Почему упразднили высший арбитражный суд ""

Почему упразднили высший арбитражный суд

В России ликвидировали Высший арбитражный суд

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В среду приступил к работе объединённый Верховный суд России, к которому присоединили Высший арбитражный суд. Независимые юристы очень недовольны ликвидацией ВАС: организацию работы в судах по хозяйственным спорам в России они называют гораздо более современной, чем стиль судов общей юрисдикции.

Проект изменений в конституции, предусматривающий ликвидацию Высшего арбитражного суда и его присоединение к Верховному суду в виде коллегии по экономическим делам, был внесён в парламент администрацией президента в октябре 2013 года и стал неприятной неожиданностью для независимых от государства юристов.

Представители власти объясняли эту инициативу необходимостью унифицировать судебную практику, их оппоненты подозревают, что Кремль захотел укрепить контроль над судебной властью. Система арбитражных судов, по словам адвокатов, гораздо более независимо, чем суды общей юрисдикции, ведёт себя в спорах с участием государства; к тому же арбитражные суды намного более продвинуты технически.

“В ряде случаев суды обладают пересекающейся компетенцией – одновременно могут рассматривать очень похожие гражданские дела. Вместе с тем в целом ряде случаев позиции по одним и тем же правовым ситуациям могут различаться [. ] будет выстроен единый центр правоприменения, будет унификация судебной практики двух различных ветвей судебной власти”, – говорил во время обсуждения проекта в Госдуме глава думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин.

Некоторые последствия упразднения ВАС, по мнению сообщества юристов

  1. Прекращение развития правосудия по экономическим спорам, повышения его открытости, с одновременным повышением коррупционных рисков
  2. Усиление судебной бюрократии и снижение качества правосудия по экономическим спорам
  3. Снижение доверия бизнеса, в том числе действующих и потенциальных иностранных инвесторов, к новой судебной системе
  4. Усиление бегства участников споров в зарубежные суды и иностранные арбитражные центры

“Предполагается, что это позволит нам выработать единые подходы в правоприменительной практике, в настоящее время арбитражные и суды общей юрисдикции обладают по целому кругу вопросов пересекающейся компетенцией и приходят к достаточно неодинаковым выводам”, – пересказывал ровно тот же аргумент представитель президента в Госдуме Гарри Минх.

Единственное объяснение

Объединения юристов призывали власти отозвать проект упразднения ВАС.

“В последнее семь лет именно Высший арбитражный Суд и система государственных арбитражных судов – это эффективно работающий механизм, пользующийся доверием участников экономических споров, отличающийся высоким уровнем прозрачности своей деятельности и подлинной независимостью от иных органов власти”, – говорилось в “Обращении представителей юридического бизнеса”.

Юристы писали, что упразднение ВАС может понизить качество правосудия по экономическим вопросам и повысить уровень коррупции.

Понятно, что вопрос не в коррупции, её не станет ни меньше, ни больше – уж во всяком случае не в связи с ликвидацией ВАС, это точно – а вот то, что профессионализма поубавится в работе арбитражных судов – это, наверное, да Вадим Прохоров
адвокат

Работающий в арбитражных судах адвокат Юрий Корчуганов из адвокатского бюро MGAP говорит, что новых аргументов, кроме тезиса о необходимости унифицировать судебную практику, практикующие юристы от власти за эти десять месяцев так и не услышали.

“Я думаю, что отражу точку зрения большинства практикующих юристов, если скажу, что власть пыталась максимально централизовать рассмотрение споров в высшей судебной инстанции. Плюс, возможно, тут был некий элемент борьбы с позицией бывшего руководителя Высшего арбитражного суда Антона Иванова, который активно продвигал теорию так называемого “эволюционирующего прецедента” – пытался по аналогии с высшеими судебными инстанциями зарубежных стран сделать из высшей арбитражной инстанции орган не только для рассмотрения конкретных споров, но и для мощной выработки единообразной практики”, – сказал Корчуганов bbcrussian.com.

Адвокат Вадим Прохоров тоже говорит, что никаких “внятных” юридических аргументов в пользу ликвидации ВАС он от власти не слышал.

“Ну, квазиаргумент – это единообразная практика применения Гражданского кодекса, но это совершенно не работающий аргумент, потому что для этого достаточно совместного постановления пленумов “верхушки” и “вышки” – Верховного суда и Высшего арбитражного суда”, – сказал Прохоров Русской службе Би-би-си.

Больше управляемости

“Понятно, что нужно было добиться ещё большей управляемости, а за одним председателем легче уследить, чем за двумя”, – полагает адвокат и оппозиционер Прохоров.

Пока власти объединили лишь высшие судебные инстанции, сама же система отдельных арбитражных судов остаётся и потому скорых и ощутимых перемен в повседневной практике юристы не ожидают.

“Хотя разговоры активно ведутся, даже среди судейского корпуса, что не за горами принятие единого процессуального кодекса, где сольются не только высшие инстанции, но и две судебных системы”, – говорит Юрий Корчуганов.

“Теперь вся эта структура замыкается на единый высший судебный орган – ну, на первый взгляд особой беды нет, но, в общем-то это выхолащивает особую специфику хозяйственных споров”, – считает Вадим Прохоров.

Некоторые представители власти говорили и о том, что реформа не увеличит, как опасаются юристы, а вовсе сократит предпосылки для коррупции. Прохоров возражает, что Высший арбитражный суд – это вовсе не главный рассадник коррупции в судебной системе.

“Понятно, что вопрос не в коррупции, её не станет ни меньше, ни больше – уж во всяком случае не в связи с ликвидацией ВАС, это точно – а вот то, что профессионализма поубавится в работе арбитражных судов – это, наверное, да”, – предполагает адвокат.

Членов нового, расширенного состава Верховного суда России отбирают заново через специальные квалификационную коллегию по отбору кандидатов на должности судей и экзаменационную комиссию.

При этом работу в среду ВС начал в неполном составе: пока комиссии успел пройти 91 судья, а всего мест в составе ВС – 170. Впрочем, по закону Верховный суд может работать и при таком недоборе.

7 августа пройдёт первый пленум обновлённого Верховного суда.

Упразднение ВАС РФ: не забудем, не простим

Не собирался писать, но вот уж вечер, а про ВАСю ни слова.

Неужели не помянем добрым словом?

И не пора ли нам зафиксировать прибыли/убытки за прошедшую пятилетку?

Из выгод ничего не вижу (как и ожидалось). Лучше жить не стали.

Из потерь, навскидку:

Деградация системы арбитражных судов до уровня курятников СОЮ: судьи запуганы, суды не судят, а штампуют. Праздник окружного непослушания и разгул региональной законности.

Дискредитация института верховной судебной власти: передачи на пересмотр в коллегию весьма сомнительных дел по указанию зампреда Верховного суда.

Полное замораживание развития электронного судопроизводства. С ВАСей мы бы сейчас тома дел в суд уже не таскали )).

Кулуарная подготовка проектов постановлений Пленума. Проекты рассылаются узкому кругу “под большим секретом”. Разъяснения подаются как сакральное дарованное знание, а не как результат совместного поиска сбалансированного решения.

Прямо противоположные решения СКАД и СКЭС по одним и тем же вопросам, хотя упразднение ВАС РФ обосновывалось необходимостью единообразить судебную практику.

Наступление на права и свободы человека и гражданина. При чем тут это? – спросите вы. А при том, что когда суд ликвидируют за независимость, дальше лучше точно не будет. Именно с разгона ВАС РФ началось открытое попрание законности. Так что сегодняшнее вызывающе циничное безобразие московских властей – продолжение все той же истории. Прочертив мысленно продолжение этого пути, можно представить, что нас ждет еще через пять лет, если будем принимать это как норму.

Когда год назад из официального разъяснения ФНС выяснилось, что адвокат – это компромат в глазах налогового инспектора, вызвавшего налогоплательщика на допрос, потому что “честному человеку адвокат не нужен”, как говорили в советские времена, среди юристов нашлись желающие это оправдать. А многие привычно отмахнулись – какие пустяки! Зато сейчас встречаются высказывания, что это все слухи и домыслы.

Когда в начале июня на рассмотрение Пленума Верховного суда “вбросили” предложение фактически отменить срок давности по налоговым преступлениям, в нашем кругу, коллеги, зазвучали рациональные объяснения и попытки умалить значение происходящего – мол, “на самом деле, дело совсем в другом”.

Можно продолжать и продолжать скорбный список общественных потерь, но повторять то, о чем писал ровно три года назад, не вижу смысла – с тех пор лучше не стало.

Читать еще:  Добросовестный налогоплательщик это

PS. Немного из истории. Рассказ польской еврейки пани Евы. Ей было 7 лет, когда ее чудом спасла мать, протиснув в щель между досками товарного вагона за 500 метров на подъезде к Треблинки.

– Неужели вы не понимали, что происходит? Почему не сопротивлялись? Как так получилось, что люди покорно шли на убой?

– Я думаю, большинство понимало, что нас ждет, но не могло и не хотело в это поверить до самого конца. Такова человеческая природа – мы хватаемся за надежду: “А вдруг обойдется? Они же люди. За что – я же не дал никакого повода меня наказывать?”

Ведь немцы не стали сразу убивать всех подряд – нет, что вы! Сначала они установили законы. Законы – это уклад повседневной жизни. Это как раз то, что призвано не допускать кровопролития.

У нас были законы для немцев, для поляков, для евреев. Законы появляются каждый день, ничего страшного в этом нет. Не станете же вы браться за оружие и называть кровавым палачом чиновника, который всего лишь обозначил заведения, куда отныне можно заходить только немцам. Вы просто принимаете новые правила к сведению и продолжаете жить обычной жизнью, уверенные в том, что все будет хорошо, если их не нарушать. Да и законы же эти были введены не все сразу. Сначала ограничили деньги – мы отдали деньги. Затем закрыли для проживания несколько районов – они называли это “карантин”. Само гетто появилось только через год, и за выход из него поначалу даже не наказывали. Потом только стали сажать в тюрьму. Убивать начали еще только через год. И сначала только тех, кто действительно серьезно нарушал правила. Тех, кто соблюдал, по-прежнему не били.

Люди до последнего надеялись, что если будут законопослушными, будут делать, что им говорят, то их не тронут. Даже когда нам приказали садиться в эти вагоны, умом мы понимали – не я, конечно, взрослые, – но не могли это принять, надеялись.

Вот и получается, что одни не понимают, как дети, а другие понимают, но на что-то надеются, чего-то покорно ждут.

Высший арбитражный суд будет упразднен

Госдума одобрила в первом чтении законопроект об объединении ВС и ВАС.

13.11.2013 | Сейчас.ру | Андрей Гэу

За принятие законопроекта проголосовал 351 депутат, против – 95. Последние опасаются, что объединение судов может привести к упразднению всей арбитражной системы.

Согласно проекту закона о поправке к Конституции РФ «О Верховном Суде и прокуратуре РФ», внесенным в Госдуму президентом, ВС и ВАС должны быть реорганизованы в единый орган под названием Верховный суд РФ. Таким образом в стране будет создан единый высший орган по административным, гражданским и уголовным делам, а также по решению экономических споров. В Госдуме уверяют, что все нынешние судьи ВС и ВАС смогут получить работу в объединенном Верховном суде.

Наш комментарий:

Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для бизнес-издания Сейчас.ру:

Александр Латыев, руководитель практики Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С:

В старые недобрые времена такие инициативы иначе, как вредительством бы не назвали.

Несмотря на то, что реформа декларируется только, как слияние Высшего Арбитражного и Верховного судов, де-факто из текста проекта следует, что именно ВАС ликвидируется, а до момента создания обновленного Верховного Суда полномочия ВАСа будет осуществлять нынешний Верховный суд. Таким образом налицо ликвидация одного из немногих действительно эффективно действующих органов государственной власти. ВАС, при всех его недостатках, на сегодняшний день является судом в подлинном смысле этого слова, активно развивающим право, устанавливающим высокие (даже выше, чем во многих западных странах) стандарты транспарентности и рассмотрения дел. Именно активная роль ВАС позволила системе арбитражных судов в настоящее время стать фактически единственной частью российской судебной системы, действительно осуществляющей правосудие. В этих условиях ликвидация ВАС является ничем иным, как борьбой с правосудием самим по себе.

Мотивы же, заявляемые в обоснование реформы, абсолютно неубедительны. В сущности, единственным мотивом является стремление устранить расхождения в практике между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Однако, во-первых, на самом деле количество и значимость таких расхождений очень преувеличены, во-вторых, даже там, где они имеются, они могут быть устранены гораздо менее радикальным способом, чем лечение головной боли отрубанием головы, наконец, в-третьих, наличие таких расхождения само по себе является подлинным локомотивом развития права – когда участники оборота имеют возможность сравнить последствия применения тех и иных подходов на практике, а значит, реально, а не умозрительно, оценить эффективность различных вариантов решения той или иной правовой проблемы.

Еще более возмутительна та форма, в которой реформа проводится: законопроект подготовлен поспешно и – в худших традициях современного российского законотворчества – совершенно небрежно: огромное количество существенных изменений в большое количество законов, которые неизбежно потянет за собой такая реформа, даже не написано. Появление таких сырых законопроектов неудивительно, поскольку, похоже что, единственным мотивом деятельности авторов проекта было стремление как можно скорее реализовать пожелание Президента Путина о создании единого суда: ни широкого обсуждения как самой концепции, ни законопроектов в профессиональной среде даже не предполагается. Вчерашнее обсуждение законопроекта в Государственной Думе продемонстрировало даже откровенное пренебрежение авторами проекта и думским большинством мнения этого самого сообщества, причем как практикующих юристов, так и самих судей.

В итоге мы имеем реальную перспективу уничтожения одного из немногих действительно современных и эффективно работающих институтов современного российского государства, который постепенно и тяжело строился, без предложения чего бы то ни было подобного взамен и с распространением тех намного менее «продвинутых» стандартов правосудия, которые существуют в судах общей юрисдикции, на рассмотрение экономических споров.

В этих условиях представлять Россию, как хоть сколько-нибудь привлекательное место для инвестиций и развития бизнеса, будет еще сложнее.

В послужном списке нынешней Государственной Думы за неполные два года ее существования уже имеется изрядное число откровенно вредительских законов. Этот имеет все шансы занять среди них почетнейшее место, уничтожив и робкие зачатки правосудия, и существенно подорвав экономическую стабильность в стране.

Александр Соловьев, юрист, Коллегия адвокатов «Юков и Партнеры»:

Для судебный системы страны проект закона №352924-6, безусловно, является эпохальным актом. Я думаю, ни у кого нет никаких иллюзий, все понимают, что законопроект, внесенный Президентом РФ, будет принят в самое ближайшее время. Колоссальная важность и значимость изменений в условиях российской политической системы, как правило, влечет лишь увеличение скорости принятия законопроектов и отсутствие существенных поправок на стадии законодательного процесса.

На данный момент главная проблема заключается в неопределенности, никто не знает, к чему приведет объединение высших судов. Любая неопределенность увеличивает риски, что, конечно, негативно сказывается на инвестиционном климате страны в целом. Из текста законопроекта, равно как и из пояснительной записки к проекту, невозможно понять, какова будет организационная структура нового Верховного Суда и каким образом будет формироваться его состав. Более того, нет уверенности в том, будут ли вообще сохранены арбитражные суды, которые на данный момент являются самыми прогрессивными и открытыми в российской судебной системе.

В любом случае упразднение ВАС РФ не может не сказаться отрицательно на системе арбитражных судов, учитывая что именно ВАС РФ формирует наиболее важные для судебной практики правовые позиции и обеспечивает единообразие применения норм.

ВАС категорически не согласен с судебной реформой

Высший арбитражный суд (ВАС) в своем официальном отзыве раскритиковал проект создания единого Верховного суда (ВС), который предполагает изменение Конституции. В отзыве (есть в распоряжении “Ъ”) говорится, что предложенный вариант реформы приведет к “упразднению не только ВАС”, но и всей системы арбитража. Президентский законопроект будет рассмотрен сегодня Думой в первом чтении, а на подготовку поправок к нему будет отведено четыре дня.

Отзывы на законопроект с поправками к Конституции “О Верховном суде и прокуратуре” и переходными положениями к ним (см. “Ъ” от 8 октября) направили в Госдуму правительство, ВС и ВАС. У правительства претензий к проекту не оказалось. В отзыве ВС за подписью первого зампреда суда Петра Серкова есть лишь одно замечание — к необходимости при формировании “первоначального состава” объединенного суда проходить квалификационный экзамен (п. 8 ст. 2 проекта). Как отметил господин Серков, “буквальное толкование” нормы “позволяет прийти к выводу”, что экзамен предусматривается и для действующих судей ВС и ВАС, хотя по п. 5 ст. 5 закона “О статусе судей в РФ” экзамен на должность судьи “сдают граждане, которые не являются судьями”.

Читать еще:  Как вернуть украденные деньги

Почему объединение двух высших судов назвали разрушительным

Гораздо жестче оказалась позиция ВАС, изложенная на 14 страницах. Как пояснили вчера “Ъ” в ВАС, “отзыв подготовлен в результате совместной работы профильных управлений аппарата и судей Высшего арбитражного суда”. Подписал его для направления в Думу председатель ВАС Антон Иванов.

В отзыве критике подвергается как текст, так и порядок проведения реформы. “Все изменения судебной системы РФ должны носить комплексный характер, корректировка законодательства должна осуществляться единовременно”,— подчеркивают в ВАС.

Президентский проект содержит перечень из 28 законов, в которые лишь в будущем потребуется вносить поправки. Это, считают в ВАС, “порождает неопределенность по многим вопросам”.

Например, без специально оговоренного срока вступления закона в силу процедура упразднения ВАС и “передачи вопросов осуществления правосудия, отнесенных к его ведению, в юрисдикцию ВС” начнется с момента его опубликования. “Очевидно, что сделать это без изменения законодательства невозможно”,— говорится в отзыве.

Проект не дает ответа и на вопросы о том, как с момента его принятия будет проходить пересмотр судебных актов арбитражных судов и что будет с разъяснениями, которые ВАС формировал на протяжении 20 лет для достижения единообразия правоприменения в сфере предпринимательства, подчеркивается в отзыве. “Законопроект не устанавливает порядок определения даты начала работы вновь образованного ВС, а шестимесячный срок для упразднения ВАС явно недостаточен”,— отмечают в суде. В отзыве подчеркивается и необходимость упразднения действующего ВС ради образования нового, “в противном случае будут нарушены принципы равенства судов”.

Высший арбитражный суд понес первые потери

Экзамен для нового состава ВС, на который указал и ВС, как считают в ВАС, “не согласуется с конституционным принципом несменяемости судей”. Обращают в ВАС внимание и на то, что упразднение суда не является основанием для прекращения полномочий судьи и лишь отказ от новой судебной должности может стать поводом для прекращения полномочий (п. 1 и 2 ст. 14 закона “О статусе судей”). Это, как и гарантии госслужащим аппарата ВАС, которые будут уволены после его ликвидации, должно быть зафиксировано в проекте.

Отдельно оговаривается, что упразднение ВАС также означает ликвидацию сформированного в 2010 году Дисциплинарного судебного присутствия, которое рассматривает дела по жалобам на решения квалификационных коллегий о досрочном прекращении полномочий судей за дисциплинарные проступки. Этот механизм, отмечают в ВАС, позволил “усилить гарантии независимости и несменяемости судей”, поскольку вывел вопросы досрочного прекращения полномочий судей как общей юрисдикции, так и арбитража из полномочий одного только ВС. В итоге это “приведет к снижению достигнутого уровня гарантий независимости всех судей”.

Блок замечаний у ВАС есть к поправкам к самому тексту Конституции. Больше всего ВАС опасается “дестабилизации” гражданских правовых отношений в связи с исключением из Основного закона упоминаний об арбитражно-процессуальном законодательстве (п. “о” ст. 71) и арбитражных судах (ст. 127), которое “означает упразднение не только ВАС”, но и всей системы арбитража. Чтобы ликвидировать пробел, необходимо дополнить ст. 126 Основного закона, в которой описаны полномочия ВС, упоминанием, что ВС является высшим органом по делам, подсудным судам не только общей юрисдикции, но и “арбитражным судам и специализированным судам”.

“Негативный вывод” о возможной ликвидации арбитражных судов ВАС делает из финансовой составляющей реформы. В отзыве отмечается, что сейчас ВАС осуществляет финансирование деятельности всей системы арбитражных судов. В то время как ВС обеспечивается аппаратом этого суда, а суды общей юрисдикции — судебным департаментом при ВС. В случае упразднения ВАС полномочия главного распорядителя бюджетных средств должны перейти к ВС, но соответствующие поправки к закону “О судебном департаменте при ВС” не предполагаются.

Как судейское сообщество готовят к реформе

“Замечания, указанные в отзыве ВАС, обоснованны и требуют устранения,— подтверждает судья Конституционного суда (КС) в отставке Анатолий Кононов.— Законопроект вызывает массу вопросов, и, возможно, их даже больше, чем поставил ВАС. Даже если формально претензии будут в итоге устранены, сама идея объединения судов не улучшит судебную систему и текущую судебную практику”.

Сегодня Госдума рассмотрит проект в первом чтении. По регламенту палата должна заслушать доклад инициатора по каждой поправке, содоклад представителя комитета по конституционному законодательству, полпредов президента и правительства в Госдуме, а также “экспертов и иных лиц”, приглашенных для обсуждения (вчера “Ъ” заявили в Госдуме, что приглашать экспертов не собирались). Если к проекту прилагается экспертиза Общественной палаты, то на заседании может выступить и ее представитель. Но к вчерашнему дню таких заключений в профильный комитет не поступило. Совет Госдумы, согласно проекту его решения, собирался направить законопроект и на отзыв в КС. В аппарате КС “Ъ” сообщили, что специальной просьбы об отзыве из Госдумы не поступало, а оценка законопроектов противоречит закону о КС.

Поправки ко второму чтению, как говорят в думском комитете по конституционному законодательству, планируется принимать до пятницы, чтобы обсудить их на заседании комитета уже 18 ноября. Его глава Владимир Плигин готовить свои поправки не планирует. Вчера он подтвердил “Ъ”, что поправки, которые будут касаться самой Конституции, как сообщал “Ъ” 6 ноября, ко второму чтению смогут внести только субъекты, которые по ст. 134 Основного закона могут инициировать ее пересмотр (Совет федерации, Госдума, правительство, заксобрания субъектов РФ, одна пятая членов Совета федерации или группа из 90 депутатов). Коммунисты могут обжаловать это требование. На нарушение регламента в связи со спешкой при продвижении поправок обратил внимание член комитета по конституционному законодательству Дмитрий Гудков (“Справедливая Россия”) — по его словам, комитет должен был рассматривать законопроект об изменении Конституции в присутствии полпредов президента и правительства.

Как Сергей Нарышкин начал сливать Верховный суд и ВАС

В конце июня спикер Госдумы Сергей Нарышкин поручил комитету нижней палаты парламента по конституционному законодательству и госстроительству (возглавляет единоросс Владимир Плигин) создать рабочую группу, которая займется проработкой вопроса об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов. Он сам возглавит эту группу. С предложением объединить Верховный суд РФ и Высший арбитражный суд РФ 21 июня на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума выступил президент России Владимир Путин «в целях обеспечения единых подходов к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций, а также споров с органами государственной власти и органами местного самоуправления». Читайте подробнее

Чем опасно упразднение арбитражных судов в России

На уровне Верховного суда и Совета судей РФ рассматривается возможность объединения системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции (СОЮ). 24-26 мая Совет судей РФ на своем пленарном заседании будет рассматривать проект итогового постановления IX Всероссийского съезда судей (состоится в ноябре-декабре 2016 года), куда может быть включено соответствующее предложение. Это следует из письма председателя Совета судей Дмитрия Краснова зампреду Верховного суда Петру Серкову.

Предприниматели и юридическое сообщество консолидировано высказываются против этой идеи. Её реализация потребует серьезных бюджетных затрат, а также несет серьезные политические риски и грозит ухудшить инвестиционный климат в стране. Но главное – не слышно разумных аргументов за объединение.

Торговое правосудие

Нынешняя система арбитражных судов существует в России с 1991 года, хотя практика отдельного рассмотрения торговых споров появилась в нашей стране гораздо раньше. До 1917 года коммерческие суды, учрежденные Николаем I в девяти крупных торговых городах империи, рассматривали торговые и вексельные дела, а также дела о торговой несостоятельности. В Советском Союзе существовал Государственный арбитраж, призванный укреплять плановую и договорную дисциплину и рассматривавший возникавшие споры между государственными предприятиями. В 1991 году его сменила нынешняя система во главе с Высшим арбитражным судом (ВАС).

В июне 2013 года, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, президент Владимир Путин предложил объединить ВАС и Верховный суд (ВС). По его словам, это следовало сделать с целью «обеспечения единых подходов к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций, а также споров с органами государственной власти и органами местного самоуправления». Так, в 2014 году Верховный суд стал высшим судом по рассмотрению и экономических споров. Однако система арбитражных судов как отдельная ветвь судебной власти была сохранена — просто подчинена ВС.

Читать еще:  Непрерывный стаж после увольнения по собственному желанию

С самого начала реформы судьи и эксперты высказывались о необходимости сохранения арбитражей как самостоятельной части судебной системы.

В октябре 2013 года президент Владимир Путин на форуме «Россия зовет», отвечая на вопрос, заявил, что «полное слияние судов общей юрисдикции и арбитражных судов» не планируется, поскольку «полностью одну систему вливать в другую нецелесообразно». Позднее, в апреле 2014 года, уже советник президента РФ по правовым вопросам, один из авторов Конституции РФ Вениамин Яковлев отмечал, что систему арбитражных судов нужно сохранить.

Тем не менее слухи о том, что системы все-таки могут объединить, появились уже через несколько месяцев после слияния ВС и ВАС: в прессе публиковались сообщения, что такой проект закона готовится в Верховном суде и администрации президента. Юридическое и предпринимательское сообщество тогда успокоил лично глава администрации президента Сергей Иванов. Выступая на семинаре-совещании судей в феврале 2015 года, он заявил, что дальнейшего объединения судов не будет. «Проводить новую крупную и дорогостоящую реформу, устраивать ломку, особенно в нынешних непростых условиях, нет смысла», — сказал он, добавив, что «обе системы доказали свою жизнеспособность».

В России могут упразднить систему арбитражных судов

Несмотря на это, тема вновь оказалась в повестке: сегодня вопрос слияния арбитражей и СОЮ обсуждается на уровне руководителей Совета судей РФ и Верховного суда.

Источники в юридической среде называют лоббистом объединения двух ветвей руководителя ВС Вячеслава Лебедева (публично он, впрочем, не делал однозначных заявлений по этому поводу). На съезде судей, который состоится в конце года, большинство делегатов будут представлять суды общей юрисдикции (численность судей «общих» судов превышает количество «арбитражников» в несколько раз). Поэтому высока вероятность того, что съезду удастся принять резолюцию, поддерживающую слияние двух систем, независимо от точки зрения специалистов по экономическому правосудию.

Слияние или поглощение?

Что в этом плохого? Некоторые европейские государства имеют единую судебную систему — например, в Англии, Голландии, Швеции и Испании нет отдельных торговых судов (в то же время во Франции, Австрии, Германии и Италии они существуют).

Но специфика сложившейся в России судебной системы такова, что, скорее всего, слияние СОЮ и арбитражных судов понизит уровень рассмотрения коммерческих споров, а значит — ударит по предпринимателям и инвесторам, которые в последние годы и без того не горят желанием вкладывать средства в российскую экономику.

Вряд ли такое объединение будет равноправным союзом — скорее всего, речь пойдет о поглощении арбитражей судами общей юрисдикции. Ведь система СОЮ значительно больше: в стране около 30 тысяч общих судей и примерно 4 тысяч «арбитражников». В 2014 году присоединение ВАС к ВС прошло, несмотря на успокаивающие заверения руководства ВС, по пути поглощения арбитража Верховным судом.

Сегодня система арбитражных судов в целом работает лучше, чем система судов общей юрисдикции. Опрошенные Znak.com юристы отмечают, что арбитражные суды ушли в своем развитии дальше судов общей юрисдикции буквально во всем — от юридических подходов до системы документооборота и публикации судебных актов. Любой, сталкивавшийся с необходимостью изучить материалы дела в арбитражных судах и СОЮ знает, что в первых материалы заседаний можно без проблем получить в несколько кликов, а во вторых вовремя опубликованный материал судебного решения — редкое исключение.

Проблемы судов общей юрисдикции в России хорошо известны: высокая загруженность, низкая квалификация судей, недостаточная обеспеченность материальными ресурсами, длительные сроки рассмотрения дел, зависимость судебных решений от позиции органов исполнительной власти. Самые уродливые проявления этих недостатков получили название «басманного правосудия». И это не штамп оппозиционной прессы. Согласно проведенному в 2015 году опросу ВЦИОМ, 28% граждан оценивали деятельность судов отрицательно, 26% — положительно (44% затруднились с ответом). И хотя в целом система СОЮ постепенно совершенствуется, их слияние с арбитражными судами неизбежно приведет к значительным задержкам в рассмотрении «экономических» дел, к потере наработанной практики их рассмотрения.

Придется менять Конституцию

Есть и политические риски проведения реформы. Объединение систем потребует новых изменений в Конституции, что можно рассматривать как чрезвычайные правовые меры. Понятно, что любое вмешательство в систему законодательства на таком уровне должно иметь очень веские причины. Проблема в том, что на сегодня сколько-нибудь логичное и аргументированное обоснование проведения реформы отсутствует — по крайней мере, оно не приводилось публично. Возможно, именно поэтому и ведется подготовка к объявлению о единодушном желании судейского сообщества провести реформу — это придало бы ей какой-то смысл.

Все это вызывает очевидные подозрения, что требующая конституционных изменений реформа задумана исходя из интересов отдельных лиц или групп влияния и не имеет объективных причин.

Это не говоря о том, что проведение за столь короткий период второй судебной реформы поставит под угрозу стабильность политической системы в целом, а фактическое упразднение системы арбитражных судов может резко усилить негативное политическое влияние на предпринимательскую деятельность.

В регионах сформировалось устойчивое мнение, что арбитражные суды в основном менее зависимы от органов исполнительной власти, чем суды общие. Это связано, в том числе, с используемым в арбитражах принципом экстерриториальности апелляционной и кассационной инстанций. Скажем, бизнесмены из Екатеринбурга, оспаривая решения регионального арбитража, вынуждены ехать в Пермь: приходится тратить время и деньги на дорогу (300 км), зато есть надежда, что руководство суда и состав судей не находятся под влиянием региональной элиты.

Особая система права

Юристы отмечают, что арбитражное судопроизводство связано с особой системой права. В основе работы судов общей юрисдикции лежит принцип доступности правосудия, а арбитражи руководствуются иными процессуальными принципами – «правовой определенности», «стабильности судебного акта», «оперативности правосудия». В том числе поэтому смешивать подходы СОЮ и арбитражей было бы неверно. А такое смешение неизбежно произойдет, учитывая, что в объединенной системе будет единая кадровая база, то есть рано или поздно коммерческие споры придется рассматривать и судьям, не обладающим должной компетенцией.

Наконец, важны и организационные моменты. Реформа потребует траты бюджетных средств, будет сопряжена с передачей имущества арбитражных судов (в том числе, недвижимости), вызовет кадровую перетряску, объединение систем документооборота. И хорошо бы, если бы СОЮ в результате этой реформы «подтянулись» до арбитражей по уровню прозрачности и технической оснащенности. Но есть большие подозрения, что случится наоборот.

Адвокат Вадим Клювгант вспоминает, что в свое время судам общей юрисдикции выделили приличные средства на создание системы аудиозаписей судебных заседаний. Но сегодня найти аудиозапись того или иного заседания практически невозможно, зато теперь СОЮ собираются осваивать деньги уже на систему видеозаписи. Юрист Андрей Корельский отмечает, что после присоединения ВАС к ВС, дисциплина ведения электронного документооборота в отдельных арбитражных судах уже упала. Это может быть первым признаком деградации системы.

Не унификация, а специализация

Значит ли это, что судебная система должна всегда оставаться в неизменном виде? Вовсе нет, но многие эксперты считают, что правильнее было бы двигаться не в сторону упрощения и унификации судопроизводства, а наоборот — по пути специализации. И «профильная» система экономического правосудия – шаг в правильном направлении.

Одно из подтверждений того, что экономическое правосудие развивалось в правильном направлении, — высокие позиции России в рейтинге Doing business. Находясь по итогам 2015 года на 51-ой позиции в «общем зачете», Российская Федерация замыкает первую пятерку в разделе «Обеспечение исполнения контрактов» – именно этот раздел указывает на эффективность работы национальной системы экономического судопроизводства.

На этом фоне более разумным, по мнению экспертов, было бы формирование судов, занимающихся трудовыми, семейными, административными делами. Специализация судей, как правило, ведет к повышению качества принимаемых решений, ускоряет судопроизводство. Для более эффективной работы государства необходим сильный профессиональный суд, вызывающий доверие жителей страны. Ведь чем хуже работают суды, чем меньше граждан доверяет легальным судебным процедурам, тем больше будут искать правду другими способами — например, у теневых структур, оппозиционных политиков и через уличные протестные акции.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector