства без личного участия должника (п. 1) либо предназначенность исполнения лично для кредитора (п. 2).

Читать еще:  Платит ли ИП НДС при УСН

Примером первого может служить обязательство создать произведение по договору авторского заказа (ст. 1288 ГК). Примером второго – права, указанные в п. 2 ст. 1112 ГК, корреспондирующей комментируемой статье: на алименты, на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью.

2. Учитывая, что объявление гражданина умершим влечет за собой те же последствия, что и смерть (ст. 1113 ГК), положения комментируемой статьи подлежат расширительному толкованию и охватывают также случаи объявления умершим гражданина (см. ст. 45 ГК и коммент. к ней), с личностью которого связано обязательство.

3. Положения комментируемой статьи находят свое непосредственное воплощение и воспроизводятся в правилах, регламентирующих отдельные виды обязательств (см., например, п. 2 ст. 596, п. 2 ст. 605, п. 1 ст. 977 и др. ГК). При этом в ряде случаев специальные нормы изменяют характер закрепленных в комментируемой статье положений. Так, п. 1 ст. 581, ст. 701, п. 1 ст. 1050 ГК предоставляют участникам соответствующих договоров возможность установить, что смерть соответственно одаряемого, ссудополучателя, товарища не влечет прекращения обязательства. А п. 2 ст. 1038 ГК предусматривает, что смерть правообладателя влечет прекращение договорных обязательств лишь при условии, что наследник правообладателя не является индивидуальным предпринимателем и в течение шести месяцев со дня открытия наследства не зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя.

4. Прекращение обязательства вследствие смерти гражданина-должника не препятствует кредитору требовать от наследников умершего по правилам гл. 60 ГК предоставленного должнику исполнения, за которое не последовало встречного удовлетворения.

Другой комментарий к статье 418 ГК РФ

1. По общему правилу смерть гражданина – должника или кредитора – влечет не прекращение обязательства, а перемену соответствующего лица, когда права и обязанности должника или кредитора переходят к их наследникам или иным лицам, указанным в законе или договоре. Из этого правила имеются исключения. Так, в договоре аренды стороны могут предусмотреть, что в случае смерти арендатора недвижимого имущества его права и обязанности не переходят к наследнику (п. 2 ст. 617 ГК), а смерть нанимателя жилого помещения может повлечь вступление в договор найма лиц, не являющихся его наследниками (п. 2 ст. 686 ГК).

Отступление от названного общего правила содержится и в комментируемой статье, предусматривающей, что со смертью гражданина (должника или кредитора) прекращается обязательство, неразрывно связанное с его личностью. Комментируемая статья не содержит исчерпывающего перечня таких обязательств, указывая лишь в качестве признаков такой неразрывной связи невозможность исполнения обязательства без личного участия должника (п. 1) либо предназначенность исполнения лично для кредитора (п. 2).

Примером первого может служить договор авторского заказа, по которому автор (должник) обязуется создать литературное произведение и передать его для публикации издательству (кредитору). Примером второго – обязательство из причинения вреда жизни или здоровью, в силу которого потерпевший (кредитор) имеет право требовать от лица, ответственного за причинение вреда (должника), соответствующего возмещения.

Применительно к некоторым обязательствам правила комментируемой статьи воспроизведены в законе, регулирующем эти обязательства. К ним, в частности, относятся алиментные обязательства (п. 2 ст. 120 Семейного кодекса), обязательства, вытекающие из договоров: ренты (п. 2 ст. 596, п. 1 ст. 605 ГК), безвозмездного пользования (ст. 701 ГК), поручения (п. 1 ст. 977 ГК), комиссии (ст. 1002 ГК); агентского договора (ст. 1010 ГК), договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК), договора простого товарищества (п. 1 ст. 1050 ГК).

2. Исключения из правил комментируемой статьи о прекращении обязательств, тесно связанных с личностями их участников, допускаются в нормах о договорах: безвозмездного пользования (ст. 701 ГК), доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК), простого товарищества (п. 1 ст. 1050 ГК). Заключая указанные договоры, стороны могут предусмотреть, что смерть ссудополучателя, выгодоприобретателя или товарища не влечет прекращения соответствующего обязательства.

3. Предусмотренная комментируемой статьей связь обязательства с личностью гражданина должна касаться именно стороны обязательства – должника или кредитора, но не лица, выступающего от ее имени. ВАС РФ признал несостоятельной ссылку на смерть директора малого предприятия как на основание прекращения обязательства по возврату кредита, взятого этим предприятием (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.96 N 2993/96 – Вестник ВАС РФ, 1997, N 4, с. 86).

4. Положения комментируемой статьи подлежат расширительному толкованию и должны применяться также в случае объявления умершим гражданина (ст. 45 ГК), с личностью которого неразрывно связано соответствующее обязательство.

5. В случае если обязательство прекращается при наступлении указанных в комментируемой статье обстоятельств, отношения наследников соответствующей стороны с ее контрагентами по обязательству должны строиться с учетом правил гл. 60 ГК о возврате имущества, за передачу которого вследствие прекращения обязательства не последовало встречного удовлетворения.

Статья 418. Прекращение обязательства смертью гражданина

1. Обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

2. Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора.

Комментарий к ст. 418 ГК РФ

1. По общему правилу смерть гражданина – стороны в обязательстве – влечет не прекращение правоотношения, а изменение его субъектного состава – замену умершего лица его правопреемником (наследником или иным лицом, указанным в законе).

Как исключение комментируемая статья предусматривает прекращение смертью гражданина (должника или кредитора) обязательства, неразрывно связанного с его личностью. Комментируемая статья не содержит исчерпывающего перечня таких обязательств, называя лишь два возможных варианта подобной связанности: невозможность исполнения обязательства без личного участия должника (п. 1) либо предназначенность исполнения лично для кредитора (п. 2).

Примером первого может служить обязательство создать произведение по договору авторского заказа (ст. 1288 ГК). Примером второго – права, указанные в п. 2 ст. 1112 ГК, корреспондирующей комментируемой статье: на алименты, на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью.

2. Учитывая, что объявление гражданина умершим влечет за собой те же последствия, что и смерть (ст. 1113 ГК), положения комментируемой статьи подлежат расширительному толкованию и охватывают также случаи объявления умершим гражданина (см. ст. 45 ГК и коммент. к ней), с личностью которого связано обязательство.

3. Положения комментируемой статьи находят свое непосредственное воплощение и воспроизводятся в правилах, регламентирующих отдельные виды обязательств (см., например, п. 2 ст. 596, п. 2 ст. 605, п. 1 ст. 977 и др. ГК). При этом в ряде случаев специальные нормы изменяют характер закрепленных в комментируемой статье положений. Так, п. 1 ст. 581, ст. 701, п. 1 ст. 1050 ГК предоставляют участникам соответствующих договоров возможность установить, что смерть соответственно одаряемого, ссудополучателя, товарища не влечет прекращения обязательства. А п. 2 ст. 1038 ГК предусматривает, что смерть правообладателя влечет прекращение договорных обязательств лишь при условии, что наследник правообладателя не является индивидуальным предпринимателем и в течение шести месяцев со дня открытия наследства не зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя.

Читать еще:  Ст 200 УК РФ с комментариями

4. Прекращение обязательства вследствие смерти гражданина-должника не препятствует кредитору требовать от наследников умершего по правилам гл. 60 ГК предоставленного должнику исполнения, за которое не последовало встречного удовлетворения.

Судебная практика по статье 418 ГК РФ

По общему правилу, закрепленному в ч. 2 ст. 418 ГК РФ, обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора.
Вступившим в законную силу решением гарнизонного военного суда от 21 января 2011 г. на ответчика была возложена обязанность по обеспечению жилым помещением лишь Медведева С.Л. При этом из материалов дела не следует, что вопрос о правопреемстве иных лиц в возникших обязательственных правоотношениях был решен в судебном либо ином предусмотренном законом порядке.

Положения части 1 статьи 151 ГК Российской Федерации, предусматривающие возможность взыскания денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, а также в других предусмотренных законом случаях, направлены на защиту прав граждан в установленных законом случаях (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года N 155-О-О, от 23 июня 2016 года N 1298-О и др.), а положения пункта 1 статьи 418 ГК Российской Федерации, регламентирующего правила прекращения обязательства в случае смерти гражданина и позволяющего суду в рамках дискреционных полномочий определять, являются ли обязательства неразрывно связанными с личностью должника, – на обеспечение интересов участников гражданского оборота.

Отказывая в иске, суды, руководствуясь статьями 8, 418, 854, 1102, 1110, 1112, 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 28.12.2013 N 400-ФЗ “О страховых пенсиях”, Федеральным законом от 15.12.2001 N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации”, Федеральным законом от 17.11.2001 N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о недоказанности фондом неосновательного обогащения на стороне банка. Из текста обжалуемых судебных актов не следует, что фондом доказано, что на момент осуществления спорной операции банку было известно о прекращении распоряжения клиента о списании спорной задолженности в связи со смертью последнего.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 218, 418, 834, 845, 848, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу об отсутствии на стороне банка неосновательного обогащения, поскольку банк действовал в рамках закона и в соответствии с условиями договора банковского счета.

Согласно статье 418 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.
Обращение взыскания на заложенное имущество с личностью должника не связано, поскольку обращение взыскания на заложенное имущество обеспечивает возможность исполнения обязательства в размере стоимости этого имущества, применение судом апелляционной инстанции положений пункта 1 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации о невозможности исполнения обязательства в этой части является ошибочным, что привело к неправильному разрешению спора.

Повторно оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, руководствуясь положениями статей 418, 848, 854, 1102, 1112, 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 22 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, принимая во внимание правовую позицию, сформулированную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2009 N 8079/09 по делу N А60-25514/2008-С2, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности пенсионным фондом факта неосновательного обогащения ответчика за счет истца и, как следствие, об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.

Положение пункта 1 статьи 418 ГК Российской Федерации, согласно которому обязательство прекращается смертью должника, если обязательство неразрывно связано с личностью должника, направлено на установление баланса прав и законных интересов участников гражданского оборота и, как часть 2 статьи 1112 указанного Кодекса, которая определяет виды прав и обязанностей, не входящих в состав наследства, и конкретизирует статью 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации, гарантирующую право наследования, также не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителей.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, руководствуясь положениями статей 418, 834, 845, 854, 1102, 1110, 1151, 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 21, 25 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ “О страховых пенсиях”, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводам о недоказанности пенсионным фондом факта неосновательного обогащения ответчика за счет истца и, как следствие, об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.

Отказывая в удовлетворении заявления в части привлечения наследников Шефера М.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в пределах наследственной массы, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 17, 399, 418, 1110, 1112, 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, приведенными в пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, исходил из того, что данные требования неразрывно связаны с личностью Шефера М.А., в связи с чем, на его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в том числе результаты экспертизы от 08.06.2018 N 31-36/2018, пояснения опрошенного свидетеля Е.Г. Глазунова, в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь статьями 129, 150, 152, 418, 1110, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), разъяснениями, содержащимися в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”, от 15.06.2010 N 16 “О средствах массовой информации”, Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 года, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2000, Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016 (пункт 10), суд апелляционной инстанции, в части требований к издательскому дому и Селюковой И.И., пришел к выводу об отсутствии совокупности обстоятельств, предусмотренных статьей 152 ГК РФ, необходимых для удовлетворения иска о защите деловой репутации. Суд прекратил производство в отношении умершего Закопырина А.Н., поскольку не допускается правопреемство в части взыскания компенсации морального вреда и требования о признании сведений не соответствующими действительности.

Отказывая в удовлетворении заявления в части привлечения наследников Шефера М.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в пределах наследственной массы, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 17, 399, 418, 1110, 1112, 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, приведенными в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, исходил из того, что данные требования неразрывно связаны с личностью Шефера М.А., в связи с чем на его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector