Ст 382 ГК РФ с комментариями

Ст 382 ГК РФ с комментариями

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

Новая редакция Ст. 382 ГК РФ

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. – Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику – физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарий к Ст. 382 ГК РФ

Переход права (требования) к новому кредитору, перевод долга иному лицу называются переменой лиц (лица) в обязательстве.

Замена кредитора в обязательстве известна как уступка права (права требования). Передача права требования также квалифицируется как цессия, тогда кредитор, уступающий право, является цедентом, а лицо, приобретающее право требования (новый кредитор), – цессионарием.

При изменении субъектов сохраняется тот же вид обязательства, но между другими лицами, тогда как при замене одного обязательства другим между теми же самыми субъектами прежний вид обязательственных связей исчезает, а новый появляется. Поэтому в первом случае речь должна идти об изменении и только во втором – о прекращении обязательства.

Другой комментарий к Ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Состав участников гражданского правоотношения может меняться в связи с правопреемством, под которым понимается переход прав и обязанностей от одного лица – правопредшественника к другому лицу – правопреемнику.

Различают универсальное правопреемство, когда к правопреемнику переходят все права и обязанности, и частное (сингулярное) правопреемство, когда от одного лица к другому переходят не все, а какое-либо одно или группа прав (обязанностей). Разновидностями частного правопреемства являются уступка требования и перевод долга.

В результате уступки требования отдельные права переходят от одного лица к другому, заменяющему его в правоотношении. В большинстве случаев уступка требования осуществляется в результате заключения особого договора (цессии). Однако, как отмечено в п. 1 комментируемой статьи 382 ГК РФ, права и обязанности могут переходить от одного лица к другому в порядке уступки требования также по основаниям, предусмотренным законом. В частности, такие случаи предусмотрены в ст. 297 ГК.

Уступка требования может быть как возмездной, так и безвозмездной. В последнем случае она может рассматриваться как разновидность договора дарения. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 15 июня 1999 г. N 1134/99 (Вестник ВАС РФ. 1999. N 8) отмечено, что для квалификации уступки требования как дарения достаточно отсутствия в договоре дарения условия о каком-либо встречном предоставлении.

Уступка требования широко применяется в факторинговых операциях (см. гл. 43 ГК РФ). Однако следует отметить, что отношения факторинга (т.е. финансирования под уступку денежного требования) имеют более сложный характер, чем договор цессии, поскольку помимо выплаты определенных денежных сумм в обмен на уступаемое требование возникают отношения, связанные с предоставлением дополнительных финансовых услуг. Такими услугами могут быть бухгалтерская обработка и контроль за счетами, относящимися к переданные требованиям, страхование риска неплатежа, консультационные, маркетинговые услуги и т.д. Если же дополнительные услуги не предоставляются, но договор факторинга совпадает с договором уступки требования, который вправе заключить любые субъекты гражданского права, специальной лицензии для этого не требуется.

Согласно п. 1 ст. 382 правила об уступке требования не применяются к регрессным требованиям (о регрессных требованиях см. комментарий к ст. ст. 325, 379).

Действующее законодательство не исключает возможности частичной уступки права. Например, кредитор может передать другому лицу право взыскать неустойку, сохранив за собой право взыскать сумму основного долга.

2. По общему правилу согласия должника на уступку требования не требуется, однако должник должен быть письменно уведомлен о переходе прав кредитора к новому лицу. Эта норма имеет диспозитивный характер, и законом или договором может быть предусмотрено иное. Так, например, согласие должника необходимо получить в тех случаях, когда личность кредитора имеет для него существенное значение (см. комментарий к статье 388 ГК РФ).

Стороны гражданско-правового договора имеют право оговорить, что передача прав требования по возникшему между ними обязательству не допускается. Однако в некоторых случаях закон это запрещает. Так, в соответствии со ст. 828 ГК договор об уступке клиентом финансовому агенту денежного требования признается действительным даже в том случае, если в ранее заключенном договоре между клиентом и его должником было предусмотрено условие о запрете или ограничении цессии.

3. В п. 3 говорится о последствиях неуведомления в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. К числу возможных неблагоприятных последствий относятся, например, привлечение первоначального кредитора (цедента) к гражданско-правовой ответственности в связи с неисполнением обязанностей, вытекающих из договора цессии, перед новым кредитором (цессионарием); несение расходов, связанных с обязанностью цедента, уже не заинтересованного в получении исполнения от должника, принять это исполнение как надлежащее; в ряде случаев – невозможность привлечь должника к ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства.

Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

СТ 382 ГК РФ

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. – Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику – физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарий к Ст. 382 Гражданского кодекса РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает основные требования к порядку передачи кредитором своих прав другому лицу. Сторонами договора уступки требования являются цедент (первоначальный кредитор) и цессионарий (новый кредитор).

Переход прав кредитора другому лицу может быть осуществлен по двум основаниям:

– на основании сделки;

– на основании закона.

Рассмотрим эти основания.

Переход прав кредитора другому лицу на основании сделки. В указанном случае цедент заключает договор цессии (уступки права (требования)) с цессионарием. При этом цессионарий становится новым кредитором.

Пример. Поставщик за плату передает коллекторскому агентству право требовать с получателя денежные средства за поставленную продукцию.

Договор цессии подчиняется общим правилам о гражданско-правовых договорах. Существенным условием такого договора является условие о предмете. Кроме того, в договоре цессии необходимо конкретизировать вид требования, право на которое уступается, обязательство, право по которому возникло. Уступка требования может быть произведена как на возмездной, так и безвозмездной основе.

Но существуют некоторые ограничения на передачу прав кредитора к другому лицу. Например, ограничения предусмотрены ст. ст. 383, 388 ГК РФ.

Переход прав кредитора другому лицу на основании закона. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

– в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

– по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

– вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

– при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

– в других случаях, предусмотренных законом.

2. Пунктом 2 комментируемой статьи 382 Гражданского кодекса РФ установлено, что для перехода к другому лицу прав кредитора согласия должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, данная норма является отсылочной к тем случаям, для которых необходимо согласие должника для перехода к другому лицу прав кредитора.

Так, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2012 по делу N А75-8728/2011 судом разъяснено, что по общему правилу согласия должника на совершение первоначальным кредитором сделки по уступке своих прав (требований) к должнику другому лицу не требуется. Достаточно отправить должнику письменное уведомление об этом в целях избежания риска возможного исполнения должником своих обязательств непосредственно первоначальному, а не новому кредитору.

Итак, согласие должника на уступку права требования другому кредитору может потребоваться в следующих случаях:

– если это предусмотрено договором между кредитором и должником;

– в случаях, специально предусмотренных законами.

Уступка требования другому кредитору, совершенная в нарушение прямого запрета в тексте договора, может быть признана недействительной по иску должника. Однако это возможно лишь в том случае, если будет доказано, что другая сторона сделки по уступке знала или должна была знать об указанном запрете. Кроме того, наличие в договоре запрета на уступку требования не препятствует продаже таких прав в порядке исполнительного производства и по законодательству о несостоятельности (банкротстве).

Читать еще:  Может ли индивидуальный предприниматель получить налоговый вычет

В силу п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В силу ст. 121 КТМ РФ при перевозке груза по чартеру фрахтователь вправе лишь с согласия перевозчика уступать свои права по договору морской перевозки груза третьим лицам. При этом фрахтователь, а также третье лицо, которому он уступил свои права, несет перед перевозчиком солидарную ответственность за неисполнение договора морской перевозки груза.

Согласно положению, содержащемуся в ч. 2 ст. 5 ФЗ от 21.07.2005 N 115-ФЗ “О концессионных соглашениях”, перемена лиц по концессионному соглашению путем уступки требования или перевода долга допускается с согласия концедента.

В силу ч. 2 ст. 21 ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества. Согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. Продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных данным Законом, если это не запрещено уставом общества.

3. Пунктом 3 комментируемой статьи 382 ГК РФ на кредитора возложена обязанность письменно уведомить должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Законом четко не установлено, кто из кредиторов должен уведомить должника: новый или старый кредитор. Однако данное условие может быть предусмотрено как договором между первоначальным кредитором и должником, так и договором уступки требования. Следует учитывать, что именно новый кредитор несет риск неблагоприятных для него последствий, вызванных неотправкой уведомления. Следовательно, при отсутствии указания в договоре о том, кто должен отправить уведомление должнику, именно новому кредитору нужно позаботиться о том, чтобы исполнение по обязательству было произведено ему.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении” (см. п. 10) указано, что, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное.

Отметим, что обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. По общему правилу первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику – физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Исключения из этого правила могут составлять случаи, предусмотренные законами о ценных бумагах.

5. Судебная практика:

– Постановление Пленума ВС РФ от 21.01.2016 N 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела” (см. п. 9);

– “Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015)” (утв. Президиумом ВС РФ 25.11.2015) (см. п. 1 раздела I “Разрешение споров, возникающих из договорных отношений”);

– Постановление Пленума ВС РФ от 29.01.2015 N 2 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (см. п. 26);

– информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 “Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров” (см. п. 16);

– информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 “Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации”;

– Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.08.2016 N Ф07-5186/2016 по делу N А56-33171/2015 (о включении в третью очередь реестра требований кредиторов должника (заемщика) основанного на договоре цессии требования компании в размере основного долга и неустойки по договорам займа);

– Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.07.2016 N Ф05-10546/2016 по делу N А41-73048/15 (о признании недействительным сообщения регистрирующего органа и обязании произвести регистрацию договора цессии (уступки права требования));

– Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.07.2016 N Ф02-3744/2016 по делу N А19-16670/2015 (определением участник процесса заменен правопреемником в связи с уступкой права требования);

– Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 18.07.2016 N Ф03-3247/2016 по делу N А51-13992/2007 (определением удовлетворено ходатайство о процессуальном правопреемстве, поскольку истцом уступлено право требования по договору уступки права требования, который соответствует установленным требованиям);

– Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.07.2016 N Ф06-10696/2016 по делу N А12-53487/2015 (о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (право требования перешло к истцу по договору цессии));

– Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.06.2016 N Ф04-1168/2016 по делу N А27-17207/2015 (о признании недействительным договора уступки права требования, применении последствий недействительности сделки).

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

Ст 382 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. – Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику – физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарий к статье 382 ГК РФ:

1. Глава посвящена одному из важнейших аспектов жизни обязательства – перемене его субъектов. Русское дореволюционное право не содержало общего урегулирования уступки права и перевода долга (за исключением некоторых частных случаев), что порождало доктринальные споры о возможности осуществления таких действий. Большинство цивилистов, а также существовавшая практика склонялись к допустимости уступки требования и перевода долга, исходя из отсутствия прямого запрещения таких действий.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. содержал пять статей, регулировавших уступку требований и перевод долга. В несколько расширенном виде эти положения были перенесены в ГК РСФСР. В условиях планового хозяйства не было заинтересованности в возможности широкого использования замены лиц в обязательстве. Связанность большинства участников хозяйственного оборота планом, сложная процедура его изменения сводили изменения в субъектном составе обязательств к минимуму. Переход к рыночным отношениям, напротив, побуждает участников таких отношений к большей гибкости при исполнении обязательства, что приводит к увеличению мобильности перехода требований от одного лица к другому.

Новеллы, включенные в гл. 24 ГК, вобрали в себя решения и формулировки, выработанные практикой в процессе ликвидации пробелов законодательства, а также отразили потребности нынешней экономической ситуации.

Абзац 1 п. 1 комментируемой статьи предусматривает основные правила и требования к передаче кредитором своих прав другому лицу. В статье установлены два основания перехода прав кредитора: сделка и закон. При уступке требования по сделке первоначальный кредитор заключает договор с лицом, которому он уступает свое требование и которое становится новым кредитором в уже существующем обязательстве. Это право кредитора ограничено определенными условиями, поименованными в абз. 2 п. 1 данной статьи, а также в ст. ст. 383, 388 ГК. Условия перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона указаны в ст. 387 ГК.

Наряду с термином “уступка требования” в законодательстве и доктрине используется термин “цессия” (от лат. “cessio”), заимствованный из римского права (например, в ст. 146 ГК “Передача прав по ценной бумаге”). В этом случае первоначальный кредитор именуется цедентом, а новый – цессионарием.

Ныне в связи с развитием рынка ценных бумаг особое значение приобретает уступка требований по ценной бумаге. В комментариях к ГК РСФСР, изданных в 1970 г. и 1982 г., отражены различные оценки юридической природы такого вида уступки требований. В первом из них передача требований путем индоссамента на ордерной ценной бумаге вообще не рассматривается как уступка требований (см. Комментарий к ГК РСФСР, к ст. 216, с. 324). Второй комментарий квалифицирует передачу прав по векселю и чеку на основе передаточных надписей как особую разновидность уступки требования (см. Комментарий к ГК РСФСР, к ст. 211, с. 259).

Вопрос соотношения цессии и передачи требований путем индоссамента – сложный и важный с практической точки зрения, так как различная квалификация приводит к неодинаковым правовым последствиям. Их основное различие заключается в том, что индоссант в отличие от цедента “несет ответственность не только за существование права, но и за его осуществление” (п. 3 ст. 146 ГК), т.е. отвечает за исполнение должником своего обязательства. На наш взгляд, это обстоятельство вносит особый элемент во взаимоотношения индоссанта, индоссата и должника, который позволяет отграничить передачу прав путем индоссамента от гражданско-правовой цессии. Таким образом, передача прав по ордерной ценной бумаге не тождественна уступке требования (см. коммент. к п. 3 ст. 389). Что касается именных ценных бумаг, то их передача определена законодательством как цессия (п. 2 ст. 146 ГК) и полностью подпадает под регулирование гл. 24.

В отношении передачи прав по ценной бумаге на предъявителя необходимо отметить, что, хотя закон не дает правовой квалификации такой передачи (п. 1 ст. 146 ГК), представляется, что к ней применимы положения гл. 24 ГК.

Читать еще:  Что относится к региональным налогам

Более подробно вопросы уступки требований по ценным бумагам должны быть урегулированы специальным законодательством. В этом случае положения ГК о ценных бумагах, включая цессию, будут применяться лишь в случаях, не урегулированных специальным законодательством. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с п. 2 ст. 3 ГК нормы гражданского права, содержащиеся в других законах (в данном случае – о ценных бумагах), должны соответствовать ГК.

Примером уступки требования по закону могут служить положения транспортных уставов и кодексов о передаче права предъявления претензии, а также иска перевозчику грузоотправителем и грузополучателем друг другу или иным лицам, указанным в законе, или путем оформления договора поручения или доверенности. Такая передача, например, оформляется переуступочной надписью на транспортном документе (ст. 404 КТМ).

При регрессных требованиях уступка требования не допускается. Это означает, что кредитор по регрессному обязательству (возникающему, например, при множественности должников в обязательстве и исполнении одним из них этого обязательства – п. 2 ст. 325 ГК – или при исполнении обязательства третьим лицом – п. 1 ст. 313 ГК) не вправе передавать свои права другому лицу.

В последнее время достаточно активно обсуждается вопрос о возможности передачи прав, вытекающих из арбитражного соглашения, одновременно с передачей иных прав по договору или без таковой. Эта проблема одинаково важна и для теоретиков, и для практиков. В комментарии к ГК при анализе ст. 384 подчеркнуто, что этот вопрос остается не до конца выясненным. С.Н. Лебедев, анализируя решение от 09.07.1984 ВТАК по спору В/О “Союзнефтеэкспорт” и бермудской фирмы “Джок Ойл”, в частности вопрос о состоявшейся или несостоявшейся уступке объединением “Союзнефтеэкспорт” своих прав требования по контракту, приводит следующую цитату из решения: “.арбитражное соглашение вообще не может быть предметом цессии. Будучи автономным процессуальным договором, он требует самостоятельного согласия цессионария на подчинение той юрисдикции, которая была избрана сторонами в договоре.” . Утверждение, высказанное в арбитражном решении, оценивается С.Н. Лебедевым как неоднозначное. Такой подход, по его мнению, давал бы возможность кредитору отступать от условий арбитражного соглашения при передаче прав требований по договору третьему лицу и передаче споров в государственные суды, исключение чего и является основной целью заключения арбитражного соглашения.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации – КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1995. С. 379.
См.: Лебедев С.Н. Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон. М., 1998. С. 77.

Такая аргументация представляется, с одной стороны, вполне обоснованной, однако, с другой стороны, эта позиция входит в определенное противоречие с признанной практикой, доктриной и законодательством концепцией автономности арбитражного соглашения. Эта концепция неминуемо приводит к выводу о том, что арбитражное соглашение, будучи автономным условием договора, не следует судьбе договора, в который оно включено.

Проблема цессии арбитражного соглашения рассматривалась в недавнем деле в ВАС РФ (Постановление от 17.06.1997 N 1533/97 ). Бельгийская фирма заключила с российской фирмой договор уступки права иска, требования и долга, по которому первая передала второй право требования с волгоградского общества возврата ссуды, предоставленной ему бельгийской фирмой. Во исполнение условий договора цессии цессионарий предъявил иск к волгоградскому обществу в Арбитражный суд Волгоградской области. Иск был оставлен без рассмотрения в силу п. 2 ст. 87 АПК. В апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. Рассматривая протест, Президиум ВАС РФ при оценке вопроса цессии права иска, требования и долга установил, что предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору, и что к новому кредитору переходит условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора. Поскольку в договор между бельгийской фирмой и волгоградским обществом о предоставлении последнему ссуды было включено арбитражное соглашение о рассмотрении возможных споров в Арбитражном институте при Торговой палате г. Стокгольма в соответствии с регламентом этого Института, то, по мнению арбитража, новый кредитор также связан условиями этого арбитражного соглашения и не может передавать спор на рассмотрение государственных судов.

Приведенное решение свидетельствует об изменении российской правоприменительной практики в отношении возможности цессии арбитражного соглашения, хотя с теоретической точки зрения многие вопросы остаются нерешенными. Если исходить из того, что одним из основных требований, предъявляемых к арбитражному соглашению, является согласие сторон на передачу возникшего или могущего возникнуть между ними спора (ст. 7 Закона о международном коммерческом арбитраже), то при цессии это требование не выполняется.

2. Пункт 2 комментируемой статьи – одна из новелл, четко формулирующая положение о том, что при уступке требования не требуется согласия должника. И практика, и доктрина уже давно вывели эту формулу путем толкования статей, регулировавших уступку требований в ГК РСФСР.

——————————–
См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 79; Советское гражданское право / Под ред. В.П. Грибанова и С.М. Корнеева. М., 1979. С. 451.

Закон также устанавливает, что стороны в своем соглашении могут сделать согласие должника необходимым условием цессии (п. 2 комментируемой статьи).

3. Часть 3 комментируемой статьи почти дословно повторяет ст. 213 ГК РСФСР. В старой формулировке не уточнялось, кто должен уведомить должника о состоявшейся уступке – цедент или цессионарий. Часть 3 комментируемой статьи тоже не содержит прямого ответа на этот вопрос, но включенная в нее новелла о том, что новый кредитор несет риск неблагоприятных последствий в случае неуведомления должника, дает основание считать, что именно он, являясь заинтересованным лицом, должен уведомить должника. Ясность в этом вопросе важна как для сторон цессии, так и для должника. Если цедент будет полагать, что уведомить должника должен цессионарий, а последний будет считать, что это – обязанность цедента, может случиться, что должник так и не узнает о цессии и исполнит свои обязательства первоначальному кредитору. Это потребует дополнительных действий от участников цессии по возможному возмещению возникших в связи с этим расходов. Поэтому наиболее целесообразным было бы четкое урегулирование таких отношений в самом договоре об уступке требования.

Исполнение обязательства должником первоначальному кредитору до получения уведомления считается надлежащим исполнением и прекращает обязательство.

В двусторонних договорах, где каждая сторона является одновременно кредитором по одному обязательству и должником по другому, уступка требования неминуемо связана с одновременным переводом долга (ст. 391 ГК).

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу (действующая редакция)

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. – Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику – физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 382 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает основные требования к порядку передачи кредитором своих прав другому лицу. Сторонами договора уступки требования являются цедент (первоначальный кредитор) и цессионарий (новый кредитор).

Переход прав кредитора другому лицу может быть осуществлен по двум основаниям:

– на основании сделки;

– на основании закона.

Рассмотрим эти основания.

Переход прав кредитора другому лицу на основании сделки. В указанном случае цедент заключает договор цессии (уступки права (требования)) с цессионарием. При этом цессионарий становится новым кредитором.

Пример. Поставщик за плату передает коллекторскому агентству право требовать с получателя денежные средства за поставленную продукцию.

Договор цессии подчиняется общим правилам о гражданско-правовых договорах. Существенным условием такого договора является условие о предмете. Кроме того, в договоре цессии необходимо конкретизировать вид требования, право на которое уступается, обязательство, право по которому возникло. Уступка требования может быть произведена как на возмездной, так и на безвозмездной основе.

Но существуют некоторые ограничения на передачу прав кредитора к другому лицу. Например, ограничения предусмотрены ст. ст. 383, 388 ГК РФ.

Переход прав кредитора другому лицу на основании закона. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

– в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

– по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

– вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

– при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

– в других случаях, предусмотренных законом.

Отметим, что из п. 1 комментируемой статьи с 01.07.2014 исключено положение о том, что правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

2. Пунктом 2 комментируемой статьи установлено, что для перехода к другому лицу прав кредитора согласия должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, данная норма является отсылочной к тем случаям, для которых необходимо согласие должника для перехода к другому лицу прав кредитора.

Читать еще:  Ст 127 ТК РФ с комментариями

Так, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2012 по делу N А75-8728/2011 судом разъяснено, что по общему правилу исходя из комментируемой нами нормы согласия должника на совершение первоначальным кредитором сделки по уступке своих прав (требований) к должнику, другому лицу не требуется. Достаточно отправить должнику письменное уведомление об этом в целях избежания риска возможного исполнения должником своих обязательств непосредственно первоначальному, а не новому кредитору.

Итак, согласие должника на уступку права требования другому кредитору может потребоваться в следующих случаях:

– если это предусмотрено договором между кредитором и должником;

– в случаях, специально предусмотренных законами.

С 01.07.2014 в п. 2 комментируемой статьи введено новое положение, согласно которому уступка требования другому кредитору, совершенная в нарушение прямого запрета в тексте договора, может быть признана недействительной по иску должника. Однако это будет возможно лишь в том случае, если будет доказано, что другая сторона сделки по уступке знала или должна была знать об указанном запрете. Кроме того, в п. 2 комментируемой статьи появилось еще одно положение, согласно которому наличие в договоре запрета на уступку требования не препятствует продаже таких прав в порядке исполнительного производства и по законодательству о несостоятельности (банкротстве).

Пунктами 2 – 5 ст. 388 ГК РФ предусмотрен ряд случаев, когда требуется согласие должника на уступку требования.

В силу ст. 965 ГК РФ если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, то к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

Ограничения по уступке права требования предусмотрены и другими федеральными законами.

Например, в силу ст. 121 КТМ РФ при перевозке груза по чартеру фрахтователь вправе лишь с согласия перевозчика уступать свои права по договору морской перевозки груза третьим лицам. При этом фрахтователь, а также третье лицо, которому он уступил свои права, несет перед перевозчиком солидарную ответственность за неисполнение договора морской перевозки груза.

Согласно положению, содержащемуся в ч. 2 ст. 5 ФЗ от 21.07.2005 N 115-ФЗ “О концессионных соглашениях”, перемена лиц по концессионному соглашению путем уступки требования или перевода долга допускается с согласия концедента и с момента ввода в эксплуатацию объекта концессионного соглашения. Концессионер не вправе передавать в залог свои права по концессионному соглашению. В случае перемены лиц по концессионному соглашению не допускается внесение изменений в условия концессионного соглашения, определяющие технические характеристики объекта концессионного соглашения.

В силу ст. 21 ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” не допускается уступка преимущественных прав участников общества на покупку доли или части доли в уставном капитале общества.

3. Пунктом 3 комментируемой статьи на кредитора возложена обязанность письменно уведомить должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Законом четко не установлено, кто из кредиторов должен уведомить должника: новый или старый кредитор. Однако данное условие может быть предусмотрено как договором между первоначальным кредитором и должником, так и договором уступки требования. Следует учитывать, что именно новый кредитор несет риск неблагоприятных для него последствий, вызванных неотправкой уведомления. Следовательно, при отсутствии указания в договоре о том, кто должен отправить уведомление должнику, именно новому кредитору нужно позаботиться о том, чтобы исполнение по обязательству было произведено ему.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 указано, что если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное.

Отметим, что с 01.07.2014 обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. С 01.07.2014 действует новая норма, посвященная возмещению расходов должников – физических лиц, вызванных переходом прав, если уступка совершена без согласия должника. По общему правилу обязанность по возмещению указанных расходов солидарно возлагается на первоначального и нового кредитора. Исключения из этого правила могут составлять случаи, предусмотренные законами о ценных бумагах.

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 года. – Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику – физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Комментарии к ст. 382 ГК РФ

1. В данной главе ГК в отличие от гл. 18 ГК 1964 г., регулирующей только уступку требования и перевод долга, предусмотрены и случаи правопреемства на основании закона или при наличии определенных обстоятельств, указанных в законе (ст. 387 ГК). Так как многие правила уступки права требования неприменимы к правопреемству по закону (например, ст. ст. 389, 390 ГК), нужно различать уступку требования по соглашению сторон и замену кредитора в обязательстве на основании закона или судебного решения.

2. Уступкой права требования или цессией называют соглашение о замене прежнего кредитора, который выбывает из обязательства, на другого субъекта, к которому переходят все права прежнего кредитора. Кредитора, уступившего свое требование к должнику, называют цедентом. Лицо, которое получило право требования, – цессионарием.

3. Основанием уступки права требования является договор между первоначальным и новым кредитором, т.е. цедентом и цессионарием, который может основываться на дарении, возмездном отчуждении права. В порядке цессии может переуступаться и часть требования к должнику.

Для уступки права требования кредитор должен этим требованием обладать. По конкретному делу, рассмотренному в порядке надзора Президиумом ВАС РФ, было установлено, что отделение Екатеринбургского банка переуступило обществу с ограниченной ответственностью права требования по кредитному договору. Однако эти же требования раньше были переданы “Средуралбанку”. Поскольку кредитор на момент передачи обществу этими требованиями не обладал, сделка об уступке требования является ничтожной в силу ст. 168 ГК (Вестник ВАС РФ. 1997. N 5. С. 97 – 98).

4. Передачу прав по цессии нужно отличать от создания кредитором определенных прав в пользу третьих лиц (например, по договору страхования) и случаев, когда кредитор поручает принять исполнение от должника в обязательстве третьему лицу. В таких ситуациях кредитор сохраняет права и обязанности и остается стороной в обязательстве, тогда как при уступке требования он выбывает из обязательства и на его место заступает новое лицо.

5. Часть 2 п. 1 устанавливает, что норма о переходе прав кредитора не применяется к регрессным требованиям, т.е. таким, при которых должник становится кредитором. Регрессное требование предполагает наличие трех сторон и не менее двух правоотношений. Одна сторона, в силу обязательства перед другой, выплачивает ей деньги или передает другое имущество и теперь вправе требовать от третьей стороны возмещения уплаченного. От замены кредитора при цессии регрессное требование отличается тем, что происходит не только замена кредитора, но и возникает новое обязательство с самостоятельными требованиями.

6. В настоящее время уступки требований широко используются в практике коммерческих банков, коммерческих организаций при обороте ценных бумаг. Передача прав по ценной бумаге имеет особенности, которые установлены в ст. 146 ГК (см. коммент.) в ряде специальных нормативных актов. Значительное развитие получили различные формы финансирования предпринимательской деятельности, основанные на уступке требований. Такие операции, как правило, осуществляются банками и другими финансовыми организациями. Предметом договора финансирования под уступку денежного требования являются права требования по различным договорам – купли-продажи, выполнения работ, оказания услуг (договор факторинга), – которые регулируются специальными правилами (см. гл. 43 ГК). В современных условиях неплатежей в российской экономике такие сделки противозаконны, если они противоречат Указу Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1212 “О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения” (СЗ РФ. 1996. N 35. Ст. 4144).

7. Согласно п. 2 для перехода прав кредитора к другому лицу согласия должника не требуется. Предполагается, что ему безразлично, кому произвести исполнение. Однако договором или законом может быть обусловлена необходимость предварительного получения согласия должника, но не в отношении уступки денежного требования финансовому агенту на основании ст. 828 ГК. Нарушение условия договора о запрете цессии не освобождает первоначального кредитора от ответственности, предусмотренной договором, в случае переуступки денежного требования.

8. Пункт 3 не устанавливает обязанности конкретных участников цессии уведомить должника об уступке требования. Там определены только возможные негативные последствия. Должник вправе исполнить обязательство прежнему кредитору и не несет ответственности перед цессионарием. Поскольку новый кредитор заинтересован в исполнении обязательства ему, письменно уведомить должника, по-видимому, должен именно он.

9. В двусторонних обязательствах при перемене кредитора происходит одновременно и перевод долга. В таких случаях нужно соблюдать нормы закона, относящиеся как к уступке права требования, так и к переводу долга (ст. 391 ГК).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector