Налоговая выгода это ""

Налоговая выгода это

Необоснованная налоговая выгода

О поправках в Налоговый кодекс, касающихся необоснованной налоговой выгоды, читайте в отдельном материале.

Налоговое законодательство РФ исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика. Это означает, что организация или физлицо считаются невиновным в совершении налогового правонарушения, пока иное не доказано в установленном законом порядке (п. 6 ст. 108 НК РФ). С понятием добросовестности налогоплательщиков тесно связаны термин «налоговая выгода», а в противовес ей – понятие необоснованной налоговой выгоды. О необоснованной налоговой выгоде, понятии, признаках и последствиях получения ее расскажем в нашей консультации.

О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды

Действующее налоговое законодательство не содержит понятий налоговой выгоды или необоснованной налоговой выгоды.

Можно обратиться к Постановлению Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (п. 1), где дается следующее определение налоговой выгоды. Это уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности:

  • уменьшения налоговой базы;
  • получения налогового вычета;
  • получения налоговой льготы;
  • применения более низкой налоговой ставки;
  • получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

При этом сам факт получения налоговой выгоды сам по себе еще не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика. Ведь именно исходя из презумпции добросовестности налогоплательщика его действия, направленные на получение налоговой выгоды, априори являются экономически оправданными.

В то же время вывести понятие необоснованной налоговой выгоды из Постановления № 53 можно на основе сделанных судом умозаключений. Поэтому для необоснованной налоговой выгоды понятие может быть сведено к следующему. Необоснованной налоговой выгодой считается налоговая выгода, которая получена налогоплательщиком необоснованно, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Также налоговая выгода может признана необоснованной, если она получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 является ключевым с точки зрения определения сути необоснованной налоговой выгоды. И Письма ФНС по необоснованной налоговой выгоде в 2017 и в более ранние периоды содержат отсылки на позицию ВАС РФ (Письма ФНС от 29.03.2017 № СД-4-3/5744@ , от 23.12.2016 № СА-4-7/24825@ , от 24.12.2012 № СА-4-7/22020@ , от 24.05.2011 № СА-4-9/8250 ).

Вопросы выявления обстоятельств необоснованной налоговой выгоды поднимаются также в Письмах ФНС от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@, от 31.10.2013 № СА-4-9/19592, от 24.05.2011 № СА-4-9/8250.

Получение необоснованной налоговой выгоды 2017

По необоснованной налоговой выгоде судебная практика 2016-2017 подтверждает, что признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды возможно, к примеру, в следующих случаях:

  • налогоплательщик не мог реально произвести конкретные операции с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • у налогоплательщика отсутствуют необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, хотя для данного вида деятельности требуется также совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, отраженном в бухгалтерском учете;
  • деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Так, например, Постановлением АС МО от 15.05.2017 № Ф05-5962/2017 по делу № А40-74889/2016 подтверждено получение организацией необоснованной налоговой выгоды по операциям с контрагентом в связи с невозможностью осуществления последним реальной хозяйственной деятельности (отсутствие по месту нахождения, отсутствие основных средств, производственных активов, транспортных средств, складских помещений). Аналогично, в частности, Постановлением АС СЗО от 07.07.2016 № Ф07-4996/2016 по делу № А13-3338/2014 получение необоснованной налоговой выгоды было доказано в связи с тем, что не была подтверждена реальность хозяйственных операций с контрагентами (товарные накладные и счета-фактуры составлены ранее регистрации поставщика в качестве юридического лица).

Последствия получения необоснованной налоговой выгоды

В том случае, когда суд приходит к выводу о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, объем прав и обязанностей налогоплательщика будет определяться исходя из подлинного экономического содержания соответствующих операций. Следовательно, налоговую выгоду необходимо будет скорректировать и при необходимости доплатить соответствующие налоги, пени и штрафы.

Необоснованная налоговая выгода: что это такое и какие риски несет

Ст. 54.1 НК РФ, вступившая в силу 19 августа 2017 года, вводит дополнительные условия реализации прав налогоплательщиков, разъясняя вопросы законной и незаконной оптимизации налогов. В ней появились новые термины и определения, которые несут для бизнеса как очевидные плюсы, так и серьезные минусы и расширяют понятие необоснованной налоговой выгоды.

Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды были определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53. В документе уточняется, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности в результате пяти действий:

  1. уменьшения налоговой базы,
  2. получения налогового вычета,
  3. получения налоговой льготы,
  4. применения более низкой налоговой ставки,
  5. получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Но в ряде случаев налоговая выгода может быть признана необоснованной. К ним относятся случаи, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 уточняется, что налоговая выгода не может считаться обоснованной, если она получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, есть целый ряд обстоятельств, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде:

  • налогоплательщик не может реально осуществлять указанные операции, потому что для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг у него нет экономически необходимых условий: времени, места нахождения имущества, объема материальных ресурсов;
  • у налогоплательщика нет условий для достижения результатов экономической деятельности из-за отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, но для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном в документах бухгалтерского учета.

В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 напоминает судам об обстоятельствах, которые сами по себе не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, но в совокупности могут стать негативным сигналом:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • существление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Стоит обратить внимание на то, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 содержатся три важных понятия:

  1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
  2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
  3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом)

Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация

Положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 нашли свое продолжение в новой редакции Налогового кодекса, вступившей в силу 19 августа 2017 года. В Налоговом кодексе появилась новая ст. 54.1 НК РФ (в ред. Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), которая определила пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

ФНС выпустила Письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, в котором пояснила, что введенная Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ ст. 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. То есть в ней определены:

  • конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами;
  • условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

В ст. 54.1 НК РФ есть четыре пункта, которые требуют объяснений:

Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ: Не допускается уменьшение налоговой базы (суммы налога) в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Согласно Письму ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, искажение – это умышленные действия налогоплательщика, выразившиеся в

сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, объектах налогообложения, подлежащих отражению в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика и др.

Искажение сведений можно наблюдать в следующих ситуациях:

  • создание схемы дробления бизнеса ради неправомерного применения спецрежимов;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта ее совершения);
  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • отражение в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ: При отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.1 НК РФ, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате, если основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; если обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Итак, п. 2 ст. 54.1 РК РФ содержит условия, при соблюдении которых у налогоплательщика возникает право использовать расходы и вычеты.

В Письме ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ уточняется, что основная цель сделки должна заключается не в налоговой экономии, а в конкретной разумной деловой цели. В пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ ограничивается право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее контрагентом, не указанным в первичных документах. В этом случае налоговикам придется доказывать, что налогоплательщик использовал формальный документооборот с целью незаконного учета расходов либо заявления налоговых вычетов.

Признаки формального документооборота:

  • факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым лицом;
  • факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц;
  • использование одних IP-адресов;
  • обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемого налогоплательщика;
  • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок.

Пункт 3 ст. 54.1 содержит в себе несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий к налогоплательщику. Эти критерии: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок.

Что изменилось для налогоплательщиков

В новшествах есть как плюсы, так и минусы для бизнеса.

Если говорить о плюсах, то:

  • Сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений.
  • Теперь не ошибки, а реальность сделки стали приоритетными. Ранее именно на ошибки ФНС обращала довольно пристальное внимание. Одним словом, ушел в прошлое формальный подход к выявлению необоснованной налоговой выгоды — налоговый орган должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля. Кроме того, нарушение контрагентом налогового законодательства не является самостоятельным основанием для предъявления налоговых претензий. П. 2 ст. 54.1 НК РФ не предполагает негативных последствий для налогоплательщиков за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.
  • Исполнения сделки контрагентом становится достаточно для того, чтобы налоговая выгода считалась обоснованной. При этом налогоплательщики должны быть готовы представить налоговикам доказательства реальности сделки в результате исполнения ее контрагентом. Поэтому бизнес по-прежнему должен знать, как проверить контрагента, и пользоваться необходимыми для этого инструментами, например, сервисом Контур.Фокус.
  • Вводится концепция деловой цели, а это значит, что действия налогоплательщика не ставятся под сомнения, если у него есть разумная экономическая цель помимо собственно оптимизации налогов.
Читать еще:  Аренда земельных участков это

Из минусов можно отметить следующие:

  • Появились термины с расплывчатой, как считают эксперты, формулировками, одно из которых — искажением сведений.
  • Новые нормы распространяются на страховые взносы и на плательщиков страховых взносов.
  • В ходе налоговой проверки у компании могут запросить копии договоров с посредниками.

Налоговая выгода

Под налоговой выгодой понимается снижение налоговой нагрузки на организацию (индивидуального предпринимателя) путем получения фирмой или индивидуальным предпринимателем льгот, вычетов, иных послаблений по налогам.

Налоговая выгода уменьшает размер налоговых платежей и является следствием осуществления экономически оправданных и законных действий добросовестного налогоплательщика.

Таким образом, налоговая выгода – это сокращение налоговых платежей фирмы за счет получения дополнительных вычетов и льгот, уменьшения налоговой базы, а также получения права на возврат (зачет) или возмещения уплаченных сумм из бюджета.

Отметим, что данное понятие затрагивает интересы плательщиков налога на добавленную стоимость в первую очередь.

Ведь порядок исчисления и уплаты именно этого налога, в частности правомерность применения нулевой ставки при отгрузке товаров на экспорт, право на возмещение налога из бюджета, возможность использования налогового вычета, чаще других является предметом судебных разбирательств.

Обоснованная и необоснованная налоговая выгода

Главным документом, в котором раскрывается понятие обоснованной и необоснованной налоговой выгоды, служит постановление пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, в котором указано два определения обоснованной и необоснованной налоговой выгоды.

под обоснованной налоговой выгоды понимается уменьшение налоговых платежей в результате экономически оправданных и законных действий компании, которые направлены на сокращение налогов путем применения установленных налоговым законодательством способов (применение налоговых льгот, налоговых вычетов, пониженных налоговых ставок, целесообразность затрат);

под необоснованной налоговой выгоды понимается снижение налоговых платежей с использованием не законных запрещенных способов или экономически неоправданных действий (такими обстоятельствами является нереальность осуществленных операций, подмена их содержания, неоправданность произведенных затрат, взаимоотношения с сомнительными контрагентами).

Таким образом, применяя для оптимизации законные методы, налогоплательщик получает обоснованную налоговую выгоду.

Выгода, полученная в результате неправомерного снижения налоговой нагрузки, является необоснованной.

Факты получения необоснованной налоговой выгоды

Отметим, что необоснованность налоговой выгоды устанавливается по совокупности всех обстоятельств, сопровождающих факты получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом факт получения необоснованной налоговой выгоды обязательно должен быть доказан соответствующими документами.

Например, налоговыми органами могут быть установлены факты нарушения налогового законодательства, например, такие как:

сокрытие выручки, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;

искусственное завышение затрат, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;

выплата заработной платы сотрудникам фирмы в конвертах).

Или налоговыми органами могут быть установлены, что компании были известны следующие факты:

о сомнительности контрагента (письмо ФНС России от 11.02.2010 № 3-7-07/84);

отсутствии связи осуществленных операций с реальной экономической целью деятельности (пп. 3 и 4 постановления № 53, постановление президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12093/11);

фиктивности документов, оформленных на несуществующую сделку или сделку, подменяющую собой реально осуществленную (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2010 № А28-18725/2009, Северо-Западного округа от 16.08.2013 № А81-3642/2012);

невозможности выполнения контрагентом операций, отраженных в документах (постановление ФАС Московского округа от 16.04.2010 № КА-А40/3371-10);

наличии в цепочке поставщиков фирм-однодневок (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД-4-2/13005@).

Таким образом, избежать подозрений в получении необоснованной налоговой выгоды фирмы должна проявлять осмотрительность и осторожность (п. 10 постановления № 53).

Итак, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если хозяйственные операции учтены организацией не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не были связаны с разумными экономическими причинами и иными целями делового характера.

Получается, что необоснованной признается выгода, получаемая от операций, произведенных для того, чтобы сэкономить на налогах и которую налогоплательщик не может подтвердить “разумными экономическими или иными причинами”.

В этом случае нарушителей ждет взыскание сэкономленного налога, но только уже в виде пени и штрафа.

Факторы и признаки получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды

Есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

И эти факторы будут учтены налоговыми органами при проверке налогоплательщика.

Часть из таких факторов содержится в пункте 6 постановления № 53:

маленький срок самого существования компании, то есть создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

наличие признака взаимозависимости с контрагентом при совершении сделки;

разные условия между совершаемой сделкой и обычными сделками, которые осуществляются фирмой;

привлечение посредников при осуществлении хозяйственных операций;

наличие нестандартных операций по расчетному счету компании;

наличие правонарушений в налоговой сфере.

Другие признаки недобросовестности можно посмотреть в действующей редакции приказа ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@, который содержит перечень критериев для осуществления самостоятельной оценки компаниями рисков проведения у них выездных налоговых проверок.

К таким критериям относятся:

наличие низкого уровня налоговой нагрузки и рентабельности;

отражение в налоговой декларации по налогу на прибыль убытков за счет необоснованного завышения расходов;

низкая заработная плата по сравнению со средними показателями по отрасли;

существование риска выхода за пределы ограничений, рассчитанных для возможности применения специальных режимов;

неоправданное взаимоотношение с контрагентами через цепочку промежуточных лиц;

частая смена места постановки на налоговый учет;

непредставление документов и пояснений по запросам ИФНС, нарушение сроков хранения документов;

наличие высокого налогового риска при осуществлении отдельных операций.

Есть еще группа подозрительных признаков, однако сами по себе они не опасны для налогоплательщика, но во взаимосвязи привлекут внимание налоговых органов:

неритмичный характер хозяйственных операций;

нарушение налогового законодательства в прошлые периоды;

разовый характер операции;

осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

осуществление расчетов с использованием одного банка;

осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

Отметим, что перечень подозрительных признаков не является закрытым.

На необоснованность налоговой выгоды могут указывать и другие обстоятельства.

Важно, чтобы они были подтверждены доказательствами.

Количественные показатели ряда этих критериев, на которые следует ориентироваться компании, указаны в приложениях 2–4 к приказу № ММ-3-06/333@.

Отдельно в этом документе рассмотрены показатели высокого налогового риска (п. 12 приложения 2) и описан ряд схем получения необоснованной налоговой выгоды (приложение б/н).

О высоком налоговом риске говорят такие факторы:

личный интерес руководителя фирмы в заключении договоров с определенным контрагентом;

не достоверная или неполная информация о регистрации в ЕГРЮЛ, месте нахождения контрагента, его руководящих работников;

отсутствие общедоступных сведений о деятельности контрагента (отсутствует реклама на свои услуги, нет сайта, нет информации в СМИ);

более выгодные предложения по стоимости от других компаний по такой же продукции (работам, услугам);

использование в операциях сомнительного контрагента в качестве посредника и участие посредника в операциях по покупке товара, который производится (заготавливается) физическим лицом;

особые льготные условия оплаты в договоре и отсутствие проведения работы по взысканию дебиторской задолженности по такому контрагенту;

отсутствие подтверждений реальности осуществления деятельности сомнительного контрагента (не представлена информация о наличии лицензий, трудовых ресурсов, имущества, необходимого для ведения предпринимательской деятельности);

наличие нереальных условий исполнения договора (указываются нереальные сроки и объемы выполняемых работ);

операции по выдаче беспроцентных займов, займов, не обеспеченных залогом;

операции с ценными бумагами с сомнительной ликвидностью;

неэффективность осуществленной сделки с сомнительным контрагентом при наличии высокой доли расходов по такой сделке.

Таким образом, для снижения риска проведения выездной налоговой проверки компаниям рекомендуется не осуществлять сомнительные операции и не учитывать такие операции при расчете налоговой базы.

Если компания не будет стремиться выполнять вышеприведенные критерии, то такие действия фирмы будут расценены как неосмотрительность и неосторожность организации.

Однако претензии к фирме могут быть предъявлены только в том случае, если компания знала о нарушениях, допущенных контрагентом (письма ФНС России от 24.05.2011 № СА-4-9/8250, от 17.10.2012 № АС-4-2/17710).

На ком лежит обязанность доказывать получение необоснованной налоговой выгоды

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что при совершении хозяйственных операций налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, которые допустил контрагент.

Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговый орган сможет доказать, что деятельность компании, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с получением налоговой выгоды, преимущественно с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности.

Таким образом, обязанность по доказательству получения компанией необоснованной налоговой выгоды лежит на налоговых органах.

Собранные доказательства должны основываться на фактах, установленных в ходе мероприятий налогового контроля, а также базироваться на основании полученной информации по этим фактам.

Таким образом, каждое обстоятельство получения фирмой необоснованной налоговой выгоды носит строго индивидуальный характер и должно быть подтверждено в ходе проведения налоговой проверки соответствующими доказательствами.

Выводы

С учетом вышеизложенных обстоятельств, можно сделать следующие выводы:

1) Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что компания действовала без должной осмотрительности и осторожности и фирме должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

2) Обязанность по доказательству получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды возложена на налоговые органы.

3) Необоснованной признается выгода по следующим основаниям:

Во-первых, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Во-вторых, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Здесь нужно учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для ее признания необоснованной.

В-третьих, о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

учет для целей налогообложения только хозяйственных операций, непосредственно связанных с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

Необоснованная выгода

Необоснованная выгода — опасная штука. Вам кажется, что вы заплатили налоги по-честному, а от налоговой вдруг приходит требование доплатить еще. Это бывает по разным причинам, одна из них — работа с однодневками. Был пример, когда у компании потребовали доплатить 3 млн рублей по НДС.

В законе по этому поводу всё туманно, но мы разобрались и делимся с вами. Сегодня рассказываем о рисках необоснованной выгоды из-за однодневок, а в другой раз — из-за взаимосвязанных компаний. Поехали!

Что такое налоговая выгода

Налоговая выгода — это уменьшение налогов:

  • компания работает на общей системе налогообложения и получает вычет по НДС;
  • компания работает на упрощенке «доходы минус расходы»;
  • ИП в Тульской области, которые занимаются ремонтом обуви, до 2021 года не платят налог по упрощенке. Налоговые каникулы для других регионов смотрите на сайте Минфина.
Читать еще:  Когда в России отменят транспортный налог

Налоговая делит налоговую выгоду на обоснованную и необоснованную. Обоснованная — законна, а необоснованная — нет. Как законно уменьшить налоги, прописано в Налоговом кодексе.

Налоговая подозревает в получении необоснованной налоговой выгоды фирмы-однодневки и тех, кто с ними работает. Ей кажется, что компании заключили фиктивную сделку, чтобы заплатить меньше налогов. Фиктивная сделка означает, что по бумагам сделка была, а не деле — нет.

Компания «Бюро по разработке сайтов» покупает для своих сотрудников компьютеры. По договору они в два раза дороже, чем продают другие поставщики. Компания уменьшает доход на стоимость компьютеров и платит меньше налогов.

Налоговая может заинтересоваться, почему компания купила такие дорогие компьютеры. То ли просто хотела купить помощнее, то ли договорилась с поставщиком написать в бумагах цену побольше, чтобы уменьшить налоги. Вот это уже необоснованная выгода.

163 ФЗ с поправками в Налоговый кодекс по необоснованной налоговой выгоде — на сайте «Гаранта»

Новый закон 163 ФЗ внес поправки в Налоговый кодекс РФ по необоснованной выгоде. Четкого определения понятия необоснованной выгоды в нем нет, зато есть признаки обоснованной:

  • целью сделки не было только уменьшить налоги;
  • сделку от партнера — клиента или поставщика — провел человек, у которого есть на это право.

Грубо говоря, документы подписал директор, который действует по уставу, или сотрудник, у которого есть доверенность на подпись. Если налоговая докажет необоснованную выгоду, она попросит доплатить налоги и штраф сверху. Штраф зависит от того, случайно компания недоплатила, или умышленно:

  • 20% от суммы налогов — если не доплатила по ошибке. Например, бухгалтер сделал ошибку в расчетах, поэтому компания заплатила меньше налогов;
  • 40% от суммы налогов — если недоплатила умышленно. «Бюро по разработке сайтов» из примера получит 40% штрафа, если налоговая докажет умышленную необоснованную выгоду.

Если компания недоплатила 100 000 рублей по ошибке, заплатит штраф 20 000 рублей. Всё вместе — 120 000 рублей. А если недоплатила умышленно — 140 000 рублей.

Работа с однодневками

Первыми под подозрение налоговой попадают однодневки, потому что их цель — получить деньги, быстро их вывести и не заплатить налоги. Еще они участвуют в посреднических схемах: оформляют договоры, будто что-то покупают или продают, а на деле просто выводят деньги других компаний и получают свой процент.

Но даже если компания давно на рынке и платит все налоги, она тоже может попасть под проверку.

«Бюро по разработке сайтов» работает честно, от налогов не уходит. Она купила компьютеры для своих сотрудников. Через год оказалось, что продавец компьютеров — однодневка, обналичивал деньги и не платил налоги. Возможно, во времена сделки с «Бюро» всё было в порядке, а потом новый директор стал жестко обналичивать. Это неважно, для налоговой продавец — обнальщик.

Налоговая проверяет всех, с кем продавец заключал сделки, доказывает необоснованную выгоду и требует доплатить налоги. Бюро платит налоги и штраф.

Иногда однодневки выглядят обычными фирмами, заключают договоры, подписывают акты. О них не подумаешь ничего плохого. Компании, которые работают с ними, уверены в честности, а потом тоже попадают под подозрение налоговой.

По каким признакам подозревает налоговая

У налоговой есть признаки однодневок. Раньше она видела один и начинала проверку, а теперь так нельзя. Вот список признаков, которые еще не значат, что компания — однодневка:

  • первичные документы подписывают лица, у которых нет на это полномочий. Например, счет-фактуру подписал не главбух, а кто-то другой;
  • продавец или клиент нарушает законы о налогах и сборах. Например, он получил штраф или недоплатил налоги;
  • компания могла получить такой же экономический результат с другим партнером. То есть компания могла подписать договор с другим продавцом или клиентом, но заключила с этим.

Новый 163 ФЗ говорит, что налоговая не может признать сделку ненастоящей, а выгоду необоснованной только по одному из этих признаков. Раньше, если на счетах-фактурах была подпись неизвестного сотрудника, налоговая сразу считала это подозрительным и устраивала проверку. По новому закону налоговая не может придираться к компании только из-за одной ошибки.

Судебная практика: в 2015 году налоговая потребовала у компании «Центррегионуголь» доплатить почти 4 млн налога на прибыль, 3,6 млн по НДС и еще 1,4 млн штрафов. Дескать, компания получила необоснованную налоговую выгоду. Она покупала уголь у продавца, у которого не было складов, станков и даже транспорта. Везти поставщику уголь не на чем, значит сделка фиктивная. Налоговая провела экспертизу и оказалось, что подпись директора продавца на счетах-фактурах была фальшивой.

Верховный суд отменил решение налоговой. Компания смогла доказать, что тщательно выбирала партнера, по рекомендации. У партнера нет транспорта для перевозки, уголь привозили поездами. Суд опроверг экспертизу почерка и сказал, что она была проведена неверно.

Центррегионуглю повезло выиграть суд, но это не значит, что такое же решение примут по другим дела. В законе нет четкого определения, что такое должная осмотрительность и как ее проявлять. Есть отсылки в решениях суда, письмах Минфина и налоговой. Вот с ними и будем разбираться.

Признаки необоснованной выгоды

Формулировка из нового закона «целью сделки не было уменьшить налоги» — размытая. Поэтому налоговая дала разъяснения в письме «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды». В письме налоговая говорит, как будет доказывать необоснованную выгоду и по каким признакам проверять сделки компаний. Вот какие признаки ее насторожат:

  • между компаниями не было личных контактов. Договор подписали, но не было встреч, общения по телефону и переписки по почте;
  • документы подписывал сотрудник, у которого не было на это полномочий, или сотрудник с просроченной доверенностью;
  • нет офисов, складов и торговых помещений;
  • неизвестно, как компания нашла продавца: сайта и рекламы у него нет;
  • нет информации, что компания выбирала из нескольких поставщиков и сравнивала их условия. Нашла первого и сразу стала работать с ним;
  • компания не запросила информацию о регистрации поставщика или клиента в ЕГРЮЛ или ЕГРИП и лицензиях;
  • сделка была только по бумагам. По бумагам компьютеры купили, деньги заплатили, но на рабочих местах их нет.

Чтобы доказать необоснованную выгоду, налоговая должна подтвердить, что компания и ее партнер специально сговорились уменьшить налоги. Она считает, что если сговора нет, компания будет тщательно проверять партнера, соберет на него досье, а при проверке покажет его. Это и называется должной осмотрительностью.

Дополнительные признаки

Чтобы определить однодневку, налоговая смотрит еще на такие признаки:

  • первичные документы оформлены с нарушениями;
  • регистрация по массовому адресу;
  • нет собственных торговых площадей, недвижимости, транспорта, сотрудников;
  • компания платит меньше налогов, чем в среднем по отрасли;
  • работает в убыток два года и больше;
  • вычет по НДС равен или превышает 89% от всей суммы налога за год;
  • расходы растут сильнее доходов;
  • зарплата сотрудникам ниже, чем в среднем по отрасли в регионе;
  • компания почти нарушила требования спецрежимов налогообложения. У спецрежимом есть показатели, к примеру оборот. Компании оставалось до максимального оборота меньше 5% и так два раза за год и больше. Например, компания за квартал заработала 149 990 000 рублей, а предел для упрощенной системы налогообложения — 150 млн рублей;
  • компания работает с перекупщиками и создает цепи посредников;
  • не объясняет налоговой ошибки в учете и ссылается на потерю документов;
  • дважды меняла адрес;
  • заключает договоры с отсрочками платежа, получает большие поставки товаров без предоплаты, платит векселями, вступает в рискованные сделки. Например, руководитель компании поставщика не встречается для переговоров с компанией-покупателей и нет переписки по почте;
  • рентабельность отклоняется от средней по отрасли;
  • директор компании одновременно учредитель или директор в еще нескольких компаниях. Если больше пяти, то подозрительно.

По этим признакам налоговая принимает решение о проверках компаний. Налоговая смотрит не на один признак, а на все сразу. Чем больше нестыковок и ошибок она найдет, тем больше шанс, что она начнет проверку.

Например, компания сменила юридический адрес и налоговую. Само по себе это ни о чем не говорит. Может она переехала в более комфортный офис на другом конце Москвы. А вот вместе с другими признаками — это подозрительно.

Как проверять партнеров

Чтобы не получить штраф за необоснованную выгоду, ваша задача — проверять всех, с кем заключаете сделки.

Налоговая рассказала всё — статья на Деле об открытых данных компаний

Налоговая пыталась помочь в проверке и запустила сервис «Прозрачный бизнес». Она выложила в открытый доступ данные о налогах и задолженностях компаний, доходах и расходах. Сервис проработал несколько дней, а потом налоговая его остановила и обещает запустить в следующем году со свежими данными.

Принцип проверки — собрать как можно больше информации о партнере и сохранить ее. Распечатывайте документы и складывайте в папку. Может, налоговая и не будет ничего проверять, неважно. Если будет, вы дадите папку с доказательствами. Идите по нашему списку. Мы написали, что проверить, и дали ссылки на нужные сервисы для проверки.

  • Компания зарегистрированав ЕГРЮЛ или ЕГРИП.
  • Документы подписывает генеральный директор компании или сотрудник, у которого есть действующая доверенность. Запросите у компании копию устава, это открытый документ. По нему посмотрите, кто директор и учредители компании. Если этих данных нет в уставе, запросите протокол собрания учредителей об избрании директора и реестр собственников компании. Генеральный директор действует по уставу, у остальных сотрудников, которые подписывают документы, должна быть действующая доверенность.

Все документы, которые проверяете, распечатывайте и храните. Пусть на каждую компанию у вас будет досье — так спокойнее.

Если налоговая заподозрит фиктивную сделку, вы покажете ей документы и так докажете, что проверяли своего партнера. Конечно, он мог внезапно стать мошенником или почувствовать вкус легких денег, но вы уже будете за это не в ответе.

Короче

Что важно

проверять каждого партнера;

собирать документы о проверке, чтобы в случае чего показать налоговой.

Что проверить

регистрация в налоговой;

нет задолженности по налогам;

устав и лицензии;

от суммы неуплаченных налогов — штраф для компаний, которые умышленно недоплатили налоги

Налоговая выгода — что это такое?

К 100-летию исторического события читаю роман-эпопею «Жизнь Клима Самгина» – итоговый, завершающий труд Максима Горького. В конце первой главы есть такие известные всем слова: «Да был ли мальчик-то, может, мальчика-то и не было?».

Видимо, похожий вопрос волновал судей Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, когда они в заседании 7 июня рассматривали дело АО «Спорткар-центр» об обоснованности налоговой выгоды. На самом деле, это дело о том, а получил ли налогоплательщик налоговую выгоду как таковую, или инспектору показалось да судье померещилось.

Компания «Спорткар-центр» несколько лет арендовала нежилое помещение под автосалон у собственника – индивидуального предпринимателя Карапетяна Т.Л. Затем собственник сдает помещение в долгосрочную аренду ООО «Бизнессодействие» (хотя первоначальный договор аренды ИП и Компании не расторгался), а Компания берет это помещение и еще одно, вновь построенное тем же собственником, в субаренду.

При проверке за 2011 – 2012 годы налоговая инспекция решила, что ООО «Бизнессодействие» в арендные отношения между собственником и Компанией было включено в 2008 году для имитации субарендных отношений, что повлекло для Компании увеличение размера арендной платы и, соответственно, получение ею необоснованной налоговой выгоды. Ситуация со «встраиванием прокладок» для завышения вычетов и расходов довольно типична, поэтому неудивительно, что суды трех инстанций даже не стали думать и разбираться, легко согласившись с таким выводом инспекции.

В Определении СКЭС от 15.06.2017 по этому делу указывается, что инспекция не оспаривает ни реальности исполнения договоров и пользования помещением, ни хозяйственных отношений с позиции экономической целесообразности, рациональности и эффективности (почему так, а не иначе эти отношения сложились), ни правильности применения участниками этих сделок цен для целей налогообложения. Судя по обстоятельствам, никто из участников сделок не исчез, не заплатив налоги, не пользовался спецрежимами и суперльготами.

В чем же тогда порок, где схема? – спросите вы. Этот же вопрос заинтересовал судей СКЭС. Но даже в судебном заседании, как следует из текста определения, представители инспекции не смогли пояснить, каким образом наличие субарендных отношений могло привести к негативным последствиям для бюджета при исполнении всеми участниками сделок своих налоговых обязательств. Суд отмечает в решении, что потери бюджета в рамках сложившихся арендных и субарендных отношений инспекцией не установлены и на причинение ущерба инспекция не ссылается, однако эти обстоятельства не исследовались судами и не получили должную правовую оценку.

Эту же мысль суд высказывает в решении несколько раз и немного другими словами: «Ссылаясь на то, что субарендные отношения привели к увеличению стоимости арендной платы, суды не указывают каким образом эти отношения привели к получению участниками этих отношений необоснованной налоговой выгоды. То обстоятельство, что в рамках обычной предпринимательской деятельности по субарендным отношениям стоимость субарендной платы всегда превышает стоимость арендной платы, не может рассматриваться как обстоятельство, влекущее негативные последствия для участников таких отношений», «Суды при рассмотрении дела не привели мотивированного обоснования со ссылкой на представленные в дело доказательства, в чем именно выразилась необоснованная налоговая выгода как у общества, так и у каждого из участников арендных и субарендных отношений».

В общем-то, это и есть самый ценный вывод. То, ради чего Верховному суду стоило браться за это дело. О том, что налоговые органы должны первым делом, до проверки деловой цели, осмотрительности и т.п. выяснять, а есть ли налоговая выгода = налоговая экономия = потери бюджета. Выяснить это можно, если посмотреть на систему сделок в целом.

Надо сказать, мысль эта не нова. Еще в 2010 году, давая интервью журналу «Налоговед», председатель ВАС РФ Антон Александрович Иванов, комментируя постановления Президиума ВАС РФ по делу ОАО «Нефтегазовая компания «РуссНефть» (от 28.10.2008 № 6273/08, от 10.03.2009 № 9821/08 и др.), выразился в том смысле, что если где-то убыло, то значит, где-то прибыло, и надо посмотреть, а уплачены ли налоги там, где прибыло. По его словам, в этом деле ВАС РФ открыл закон сохранения налога в группе компаний (в группе лиц). Я понимаю его таким образом: если трансфер (перемещение) прибыли и добавленной стоимости в группе лиц не приводит к снижению совокупной налоговой нагрузки, то налоговой выгоды не возникает. Ну а если возникает – обоснуйте цены, поясните деловую цель и т.п.

Рассматривая вопрос о правомерности применения налоговых вычетов в ситуации, когда сумма вычетов была предъявлена налогоплательщику взаимозависимыми лицами, непонятно для чего и почему включенными в цепочку движения товаров, ВАС РФ пришел к следующим выводам:

«Налог на добавленную стоимость является косвенным налогом, взимаемым с участников хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг).

Все участники сделок определяют объекты налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (“пункт 1 статьи 146”, “пункт 2 статьи 153” Кодекса). Они же в целях определения суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, уменьшают сумму начисленного налога на налоговые вычеты – сумму налога, уплаченного поставщикам (“статьи 171” и “172” Кодекса).

Увеличение налоговых вычетов обществом “РуссНефть” за счет участия в сделках с трейдерами само по себе не означает получения обществом необоснованной налоговой выгоды, поскольку каждый участник сделок с нефтью несет свою долю налогового бремени, исходя из стоимости реализованных товаров. Налоговыми органами и судами не оспаривается факт осуществления трейдерами всех необходимых налоговых платежей.

Иной подход к разрешению настоящего спора означал бы нарушение установленного Кодексом порядка исчисления налога на добавленную стоимость по мотиву нецелесообразности взаимоотношений хозяйствующих субъектов, что недопустимо в публичных правоотношениях».

Ценность свежего решения СКЭС в том, что оно подтверждает преемственность подходов ВАС РФ и их закономерность, а не случайность. Тем более что подготовленный ко второму чтению законопроект о налоговых злоупотреблениях этот вопрос, как и многие другие, к сожалению, обходит вниманием.

Главная «ошибка» налоговых органов и судов в том, что сначала они обвиняют налогоплательщиков в создании схемы, т.е. операций с участием нескольких лиц, а потом почему-то считают налоги у каждого отдельно, т.е. фокус зрения сначала расширяется, а потом сужается. Вот и весь секрет фокусников. Но если налоговая нагрузка в целом, в совокупности сделок, не изменилась, то нет и налоговой выгоды. Именно поэтому отклонение цен от рыночных еще не означает налоговой выгоды. Один купил дороже – другой продал дороже, один продал дешевле – другой купил дешевле. У одного доход – у другого расход. Если кто-то у независимого купил дороже или продал дешевле, чем по рынку, то это коммерческий просчет, а не схема. Экономия на налогах возникает, лишь если кто-то пользуется льготным режимом налогообложения или исчезает, не заплатив налоги.

Вещи вроде бы понятные и простые, о них мы говорим и пишем уже много лет (в журналах, а также на портале, например, здесь и здесь), но пока понимание того, что прежде чем проверять обоснованность налоговой выгоды, надо убедиться, что сама по себе выгода есть, с трудом находит дорогу в практике налоговых и судебных органов. Надеюсь, нашими общими усилиями ситуация изменится.

Также СКЭС указывает, что взаимозависимости между арендатором и субарендатором, а также наличия согласованных действий суды не установили. На самом деле, об этом надо думать даже до того, как проверять наличие налоговой выгоды. Потому что схема возможна только между взаимозависимыми лицами.

На мой взгляд, согласованность – это разновидность взаимозависимости, а не что-то иное по отношению к взаимозависимости. Зависимость в таком случае определяется не по каким-то особым признакам, характеризующим субъектов, а по их действиям, несколько странным и нетипичным, но упрямо складывающимся в определенную линию поведения, которой нет должного объяснения со стороны налогоплательщика.

Но само по себе наличие взаимозависимости участников хозяйственных операций не означает необоснованности полученной налоговой выгоды (дела «Дж. Т.И. по Маркетингу и Продажам», Боско, Сиракузы, Новый ветерок, Кровельный мир, Алтайский бекон в Президиуме ВАС РФ и просто п. 6 Постановления № 53).

СКЭС обосновывает свое решение и другими доводами, на мой взгляд, лишними. Видимо, для подстраховки или просто потому, что налогоплательщик на них указывал, т.е. четкого понимания алгоритма у судей все же нет.

«Суды не оценили доводы Компании об отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о совершении указанных операций исключительно с намерением получить экономический эффект от необоснованной налоговой выгоды». Это вопрос о наличии деловой цели. Но если нет налоговой выгоды, даже взаимозависимости нет, то зачем требовать раскрытия деловой цели?

«Ссылаясь на то, что при выборе контрагента общество не проявило должную степень осмотрительности и осторожности, представители инспекции не смогли пояснить, в чем именно выразилось отсутствие этой должной осмотрительности». Это, конечно, прикрытая привычными словами попытка Инспекции № 49 все-таки вмешаться в хозяйственные отношения: мол, надо было умудриться и заключить договор аренды с собственником – вы ж его знали, работали с ним напрямую.

Как правило, об осмотрительности говорят, когда речь идет о подставных фирмах, не платящих налоги – так называемых однодневках (по факту часто – многолетках). Кстати, и здесь налоговые органы и суды почему-то не считают нужным устанавливать и доказывать факт неуплаты налогов поставщиком. Претензии налогоплательщикам-покупателям предъявляются уже за то, что у поставщика есть признаки «однодневки» – отсутствие ресурсов и т.п. Вряд ли в таком случае есть основания презюмировать неуплату налога. Покупатель не имеет возможности доказывать, что прокладка, контролируемая реальным продавцом, свои налоги уплатила. А такие случаи встречаются. Например, неверный менеджер предприятия пускает часть прибыли в свою карманную фирму путем продажи ей товара по заниженной цене. Но чтобы не привлекать к ней внимание государства и ничем себя не выдать, фирма налоги с прибыли и добавленной стоимости платит. Хотя сотрудников у нее ровно 1 человек, ну и другие признаки фиктивности.

Итак, последовательный тест в делах о налоговой выгоде должен быть такой: в первую очередь – установление реальности операций, взаимозависимости (подконтрольности, сговора, согласованности и т.п.), фактически полученной выгоды от совершения сделок и ее размера, и лишь после этого проверка деловой цели и т.п. При таком подходе траектория многих дел будет совсем иной, чем сегодня.

Что еще хотел бы отметить? Как правило, дела о налоговой выгоде отягощены странными, подозрительными обстоятельствами, различными несостыковками, на которые указывает инспекция и на которые охотно клюют судьи, хотя как это относится к делу и какое имеет значение, не всегда понятно. Несет инспекция, как говорится, и с Дона, и с моря, пытаясь очернить налогоплательщика и создать неприглядную картину в глазах судей. Вот и в этом деле без “компромата” не обошлось, если почитать решение суда первой инстанции.

Инспекция пыталась обвинить Спорткар-центр в получении необоснованной налоговой выгоды «путем вовлечении в финансово-хозяйственные отношения ООО «Бизнессодействие», специально созданной организации, осуществляющей деятельность в исключительно замкнутой структуре взаимодействия с ИП Карапетян Т.Л. и Заявителем, с целью завышения стоимости арендной платы». Хотя кроме беспроцентного и вроде как безвозвратного займа на сумму 58 млн руб., предоставленного Компанией из чистой прибыли собственнику посредством ООО «Бизнессодействие» «для скорейшего окончания строительства» нового здания под автосалон, она отношения к этим неоднозначным фактам не имела.

Судите сами. Полученные от Компании средства перечислялись ООО «Бизнессодействие» то ли ИП Карапетяну Т.Л. по инвестиционному договору, то ли на счета организаций, имеющих признаки фирм-однодневок, то ли все сразу. Поскольку здание действительно построено (в чем можно убедиться на интернет-картах), можно предположить, что это такой российский способ финансирования строительства. «Вопросы технического характера» (видимо, по специфике здания под автоцентр) Компания решала непосредственно с ИП Карапетян Т.Л.

ООО «Бизнессодействие» выступало поручителем по кредитному договору Карапетяна Т.Л. перед Инвестсбербанком (видимо, кредит тоже получен был на строительство нового здания автосалона). Карапетян Т.Л. выступал поручителем при получении ООО «Бизнессодействие» займа у Компании.

Насколько я понял, для ООО «Бизнессодействие» сделка по аренде и субаренде была фактически единственной – вот и все ее «бизнес-содействие». И понятно кому содействие.

Суд указывает, что свидетельские показания Карапетяна Т.Л. о том, что ООО «Бизнессодействие» нашел через риэлторскую фирму и заключил с ним долгосрочный договор аренды, противоречат свидетельским показаниям Иванова С.В., согласно которым он знаком с Карапетяном Т.Л. с 2000 года и именно Карапетян Т.Л., предложил арендовать помещение, а он согласился и пересдал его в аренду Компании.

Генеральным директором ООО «Бизнессодействие» Ивановым С.В. в проверяемом периоде получена разница в стоимости арендной платы в виде дивидендов на сумму 20 млн руб. (т.е. он был, видимо, и учредителем этого ООО и получил всю маржу на руки).

Из этого набора фактов, как минимум, можно сделать вывод о взаимозависимости ИП и ООО «Бизнессодействие». И если уж говорить о «встраивании прокладки», о со стороны собственника помещений, хотя, возможно, не в налоговых, а в иных целях.

Беспроцентный заем предоставляется, как правило, своим, но одного этого косвенного признака недостаточно для признания Компании взаимозависимой. Скорее можно предположить, что для Компании предоставление займа было вынужденным и отнюдь не свидетельствовало о том, что она входила в теплый круг Карапетяна Т.Л. и Иванова С.В. Но даже если сделать вывод о взаимозависимости, это не имеет значения, т.к. налоги в сделках аренды ее участниками уплачены.

Так что намеки инспекции в сторону Компании явно натянуты, а если и надо было разбираться, то с тем, что происходило с налогами у ИП и ООО «Бизнессодействие» – возможно, здесь собака зарыта. Так что чем чаще налоговым будут отказывать в подобных ситуациях, тем быстрее они начнут искать тех, кто на самом деле получил налоговую выгоду.

Ну и в завершение об одной хорошей традиции. Все знаковые дела о налоговой выгоде – Муромский стрелочный завод 2010 года, Камский завод ЖБИ 2012 года, недавние Центррегионуголь и Сити Федеральная налоговая служба комментировала в своих письмах. Надеюсь, и на этот раз кто-то из заместителей руководителя ФНС обратит внимание налоговых органов на то, что пришла пора поменять привычные лекала на новые.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector